В ночь на 2 мая 1945-го капитулировал Берлин. Миллионы моих соотечественников мечтали об этом дне, с гранатой бросаясь под танк, замерзая в окопах, возвращаясь из забытья в госпиталях. Среди участников штурма Берлина были и отцы моих подруг-одноклассниц, и ученик моего деда. Здесь рассказ о четырех днях их жизни: с 28 апреля по 2 мая 45-го. Днях, когда они брали Берлин.

Мне посчастливилось родиться в семье военных, прошедших всю войну. Поездка в Берлин для меня тяжелое испытание. Здесь я словно оказываюсь в далеких 40-х, и ничего с этим не могу поделать. Иду по знаменитому бульвару Унтер-ден-Линден к Бранденбургским воротам – мимо уличных музыкантов, оживших скульптур и конных экипажей, тут и бравый крепыш разгуливает в форме майора Красной Армии. Заряжаюсь энергией веселой разноязыкой толпы туристов со всего мира, но знаю: ещё несколько шагов, и меня настигнут другие чувства… Перешагнув линию на асфальте, обозначающую место бывшей берлинской стены, я перешагиваю в другое измерение…

Мемориал Тиргартен

Здравствуй, солдат! Стоит бронзовый солдат на высоком пьедестале. Винтовка на плече говорит: всё, война окончена. Жестом руки он прощается с погибшими соотечественниками. Их около 2500. По обе стороны мемориала стоят два танка «Т-34» и две пушки, прошедшие битву за Берлин. На колоннах золотом высечено: «Вечная слава героям, павшим при штурме города Берлин».

Символ Берлина – Бранденбургские ворота сегодня
Символ Берлина – Бранденбургские ворота сегодня

На каждой колонне – фамилии пехотинцев, артиллеристов, танкистов, саперов, воинов всех родов войск, Героев Советского Союза – полковников, рядовых… Всего 178 имен. Вчитываюсь с щемящим сердцем: это чьи-то отцы, мужья, братья, сыновья погибли в самые последние дни войны – в конце апреля – начале мая 1945 года. Вдруг вижу: «Гилязов Х.К., гвардии рядовой, 1926 – 29.04.1945». Уж не земляк ли… Знают ли его родные, ведь у большинства павших их матери, жёны, дети здесь так и не побывали.

Победители у Рейхстага, май 1945-го
Победители у Рейхстага, май 1945-го

Раньше этот мемориал входил в советский анклав британской зоны оккупации. И до вывода группы советских войск из Германии в 1994 году покой павших солдат охранял торжественный караул Советской Армии. Вглядываюсь в фото последнего караула с болью в сердце: наши солдаты и офицеры, преклонив колено, прощаются с павшими соотечественниками. И все это – в 360 м от Рейхстага! Депутаты бундестага заседают рядом с грандиозным свидетельством поражения своей страны! Правительство ФРГ при выводе наших войск обязалось сохранить мемориалы в порядке и четко соблюдает договоренность. Немецкая принципиальность впечатляет.

Памяти павшим освободителям Берлина (Тиргартен)
Памяти павшим освободителям Берлина (Тиргартен)

Вернувшись в Уфу, на сайтах Минобороны нахожу: Гилязов Хабби Камафутдинович (Камалетдинович – обычная ошибка писаря), 1926 г.р. В райвоенкомате призыва уточняю год рождения – 1924. Родился в БАССР, Благоварском районе, д. Такчура. Призван в 1942-м. Убит 29.04.1945. Служил наводчиком зенитной установки М-17 в 64-й гвардейской танковой бригаде 1 танковой армии 1 Белорусского фронта.

Легендарная 152-мм гаубица (МЛ20) в Тиргартене
Легендарная 152-мм гаубица (МЛ20) в Тиргартене

Первичное место захоронения: Германия, город Берлин, Александерштрассе». И – потрясающе – сохранилась «Схема захоронения рядового Х. Гилязова». На рисунке – самый центр Берлина, мост через реку и рядом – одиночный памятник со звездой. «Его зарыли в шар земной». Значит, если приедет родственник в Берлин, то по схеме найдет место, где Хабби держал последний бой! Выходит, оттуда перенесли рядового Гилязова в мемориал Тиргартен.

