Урал – это бездна. Необозримые просторы тайги, непроглядная чернота шахт. Неоднократно в истории России повторялся один и тот же сюжет: когда уже казалось, что страну спасти не может ничто, именно эта бездна вдруг рождала ответ. Биография Павла Матвеевича Обухова, двухсотлетие со дня рождения которого мы отмечаем в ноябре, – одна из таких историй.

В середине XIX века в артиллерии произошла настоящая революция. Увеличилась длина ствола и скорость снаряда. Ствол стал нарезным – невероятно выросла меткость и кучность стрельбы. Военно-стратегические и политические последствия этого предельно наглядно показала Крымская война. Она стала поединком будущего и прошлого. Прошлым были, увы, «пузатые» пушки и мортиры с характерным шариком на казенном конце ствола, которыми были вооружены защитники Севастополя.

Черноморский флот перестал существовать. Остальные флоты опасливо жались к причалам. Британская эскадра лавировала в двух десятках километров от Зимнего дворца – одной короткой атаки было достаточно, чтобы Россия стала колонией Альбиона. О славных временах Екатерины II и Александра I оставалось вспоминать с горькой ностальгией. Почему в России своевременно не приняли на вооружение новые пушки? Не разглядели их значимости? Нет. Черт в деталях. Революционную инновацию сравнительно просто придумать и еще проще описать. Воплотить в жизнь её невероятно сложно. Потому что за ней стоят революционные технологии.

В данном случае – технологии металлургии. Длинный стволснаряд в котором вдобавок подтормаживается нарезами, испытывает колоссальное давление пороховых газов изнутри. Если старые пушки лили из бронзы, теперь годилась только сталь , да и то лишь специальных марок. Когда-то британцы были вынуждены покупать металл у мировых лидеров – уральских металлургов. Всего за полвека положение в турнирной таблице радикально поменялось. Сталь нужного качества умели варить лишь в Англии и Германии. Но не в России. Нашей стране приходилось импортировать металл из Германии, выкладывая по три с четвертью рубля за каждый его килограмм. За эту сумму тогда можно было приобрести тринадцать килограммов сосисок.

Каждая пушка – это тысячи килограммов металла. Армия и флот – это тысячи пушек. Чтобы перевооружиться, России нужно было бы залезть в долги, остаться голой и босой. Более того, правители Германии могли, одним росчерком пера запретив торговлю с Россией, оставить её вовсе безоружной.

Вундеркинд-металлург

Смотритель Воткинского завода Матвей Обухов был металлургом потомственным – его отец занимался кузнечным делом в Нижегородской губернии. Так что никого не удивило, что его сын Павлик с шести лет начал рисовать чертежи плотин, водяных колес. В 12 лет вундеркинда отправили в Петербург в Горный кадетский корпус. В этом, правда, никакого феномена не было, горных инженеров тогда готовили как офицеров – забирая из семей в возрасте нынешних пятиклашек. Продолжалось обучение 11 лет.

Творец литой и крепкой

Павел Обухов был признан лучшим в выпуске 1843 года. Уже через семь лет он получил должность управителя (т.е. директора) Кушвинского завода под Нижним Тагилом. А параллельно начал научные изыскания, стремясь освоить производство литой оружейной стали. Никаких научных лабораторий на заводе не было, до ближайшего университета была почти тысяча километров, работал, можно сказать, на коленке. Правда, мастера на заводе были знатные.

Мартеновская фабрика. Кушвинский завод, 1909 год
Мартеновская фабрика. Кушвинский завод, 1909 год

Он глубоко изучил работы Павла Аносова, который незадолго до этого, стремясь воспроизвести в Златоусте качество дамасской стали, экспериментировал с режимами закалки. Но Обухов пришел к выводу, что ключ к успеху всё-таки в химическом составе металла. И начал добавлять при плавке к стали железную руду. В 1853 году ему удалось изготовить пластинку толщиной меньше двух миллиметров, которую не могли пробить ружейные пули. Златоустовские кирасы, которые были вдвое толще, пули пробивали в 30% случаев. Всего через год ему довелось возглавить фабрику, на которой изготавливали эти доспехи и холодное оружие . Была поставлена задача: перевести её на производство огнестрельного оружия. Из немецкого металла. И вот тут Обухов и выложил на стол начальству свой козырь: мы можем выплавлять нужный металл сами.

