Наша команда ветеранов лыжного туризма, уже по традиции, планировала весной 2020 очередной маршрут. В это раз к нам обещали присоединиться молодые участники, наши дети.

По льду Малого Байкала наперегонки с коронавирусом

Заинтересовал нас Малый Байкал. По всем параметрам оно похож на своего старшего брата. И располагается в той же зоне материкового раскола, что и озеро #байкал. Раскола, который ежегодно расползается на пару-тройку сантиметров и через миллионы лет грозится разорвать Азию пополам.

Размеры примерно 150 на 30 км. Так же вытянут с севера на юг. Тоже трехкилометровые горы вдоль берегов. И самое привлекательное для нас – такой же, как на Байкале, лед!

По льду Малого Байкала наперегонки с коронавирусом

Непередаваемый, неповторимый образ бескрайнего бездонного байкальского льда после фильма «Лед 2», наверное, стал известен очень многим. А туристам Свердловска он известен давно. Очень давно, лет эдак 50-60 назад свердловские лыжники стали ходить по Байкалу зимой. Но уже не на лыжах, а используя специально изготовленные двухполозные #коньки .

Последние 20 лет известный екатеринбуржский #путешественник и экипировщик Евгений Корбут превратил коньковые #походы по Байкалу в районе праздников 23 февраля – 8 марта в ежегодную общегородскую традицию.

По льду Малого Байкала наперегонки с коронавирусом

А член нашей группы ветеранов «Команды «Север» – Леонид Букрин, поставил жирный восклицательный знак, пройдя весь Байкал с юга на #север по льду в одиночку.

Прикипев к ледовым просторам Байкала, к его непередаваемой энергетике, нам захотелось снова испытать это удовольствие. Но при этом, хорошо бы привнести что-то новенькое. Так нашим вниманием завладел тоже Байкал, но Малый.

Раскроем, наконец, карты. Малый Байкал – так еще называют #озеро Хубсугул. И располагается оно – в Монголии. На его северном конце возвышается #хребет с высшей точкой – горой Мунку-Сардык. По этому хребту как раз и проходит государственная граница.

По льду Малого Байкала наперегонки с коронавирусом

По современному межгосударственному соглашению пересечение границы через определенные пограничные пункты – не требует оформления виз. Достаточно только загранпаспортов. Один из таких пунктов – конечная точка Тункинского тракта, пос. #монды . И эта ситуация создает забавный парадокс: для того, чтобы покорить гору Мунку Сардык (высшую точку Восточных #саян , почти ровно 3500м) с российской стороны – необходимо оформление пропусков в погранзону, а для того, чтобы взойти на #мунку с юга, из Монголии – не требуется никаких специальных пропусков. Заезжай в Монголию по загранпаспорту и – покоряй!

На северном конце озера находится поселок Ханх. Всего 20 км от погранзаставы. Поселок полностью ориентирован на прием россиян. В основном это – рыбаки из Иркутска. Несколько гостеприимных баз, магазины, кафешки, вывески на русском языке.

По льду Малого Байкала наперегонки с коронавирусом

Итак, февраль 2020. Пора выезжать в направлении Слюдянки. А в новостях нарастает вал тревожных новостей про коронавирус , свирепствующий в Китае. И вот уже проникший в Европу и смертоносно распространяющийся по Италии. Тысячи умирающих ежедневно создают очень негативный фон.

С тревогой следим за новостями из Монголии. И они не радуют. Уже обнаружен первый инфицированный – француз, прилетевший рейсом из Москвы. Садясь «в паровоз» читаем, что Уланбатор ввел какие-то ограничения на перемещения внутри страны и на ее границах.

По льду Малого Байкала наперегонки с коронавирусом

Да, мы в качестве резервного варианта держим маршрут из Слюдянки в Ольхон. Но все-таки хочется увидеть именно Хубсугул.

Из Слюдянки связываемся с Баярхуу – хозяином базы в Ханхе, который нас ждет и готов был забирать своей «буханкой» прямо из Слюдянки. Он сообщает, что ситуация у них вполне рядовая, пропускной пункт на границе работает в обычном режиме. Да, центральным распоряжением из Уланбатора велено закрыть все туристические базы. Но они готовы нас принять, как договаривались. Тем более, что мы останавливаться надолго у них и не планируем, быстро отправляемся в поход по озеру.

По льду Малого Байкала наперегонки с коронавирусом

В такой ситуации нарастающей тревожности решаем, не откладывать – быстро ехать на Хубсугул. Хотя изначально планировали пожить пару дней в Слюдянке, сбегать для разминки на Хамар-Дабан, дождаться прилета Дмитрия, и только потом ехать в Монголию.

