Тридцать три собаки и Тронтхейм

Тобольский мещанин Александр Иванович Тронтхейм, помимо занятия рыболовным промыслом в низовьях Оби, успешно доставлял ездовых собак из Сибири для экспедиций легендарных покорителей Севера, включая Ф. Нансена и Г. Седова.

Отец Александра был морским капитаном родом из норвежского города Тронтгейм. Молодой «зарубежный специалист» прибыл в Тобольск в 1876 году, а спустя два года уже сопровождал по Оби в качестве переводчика камер-юнкера датского короля. Датчане проявляли интерес к новым богатым рынкам Сибири. Позже Тронтхейм служит у сибирского золотопромышленника А.М. Сибирякова, путешествуя на пароходе «Обь» и в Швецию, и по Енисею.

Практическая география

Спустя десять лет он, как знаток Сибири, сопровождает капитана Виггинса к устью Енисея на пароходе «Лабрадор». Англичане имели план установить пароходное сообщение между устьями Оби и Енисея и самим Ньюкаслом. Во время путешествия к Енисею Тронтгейм, добравшись до Югорского Шара, принимает рискованное предложение сына английского посла при русском дворе – отправиться на лыжах от берега Ледовитого океана вглубь материка и через Уральский хребет добраться до Березова.

Снабженец Нансена

Это путешествие с компасом и ружьем по бескрайней и дикой тундре «по своей смелости равнялось безумию» (А.А. Крылов). От изнеможения и голодной смерти их спасли ненцы, которые обогрели их в чуме и доставили до Березова на оленях. Тронтхейм получает бесценный опыт выживания в условиях Севера.

После этого он помогает А.М. Сибирякову на золотых приисках в Восточной Сибири и организует свое дело по поставке сельди с низовий Сосьвы. Север Тобольской губернии становится ему известным «от и до».

Гениальный план Нансена

В это же время в Норвегии началась подготовка к старту экспедиции в центральные районы Северного Ледовитого океана на дрейфующем судне «Фрам». Руководил подготовкой к экспедиции ученый и путешественник, имеющий опыт полярных исследований в Гренландии, Фритьоф Нансен. Он планировал достичь Северного полюса, используя течение Ледовитого океана, пустившись в дрейф от Новосибирских островов.

Снабженец Нансена

Нансен считал чрезвычайно важным иметь в распоряжении экспедиции хороших ездовых собак. «Большое значение собак для санных путешествий стало для меня ясно еще до моего гренландского путешествия, и если я там ими не пользовался, то единственно потому, что не мог достать годных собак», – так писал Нансен в своей книге «Фрам» в полярном море».

Где найти собак?

Первоначально Нансен планировал приобрести собак у эксимосов в Гренландии или в Гудзоновом заливе, но оказалось, что доставка их оттуда сопряжена со слишком большими затруднениями.

Снабженец Нансена

В связи с этим он обратился в Петербург к известному русскому исследователю Эдуарду Толлю, с которым они познакомились в Вене на научном конгрессе, с просьбой помочь в приобретении сибирских ездовых собак.

Снабженец Нансена

Русский геолог любезно согласился оказать содействие и предложил доставить собак к месту следования экспедиции Нансена, в Хабарово на Югорском Шаре. В январе 1893 года Толль едет в Тюмень, чтобы найти «подходящего человека, который мог бы купить и доставить к определенному времени на Югорский Шар партию ездовых собак».

Снабженец Нансена

Толль обращается к тобольскому губернатору В.А. Тройницкому «с просьбою о содействии в удовлетворении сказанной нужды экспедиции». Тройницкий рекомендовал для этого дела Тронтхейма как большого знатока нартовых собак, опытного и хорошо знающего Север.

Заказ принят

Между Тронтхеймом и Э. Толем, при посредничестве пароходовладельца Э. Вардропера, был заключен договор. По договору Тронтхейм должен был закупить «на реке Сосьве 30 лучших отборных собак, вполне годных для запряжки, которые и должны быть, не позднее начала июля месяца, доставлены, через Уральский хребет до Югорского Шара к местечку Хабарово, где он обязан был ждать судна Нансена». Хабарово, старинное поморское селение на побережье Югорского полуострова, использовалось арктическими экспедициями как перевалочная база, так как здесь находился удобный пролив у самого материка.