Урал даёт ответ

Легендарные клинки из Дамаска славились тем, что их можно было свернуть колесом, и они после этого распрямлялись безо всякой потери свойств, никаких следов на металле увидеть было невозможно. Обухов перед столичной комиссией повторил этот финт, но не с клинком, а со стволом ружья. Другое испытание было не менее жестким. В казенник ружья затолкали шестнадцатикратный заряд пороха, затем в ствол вставили примерно столько же пуль. Курок спущен, пули увязли в стволе, грохочет взрыв. Массивный казенник раскурочен. Стволу из обуховской стали хоть бы что.

26 ноября 1860 года на Волковом полигоне под Петербургом начались испытания пушки, отлитой в Златоусте. Рядом с ней стояли идентичные немецкое и английское изделия. Это было соревнование на живучесть. Грохот стоял день за днем, месяц за месяцем. «Иностранки» не сумели перевалить за рубеж в две тысячи выстрелов.

В тот день, когда пушка Обухова должна была совершить четырехтысячный выстрел, на полигон прибыл Александр II.

– Вы уверены, что выдержит? – спросил он Обухова.

– Я готов сидеть на стволе в момент выстрела!

Обошлись без такого драматизма. 8 марта 1861 года был совершен последний, 4017-й выстрел. испытания закончили лишь потому, что продолжать их уже никакого смысла не было, а затраты-то ощутимые. Что касается пушки, она не просто могла еще стрелять – на ней вообще не было никаких следов огневого марафона. Не без ехидства её отправили в 1862 году на Всемирную выставку в Лондон – полюбуйтесь, сыны Альбиона. Немаловажной деталью было то, что она обошлась казне в разы дешевле, чем импортные аналоги. Обуховский металл стоил всего рубль за килограмм. Кстати, две копейки с каждого килограмма стали, выплавленной в России по технологии Обухова, уходили ему в карман – российское государство щедро вознаградило талантливого изобретателя.

Логистика!

Высокое начальство лишних телодвижений не любило. В Златоусте научились выплавлять замечательную сталь? Отлично, вот пусть теперь и делают пушки. Для возведения новой сталепушечной фабрики казной отпущены солидные деньги. Патроном её проектирования и строительства стал не кто-нибудь, а великий князь Михаил Николаевич.

Панорама южно-уральского города Златоуст, конец 19-го века
Панорама южно-уральского города Златоуст, конец 19-го века

Обухов совершил немыслимое. Петербуржские сиятельные лица были убеждены, что он должен им сапоги целовать: они признали его изобретение, дали ему дорогу. А этот уральский мужик-выскочка начал с ними упрямо спорить. Он доказывал: на только что отстроенном предприятии имени брата императора, которым ему доверено руководить, никаких пушек изготавливать не надо. Он руководствуется логистикой.

В Златоусте водных путей нет, железная дорога – только в мечтах отчаянных энтузиастов. То есть десятки, сотни, тысячи тонн готовой продукции приходится везти на подводах четыреста верст до пристани на реке Белой в Бирске. Это весьма и весьма удорожает продукцию. Обухову всё-таки удается доказать свою правоту – правда, на это ушло три года. Производство переносят на металлургический завод в Перми. К Первой мировой там будет изготовлена каждая третья пушка русской армии.