Утром приезжает монгол на «буханке». Целый день едем по легендарному Тункинскому тракту, любуясь легендарными Восточными Саянами за окном. Во времена нашей студенческой молодости Тунки входили в «обязательную программу» молодого туриста-лыжника УПИ. Единичка на Южном Урале, двоечка – на Северном, ну а тройка – кончено же Тунки, Восточные Саяны.

По льду Малого Байкала наперегонки с коронавирусом

В Мондах на шлагбауме при въезде в поселок и потом – на погранзаставе, нас ставят в известность: «А вы в курсе, что базы в Ханхе все закрыты?!». Но у нас железный аргумент – мы же не на базу, мы в своей палатке.

В эту поездку мы набрали специального снаряжения больше, чем в иную экспедицию. При нас и кошки для восхождения, и лыжи – на случай, если озеро будет под снегом, и коньки – если вдруг повезет и будет открытый лед. И тягловые парашюты, на которых так весело мчаться вместе с гружеными санями и рюкзаком за спиной. Только бы ветер был правильного направления.

По льду Малого Байкала наперегонки с коронавирусом

Один день потратили на восхождение на Мунку-Сардык. Кошки не понадобились. Озеро, сколько хватает глаз – покрыто снегом. Оставляем в юртах базы кошки и тягловые парашюты. Коньки все-таки берем с собой. Вдруг будет немного льда? Удовольствия от полета по прозрачному льду упустить никак нельзя!

Рассчитываем пройти озеро до южного поселка Хатгал (примерно 120 км) за 5 дней. Но еще 2 дня в запасе.

По льду Малого Байкала наперегонки с коронавирусом

Первые дни проходим меньше, чем планировали. Тем более испортилась погода, видимости нет, почти пурга.

А потом фронт непогоды прошел. Ясное солнце, отличные виды! Но!

Но с запада через высокий хребет, вздымающийся вверх прямо от берега озера, начал дуть сильный ветер. Что такое перемещение воздушных масс через барьер крутых гор? Это значит, что воздушные потоки сильно разгоняются, опускаясь по склону хребта вниз, а потом, вырываются из узких долин стекающих в озеро рек, как из аэродинамической трубы, на простор поверхности водоема. Где им уже не препятствует ничего!

По льду Малого Байкала наперегонки с коронавирусом

На практике – ветер такой силы, что сбивает с ног человека с тяжелым рюкзаком.

Ветер такой силы, что быстро сносит снежный покров и открывает такой вожделенный, красивый, прозрачный до самого дна лед! Открывает прямо до горизонта! Эх… Вот только одевать коньки (которые мы тащим с собой) при таком ветре ни у кого идеи не возникает. Собственно, как и воспользоваться парашютами. Которые мы все равно не взяли.

По льду Малого Байкала наперегонки с коронавирусом

Тактика движения такая: довольно бодро идем под высоким берегом. Проходим мыс. Выходим в устье ручья и… И начинается борьба за жизнь. Но по крайней мере, за способность держаться на ногах и двигаться дальше. Иногда снос по льду останавливает только зарубание палками. Переводишь дух, думаешь – а как там наши девчонки? Оборачиваешься… А они уже дрейфуют по льду в горизонтальном положении, стройные наши.

Предводительствует в этом походе Евгений Петрович. И он со свойственной ему сержантской волей, гонит группу вперед, к вожделенному Хатгалу.

– Женя, у нас же времени – море, еще два дня запасных!

– Нет! Будем выходить к вечеру пятых суток! Подъем в четыре, выход в семь, по темноте!

По льду Малого Байкала наперегонки с коронавирусом

Длиннющий ходовой день, 40 километров с копеечкой при штормовом боковом…

Ближе к южному концу начинают чаще попадаться лагеря пастухов по берегу. На одной ночевке вечером в палатку приходит гость – типичный монгол-пастух. Угощаем чем можем – каша, чай, печеньки. Пьет только чай.

Пытаемся общаться. Русского почти не знает совсем.

И вдруг – откликается на английские слова! На английском даже получается поговорить! Вот это сюрприз! Девушки первым делом спрашивают про сувениры, какие-то чисто монгольские этнические товары, торгуют ли ими в Хатгале. До скольки открыты магазины? Уже понятно, что мы выйдем в поселок к вечеру и нас уже будет ждать УАЗик.

Гость уходит, а мы остаемся пораженные тем фактом, что монголы, даже немолодые, даже в глухом районе лучше понимают английский, чем русский.

Утром все снова – ранний выход, 30 км до конечной цели, сильный ветер на открытой акватории озера.

В районе обеда замечаем не просто движущуюся по льду машину, а явно движущуюся прямо к нам. Из небольшой легковушки высыпается компания празднично одетых в яркие парчовые национальные халаты мужчин и женщин. Ну, думаем, тут, на Хубсугуле, такую как мы группу – в яркой ВЕКовской форме, с санками, на лыжах, под рюкзаками – отродясь не видали, приехали поглядеть на чудо.