фрам покидает Берген 2 июля 93
фрам покидает Берген 2 июля 93

Тронтхейм с большим удовольствием и энтузиазмом отнесся к необычному и достаточно сложному делу. В конце января он был уже в Березово, где в это время начался сбор ясака и было много «остяков» и «самоедов». А.И. Тронтхейм воспользовался этим и купил 33 собаки, приученные к езде. Для испытания выносливости собак их запрягли в три нарты, на которые положили по десять пудов клади (корма для собак) и село по одному человеку. Проверку животные выдержали. На этих собаках он доехал до селения Мужи, что находится значительно севернее Березово, и начал приготовления к дальнейшему пути.

От Оби до Уральского хребта

Для собак было заготовлено 300 пудов корма, в основном сухой рыбы. Нанят зырянин Терентьев со стадом оленей 450 голов, согласившийся за 300 рублей доставить путешественника с собаками и кладью до Югорского Шара. Предстояло пройти от Оби (с. Мужи), по реке Войкар до Уральского хребта (перевал Хойла) и далее пересечь реки Лемба, Усва, Варкут и перейти Большую тундру до Хабарово (Югорский Шар) как конечную цель.

Снабженец Нансена

Большая экспедиция выехала из селения Мужи 4 апреля. К нартам привязали по четыре собаки. Это позволяло двигаться довольно быстро. За день делали не более двух привалов. Проводники-оленеводы ехали на кочевку со своими семьями-женами и детьми, поэтому при остановках, вечером, ставили чумы и варили пищу как людям, так и собакам.

Снабженец Нансена

Рано утром с помощью собак путешественники собирали оленей в кучу, быстро снимали чум и двигались дальше. Экспедиция проходила в форме обычной кочевой жизни местного населения. «Это была скорее кочевка, чем путешествие: двигались не прямо к цели, а огибая большие пространства и останавливались не там, где хотелось, а там, где было удобно для оленей и где последние могли найти себе корм». Из Мужи экспедиция шла по реке Войкару до ее верховья, а затем через проход Хойла поднялась на Уральский хребет.

Через тундру к морю

22 апреля экспедиция дошла до реки Усы, на которой была расположена изба зырянина Никитцы. Тронтхейм со стадом оленей остановился на значительном расстоянии от избы: для оленей нужен был корм. В тундре снег был очень глубокий. Вследствие дневных оттепелей и ночных холодов образовался гололед, что замедляло путь и затрудняло оленям добывать корм.

Снабженец Нансена

Далее караван направился к реке Воркута, а с середины мая уже шел настоящей тундрой на Север к Хабарово. Были сложности с дровами. В тундре лежал снег. В конце мая, «переправившись через верховья Воркуты, караван дошел до Балбинского озера, из которого вытекают две речки – Сылва, впадающая в Усу, и Кара, оканчивающаяся в Карском море».

Снабженец Нансена

После 16 июня в тундре стало трудно с питанием для оленей. Сложно было и передвигаться по тундре с огромным обозом (40 нарт и 450 оленей), было принято решение оставить на месте чум и 30 нарт. Мужчины-зыряне вместе с Тронтхеймом, взяв десять нарт, отправились дальше на Север. Путь был очень тяжелым, ночевали уже без чума, под открытым небом.

Югорский Шар

27 июня путешественники увидели небольшую церковь и несколько чумов. Это было Сибиряковское селение, отстоящее от Хабарово на несколько километров. В полночь 28-го июня караван прибыл к горе Хабарово.

Хабарово Югорский шар
Хабарово Югорский шар

Под ней увидели несколько изб, множество самоедских чумов, церковь и небольшой амбар. Зыряне на другой же день были рассчитаны и отпущены. По расспросам оказалось, что в Югорский Шар никакого парохода пока не заходило. Тронтхейм для своей кочевки с собаками избрал сухое возвышенное место между морем и селением. Для ухода за собаками был нанят самоед. Для собак у самоедов и рыбаков Тронтхейм купил мяса и рыбы, несколько пудов тюленьего мяса и муки.

Снабженец Нансена

Дровами за небольшую плату снабдил его трапезник Сибиряковской церкви, знакомый путешественнику. В ожидании судна Тронтхейм, после того как очистилось море ото льдов, «с самоедами на маленьких лодочках-«обласках», ездил на остров Вайгач охотиться». На самом высоком пункте берега он на двух жердях натянул красный флаг с белой надписью Fram (что означало «Вперед!»), у своего же шалаша повесил норвежский национальный флаг, сшитый им самим.