Место памятного знака рядовому Х.К. Гилязову в Берлине (схема)
Место памятного знака рядовому Х.К. Гилязову в Берлине (схема)

Помнит ли его кто-нибудь? Есть ли родня? Звоню в поселковый совет – родня давно разьехалась, нашли дальнего родственника – отставного майора, вернувшегося на родину. Разговор с руководством школы взволновал: оказывается, до войны в Такчуре была только начальная школа, старшеклассники же ходили в школу соседнего села Старокучербаево. Выходит, Хабби – ученик моего дедушки, директора Старокучербаевской школы Галимьяна Усманова! Гвардии рядовому Хабби Гилязову из деревни Такчура, ещё недавно отвечавшему на уроках моему дедушке, пришлось пройти пол-Европы, увидеть разруху и смерть. И дойти до Берлина. Вот-вот Победа! И – домой! Но 29 апреля 1945-го жизнь 20-летнего парня оборвалась. Он не узнал – уже завтра над Рейхстагом водрузят Знамя Победы.

Оборона Берлина

Столица Третьего рейха была тщательно подготовлена к длительной обороне. Правительственные кварталы, основные вокзалы, крепкие городские строения были превращены в мощные узлы сопротивления. Подъездные пути были перекрыты баррикадами и заминированы. Улицы, площади, перекрестки, дворы находились под прицельным огнем. Разветвленная подземная телефонная связь оставляла возможность вермахту управлять войсками в самых критических ситуациях, когда наземная связь была выведена из строя.

Немецкий зенитный расчет на башне в Тиргартене
Немецкий зенитный расчет на башне в Тиргартене

Бомбоубежища, метро, подземные коммуникации позволяли осуществить быструю незаметную переброску тысяч солдат. Гитлер, укрывшийся 16 января в бункере, в саду рейхсканцелярии, приказал удерживать столицу до последнего. Берлинский гарнизон вместе с фанатичными бойцами СС, а также фольксштурма и гитлерюгенда яростно защищал город. Потери и вермахта, и Красной Армии были колоссальными.

Центральный вокзал

Гвардии старший лейтенант Иван Филиппович Чижик – командир 6 батареи 568 минометного полка 42 минометной Нарвской Краснознаменной бригады – дошел до Берлина. Вот этот город, до которого они клялись дойти, хороня убитых однополчан ещё в начале войны, на Северо-Западном фронте, прорывая блокаду Ленинграда, освобождая Белоруссию и Польшу.

Штурм Берлина, апрель 1945-го
Штурм Берлина, апрель 1945-го

Теперь он видел вывешенные берлинцами в окнах белые полотнища в знак капитуляции. Из документа: «В яростных боях на подступе к городу и при взятии Берлина батарея старшего лейтенанта Ивана Чижика огнем и колесами поддерживала наступление пехоты». 28 апреля 1945 года. Приказ: взять Центральный вокзал Берлина. А оттуда идет шквальный огонь… горько гибнуть в последние дни…

Из наградного документа к представлению Ивана орденом Красного Знамени: «Когда в районе Центрального вокзала Берлина противник оказал сильное сопротивление, открыв яростный огонь… Иван Чижик с разведчиками выдвинулся вперед пехоты и начал разведку огневых сил противника. Он обнаружил четыре станковых пулемета, два орудия прямой наводки и очаги, где засели автоматчики. Вернувшись к позициям и подготовив огни, Чижик батареей своей уничтожил три станковых пулемета, два орудия прямой наводки, деморализовал группы автоматчиков, и поддерживаемая его батареей рота без потерь овладела Центральным вокзалом, что сильно отразилось на обороне противника в целом». Через три с половиной дня войска берлинского гарнизона сдались.

Знамя Победы над Рейхстагом, 30 апреля 1945-го
Знамя Победы над Рейхстагом, 30 апреля 1945-го

Война для командира батареи Ивана Чижика закончилась. Пройдя путь от Ленинграда до столицы Третьего рейха, раненный в июле 41-го и в марте 45-го, он остался в живых и увидел Победу… за всех своих погибших товарищей. Елена Ивановна – его дочь и моя одноклассница – побывала туристом в Берлине. «Была ли ты на Центральном вокзале?» – спросила я её. «Да. Но если бы я знала, что мой отец брал этот вокзал… Знал бы отец, что я буду стоять на том самом месте…»

Крепость Шпандау

У многих из моих одноклассников отцы, а у некоторых и матери, как у меня, вернулись с фронтов Великой Отечественной и, как правило, не любили рассказывать о войне. Завоевав ценой невероятных лишений и страданий Победу, они все силы теперь отдавали строительству новой, прекрасной жизни. И неудивительно, что мы почти ничего не знали о подвигах наших отцов и матерей. Часто бывая дома у одноклассницы, близкой подруги Татьяны Гришиной, и общаясь с её папой Василием Яковлевичем, всегда бодрым, оживленно вникающим во все наши школьные дела, я и понятия не имела, что передо мной – настоящий герой. И узнала эту историю, уже будучи взрослой, случайно прочитав в солидном издании о героях Великой Отечественной войны.