По льду Малого Байкала наперегонки с коронавирусом

Ан нет! Подъехавшая компания быстро устраивает прямо перед нами передвижной рынок сувениров! И мы начинаем понимать, что тот вечерний гость позвонил кому надо в поселок и магазин сувениров приехал прямо к нам – сам! Торгуемся по-английски, что-то покупаем.

Немного придя в себя от такого сервиса, и не успев совершить пару переходов по льду, замечаем еще одну машину, мчащуюся к нам. Подлетает большой джип. И выходят из него совсем другие персонажи. Какой-то властного вида серьезный дядька и здоровый такой полицейский в полной амуниции, в бронежилете, с оружием. Они явно обеспокоены чем-то не на шутку. Но разговор не клеится – русской у дядьки совсем плохой. А у нас еще более плохой, нулевой монгольский. Однако хватает, чтобы понять, что от нас требуют предъявить документы. Документы достаны со дна рюкзаков, сфотографированы на телефон этим патрулем. Все это на жутком ветру. Но от нас еще что-то пытаются узнать. Мы только перечисляем поселки Хатх, Хатгал. Упоминаем нашего хозяина в Хатхе – Баярхуу. После этого попытки что-то до нас донести сразу прекращаются и джип уезжает восвояси.

Движемся дальше, к своей конечной цели. И вдруг я слышу, что мой телефон звонит! Кто же это вдруг?

По льду Малого Байкала наперегонки с коронавирусом

Это Баярхуу. Он немногословен и категоричен – в первом же стойбище на берегу остановиться, в поселок ни в коем случае не выходить, он уже выезжает из Хатха на «буханке» за нами!

О-кей. Выходим на берег и дожидаемся. Уже двигаясь в автобусе назад, узнаем от Баярхуу, что степень опасности по коронавирусу в стране резко повышена. Зафиксированы первые случаи заболевших в столице. В Хатгал прибыла проверка из Уланбатора.

Пока ехали 100 километров назад по озеру – стемнело. И вдруг прямо посреди озера – пост. Машины с мигалками. Останавливают всех, гоняются, если кто-то проезжает в отдалении. Полиция и медики. Опять проверка и фотографирование документов. Измерение температуры. А у меня после всех штормов обнаруживается 37,5. Черт, сейчас еще увезут на карантин… Какие-то разговоры на непонятном языке. Наконец, отпускают. Возвращаемся на базу, откуда стартовали.

На базе узнаем от Баярхуу еще одну новость. Граница закрыта. Ну не совсем закрыта. В сторону России пропускают только россиян, в сторону Монголии – только монголов. Это означает, что вернуть нас в Слюдянку, как договаривались, они не могут. Полчаса звонков из Монголии в Слюдянку, находим микроавтобус на завтра на утро, договариваемся о цене.

Утром Баярхуу довозит нас к открытию пропускного пункта до границы. И мы пешком, неся и волоча свою поклажу, проходим обе заставы и 100 метров между ними. Вечерние таблетки и банька сделали свое дело – повышенной температуры пограничники у меня не обнаружили! Ура! Мы на родине!

И уже в поезде на обратном пути читаем новости о нарастающей, как снежный ком, панической волне ограничительных мер: вот, россияне в поезда Москва-Уланбатор были сняты монголами на какой-то станции и помещены в холодную казарму, где много часов ожидали какого-то решения. Вот, границы вовсе закрыты, и железнодорожное и авиационное сообщение между странами прервано…

Под стук колес отдаем должное Евгению Сорокину. Который, видимо, что-то чувствовал и гнал нас по маршруту на пределе сил. Похоже, мы успели проскочить домой в уже закрывающиеся двери.

И все-таки мы успели познакомиться с замечательным уголком – с озером Хубсугул, с горами вокруг него, с гостеприимными людьми, населяющими его берега.

Очень хочется вернуться и уже со знанием дела насладиться суровой красотой. Может быть, привезти с собой детей и внуков.

Но пока границы закрыты и совсем непонятно, когда же закончится этот коронавирусный кошмар.

Хубсугул, мы оставили у тебя кусочек своего сердца! Жди нас!

  • Оригинал статьи размещен в декабрьском номере журнала Уральский следопыт за 2020 год, вкладка “Уральский меридиан”

автор Александр Блинков

По льду Малого Байкала наперегонки с коронавирусом
Обложка декабрьского 2020 года номера журнала "Уральский следопыт"
Обложка декабрьского 2020 года номера журнала “Уральский следопыт”

✅ Подписывайтесь на материалы, подготовленные уральскими следопытами. Жмите ” 👍 ” и делитесь ссылкой с друзьями в соцсетях