Встреча корабля Нансена

18 июля Тронтхейм с берега увидел на горизонте дым, а вскоре показался и корабль. Тронтхейма на судне радушно встретил сам Нансен, одетый в «замасленную рабочую куртку». Нансен расспросил Тротхейма о путешествии и сразу изъявил желание поехать, чтобы осмотреть собак на берегу. Нансен произвел очень благоприятное впечатление на Тронтхейма, также его поразили взаимоотношения внутри его команды. Обращение Нансена «с подчиненными матросами, подобранными молодец к молодцу, отличалось душевностью и любовью».

Снабженец Нансена

Тронтхейм бывал на «Фраме» ежедневно, обедая и завтракая там. Судно обладало лучшими качествами современного арктического корабля: крепкими мачтами и каркасом, уютными и просторными каютами, где был даже рояль.

Снабженец Нансена

Через 15 лет «Фрам», усиленный мощным дизельным двигателем, отправится покорять Антарктику. Команда имела на судне также пятилетний запас провизии.

Испытание собак

Спустя два дня Нансен со спутниками осматривал собак и испытывал их в деле. Ф. Нансен писал: «…Уже издали мы были удивлены видом норвежского флага на вершине шеста. Тронтхейм просиял от гордой радости, когда мы это заметили. Здесь, на равнине, были привязаны собаки, производившие душераздирающий шум».

Снабженец Нансена

Нансен остался доволен собаками и благодарил Тронтхейма за умелый выбор и прекрасное состояние, в котором они находились.

Снабженец Нансена

Когда собаки были приняты и переведены на судно, Тронтхейм обратился к Нансену с просьбою дать ему удостоверение в точном и добросовестном исполнении данного ему поручения. Нансен на это ответил: «Я имею поручение передать вам золотую медаль, пожалованную вам нашим королем за ту немалую помощь, какую вы вызвались оказать». При этих словах Нансен передал Тронтхейму большую с короной золотую медаль.

«Вперед» к полюсу

Ровно в 12 часов ночи с 23 на 24 июля «Фрам» дал гудок и взял курс на Карское море. Корабль Нансена с 1893 по 1896 год осуществил дрейф от Новосибирских островов через Северный Ледовитый океан до архипелага Шпицберген, пройдя значительно южнее полюса.

Снабженец Нансена

Оставив судно, в 1895 году Ф. Нансен и Ф.Я. Йохансен пытались достичь полюса на собаках, но, не дойдя до него 450 км, они повернули обратно, дойдя до Земли Франца Иосифа, где были спасены английскими путешественниками.

Снабженец Нансена

Через четыре года, в 1897 г., Нансен после возвращения на родину послал Тронтхейму книгу на немецком языке «В стране льда и ночи» с автографом: «Александру Ивановичу Тронтгейму с благодарностью за его верную службу от Фритьофа Нансена. 22 августа 1897 г.». В настоящее время эта книга хранится в библиотеке Тобольского историко-архитектурного музея-заповедника. В ней полярный путешественник говорит и о той большой роли, которую сыграли в его путешествии на Север сибирские собаки. Клички двух из них, сослуживших самую долгую службу Нансену, сохранились для истории.

Снабженец Нансена

Тронтхейм из Хабарово отправился в Верде (Норвегия) с попутной шхуной «Урания», а оттуда на пароходе «Ломоносов» прибыл в Архангельск, а затем уже в Тобольск. Он стал признанным специалистом по обеспечению экспедиций ездовыми собаками. К нему обращались и экспедиция по градусному измерению на Шпицберген, и итальянская полярная экспедиция под начальством Абруццкого, и американская полярная экспедиция, и русская полярная экспедиция на яхте «Заря» под начальством самого Э.В. Толя, и даже поисково-спасательная экспедиция для поисков лейтенанта Г. Седова.

Оригинал статьи размещен в декабрьском номере журнала Уральский следопыт за 2020 год, вкладка “Уральский меридиан”

автор Елена Коновалова

кандидат исторических наук, работала старшим научным сотрудником НИИ истории и техники Зауралья Тюменского государственного нефтегазового университета. В настоящее время изучает  рынки Швеции.
кандидат исторических наук, работала старшим научным сотрудником НИИ истории и техники Зауралья Тюменского государственного нефтегазового университета. В настоящее время изучает рынки Швеции.
Обложка декабрьского 2020 года номера журнала "Уральский следопыт"
Обложка декабрьского 2020 года номера журнала “Уральский следопыт”

✅ Подписывайтесь на материалы, подготовленные уральскими следопытами. Жмите ” 👍 ” и делитесь ссылкой с друзьями в соцсетях