Крепость Шпандау в западном Берлине
Крепость Шпандау в западном Берлине

28 апреля. Вот-вот падет Берлин. Но на северозападе города упорно обороняется цитадель Шпандау. Ее орудия обстреливают мост через реку Хафель, идущие по нему советские войска, военную технику. Необходим штурм Шпандау. Но, кроме 460 военных, в крепости около 1500 женщин и детей, укрывшихся из окрестных поселений. Чтобы избежать бессмысленной бойни, командующий 47-й армией генерал-лейтенант Ф.И. Перхорович ставит перед своим политотделом задачу: «Необходимо склонить гарнизон крепости к капитуляции без боя… неразумно губить наших людей и мирных немецких жителей из-за упрямства горстки фашистских маньяков».

Два дня, 28 и 29 апреля, офицеры политотдела через МГУ (мощную громкоговорящую установку) обращаются к офицерам и солдатам, гарантируя им жизнь, а раненым – медпомощь в случае прекращения сопротивления. Те, кто в крепости, слышат и голоса своих родных – мирные жители через громкоговорители просят их остаться живыми… Безрезультатно. Командование решает послать парламентеров, чтобы те попытались склонить гарнизон к капитуляции. Задача крайне рискованная. Так, незадолго до этого в Будапеште расстреляли нашего парламентера. Ровно в 10 часов апреля группа парламентеров в составе начальника 7 отделения политотдела майора Василия Гришина, капитана Владимира Галла, антифашиста-немца Ульмера и немецкого полковника двинулась в сторону цитадели. Понимая, что белый флаг в их руках – не гарантия. Зная, что за ними напряженно следят сотни глаз. Сотни стволов автоматов из бойниц нацелены на них. Огромные ворота забаррикадированы. Перед ними мощная молчащая крепость.

Орденоносец и миротворец, полковник запаса Василий Гришин
Орденоносец и миротворец, полковник запаса Василий Гришин

– Халло! – обращаются парламентеры неведомо к кому. И cверху, с балкона, летит веревочная лестница.

Два немецких офицера спускаются вниз, вскидывают руку в фашистском приветствии: – Комендант крепости полковник Юнг! Заместитель коменданта подполковник Кох! От имени советского командования майор Гришин предлагает гарнизону прекратить бессмысленное сопротивление и сложить оружие, гарантируя: солдатам и офицерам – право на жизнь, больным и раненым – медпомощь.

Комендант крепости и его заместитель внимательно выслушивают условия капитуляции, но сложить оружие отказываются.

Крепость Шпандау сегодня
Крепость Шпандау сегодня

– При условии гарантии жизни моим солдатам и офицерам, я бы принял ваше предложение о капитуляции. Но есть приказ фюрера: если командир объявляет приказ о капитуляции самовольно, то любой офицер имеет право расстрелять его, – отвечает комендант Юнг.

Василий Гришин принимает отчаянное решение: подняться в крепость и самим переговорить с гарнизоном. Комендант явно растерян: – Безопасность не гарантирую.

Советские парламентеры поднимаются по веревочной лестнице на балкон, входят в огромный зал замка с бойницами вместо окон. Перед ними – гарнизон, офицеры и солдаты, выстроившиеся по периметру в два-три ряда. Некоторые – в эсэсовской форме. Гришин с Галлом занимают позицию для обороны – встают у стены плечом к плечу. Под ненавидящими взглядами эсесовцев повторяют условия капитуляции.

– Во избежание ничем не оправданных жертв среди солдат и офицеров крепости, учитывая, что у вас есть раненые, а также мирные жители, от имени советского командования предлагаем гарнизону прекратить бессмысленное сопротивление и сложить оружие.

Получив отказ в капитуляции, в политотделе стали искать другие ходы. Начальник политотдела 47 армии полковник (впоследствии генерал-полковник) Михаил Харитонович Калашник в своей книге «Испытание огнем» вспоминает: «Обратились к коменданту крепости – выделить одного из его офицеров, чтобы тот сам убедился в гуманном отношении советских войск к пленным немецким солдатам и офицерам…» Далее воспоминания военного корреспондента Анатолия Медникова: «Приближалось окончание битвы за Берлин, и волна нашего наступления катилась уже к берегам Хафеля и Эльбы. Это были последние дни апреля. Случайно, по дороге к Эльбе… я впервые услышал о Шпандаусской крепости, встретив «газик» седьмого отделения политотдела 47-й армии.

Монумент воину-победителю в Трептов-парке, Берлин
Монумент воину-победителю в Трептов-парке, Берлин

В машине рядом с инструктором отдела капитаном Пескановским сидел молодой немецкий лейтенант в фуражке с высокой тульей, из-под блестящего козырька которой поблескивали скорее удивленные, чем испуганные глаза, жадно осматривающие все вокруг. Офицер был при оружии, что само по себе казалось очень странным, и вообще держался не как пленный, а как парламентер, уверенный в своей безопасности. Машина Пескановского шла от линии фронта к БерлинуУже 1 мая на звонок начальника политотдела 47-й армии Михаила Калашника: «Так они собираются сдаваться?» Гришин докладывает: «Ждем до 15.00!». Пошли тягостные часы ожидания… В 15.00 перед нашими позициями появляются парламентеры с белым флагом. Все! Крепость капитулировала! Майор Василий Гришин докладывает наверх о капитуляции цитадели Шпандау. Через несколько часов ворота крепости открываются. И 460 немецких солдат и офицеров выходят, стараясь держаться колоннами. Солдаты хмуро бросают свои автоматы на груду оружия.  А что с нами? – страх на лицах женщин с детьми, стариков. Родные только что плененных солдат и офицеров, мирные жители, укрывавшиеся в крепостижмутся в полуторатысячную испуганную толпу. По приказу командования армии переводчик обращается к ним через рупор:  Гражданское население может покинуть крепость и отправиться по домам!

Галл вспоминал: «Лавина ликующих людей прошла мимо нас через ворота». К советским офицерам подбегает молодая немка с ребенком на руках, со слезами на глазах благодарит спасителей. Так, отчаянно рискуя, советские парламентеры Василий Гришин и Владимир Галл спасли около двух тысяч немецких жизней и многие жизни советских солдат, которые не погибли за 2-3 дня до падения Берлина и вернулись домой с победой. За этот и другие подвиги майор Гришин награжден орденом Отечественной войны 1 степени. Капитан Галл – орденом Отечественной войны 2 степени.

Свидетелем их подвига стал сослуживец – 19-летний лейтенант Красной Армии Конрад Вольф. (Сын писателя Фридриха Вольфа, эмигрировавшего из гитлеровской Германии в СССР, жившего одно время в Уфе. Брат знаменитого контрразведчика Маркуса Вольфа. В 1942 году будущий руководитель гэдээровской «Штази», Маркус приехал в Башкирию по телеграмме из исполкома Коминтерна, для обучения в школе разведки, организованной в Кушнаренково).

Служивший в том же политотделе, что Галл и Гришин, Вольф вызвался пойти парламентером. Но майор Гришин справедливо рассудил: пойми немцы, что перед ними их соотечественник, придут в ярость и расстреляют неминуемо обоих. Став после войны знаменитым в ГДР режиссером, Конрад Вольф создаст об этой истории фильм «Мне было 19», правда, с весьма вольным изложением, неузнаваемо поменяв роли главных действующих лиц. Фильм войдет в число 100 лучших фильмов немецкого кинематографа всех времен. Но это будет потом. А пока события развивались стремительно. 30 апреля Знамя Победы водружено над Рейхстагом! 30 апреля Гитлер покончил жизнь самоубийством. 1 мая Василий Гришин и Владимир Галл спасли огромное количество жизней немецких солдат и мирных жителей и советских солдат во имя будущего. 2 мая Берлин капитулировал. Оставалась неделя до 9 мая, до Великой Победы…

P.S. Приехав в очередной раз в Берлин, я не могла не поехать в цитадель Шпандау. Не знала и была взволнована: при входе в крепость установлена мемориальная доска в память о подвиге советских парламентеров. Немцы чтят Василия Гришина и Владимира Галла, спасших около двух тысяч немецких жизней

автор Римма Буранбаева

Филолог, поисковик. Жила в Нью-Йорке, Париже, Бонне. Ею найдено более 400 солдат и офицеров, без вести пропавших в годы Великой Отечественной войны. Живет в Уфе.
Филолог, поисковик. Жила в Нью-Йорке, Париже, Бонне. Ею найдено более 400 солдат и офицеров, без вести пропавших в годы Великой Отечественной войны. Живет в Уфе.

иллюстрации предоставлены автором

Обложка майского 2021 года журнала "Уральский следопыт"
Обложка майского 2021 года журнала “Уральский следопыт”

✅ Подписывайтесь на материалы, подготовленные уральскими следопытами. Жмите ” 👍 ” и делитесь ссылкой с друзьями в соцсетях