Покорение столицы

Но флот всё равно недоволен. Главные кораблестроительные верфи страны и базы флота находятся в районе Петербурга, туда из Перми прямого речного пути нет. Доставлять многотонные стволы орудий линкоров длиной в десять метров весьма затруднительно. Мягко говоря. Возникает идея выстроить пушечный завод… рядом с Петербургом. Но всё упирается в запутанную управленческую структуру империи. Флот не имеет права выстроить завод по производству пушек для себя. Во времена государя Петра Алексеевича металлургические заводики появлялись рядом с месторождениями руды. А потому производство пушек было передано в ведение Горного департамента.

Пермские пушечные заводы в Мотовилихе, фото начала 20-го века
Пермские пушечные заводы в Мотовилихе, фото начала 20-го века

А еще горняки добывали золото и серебро, что имело прямое отношение к финансовой системе государства. Так что Горный департамент подчинили министерству финансов. Вот и получилось, что пушками занимались бухгалтера. Министру финансов Рейтерну идея пушечного завода рядом с Петербургом категорически не понравилась. Он уперся намертво. Ничего не изменило даже обращение моряков напрямую к Александру II. Отчаявшийся адмирал Николай Краббе знакомит Обухова со своим однокашником и приятелем. Тот когда-то начинал как кораблестроительный чиновник, а потом ушел на частные хлеба. Звали его Николай Путилов.

Павел Матвеевич Обухов и Николай Иванович Путилов
Павел Матвеевич Обухов и Николай Иванович Путилов

Путилов и Обухов договариваются о совместной деятельности: первый будет заниматься оргвопросами и отношениями с заказчиками, а Обухов – технической частью. Поскольку в основе всего изобретение Обухова, то и созданное предприятие назвали его именем. Государство передало товариществу в пользование на долгий срок территорию недавно закрытой Александровской прядильной мануфактуры в двенадцати верстах от Петербурга на берегу Невы. В Петербург перевезли полсотни златоустовских литейщиков с семьями, поселили их в каменных домах, положили зарплату в разы выше, чем у местных рабочих. Завод был запущен 15 апреля 1864 года.

Черные дни

Чем выше взлетаешь – тем труднее лететь. Руководитель новорожденного предприятия столкнулся с адскими проблемами. Отлитый по его технологии металл не на чем было обрабатывать. В России не было ни станков, ни кузнечных молотов. Всё это заказали за рубежом, но поставки задерживались. А без оборудования завод был не в состоянии выполнить заключенные контракты. Кроме того, после начала массовой выплавки металла пошли необъяснимые дефекты. Пушки разрывало при первом же выстреле. Состоялся тяжелый разговор Обухова с императором, где изобретателю пришлось признать: он не знает, как добиться нужного качества.

Образец рекордной пушки Обухова. Музей артиллерии в Санкт-Петербурге
Образец рекордной пушки Обухова. Музей артиллерии в Санкт-Петербурге

Россия снова начала закупать металл и орудия у Круппа. В столичных салонах злословили о «самородке», изобретение которого, конечно же, оказалось туфтой и липой. «Где уж нам! Нужный металл – только у немцев! Европа-с!» Павел Матвеевич был честным человеком. Слишком честным. Он буквально поедал себя. Добил его слякотный питерский климат. Обухов заразился туберкулезом. Отправился на лечение в Италию, но было уже слишком поздно – скончался в пути, в какой-то бессарабской деревушке.

Навеки на карте

Достаточно скоро после его ухода ученики Обухова нашли решение проблемы. Русская армия получила необходимое вооружение и в 1878 году освободила Болгарию, закрепилась на Балканах, стояла буквально на пороге Константинополя. Наши полки вышли на границы Афганистана. Россия снова стала мировой державой, то есть обрела независимость.

Карта-схема Обуховского сталелитейного завода, 1912 год
Карта-схема Обуховского сталелитейного завода, 1912 год

Созданный Обуховым завод вошел в число наиболее значимых предприятий страны. Ему было присвоено название «Обуховский», которое он носит и по сию пору. Карту Петербурга украсила уральская фамилия. За минувшие полтора века завод сделал огромный вклад не только в развитие нашего флота. Здесь, в частности, начиналось отечественное танкостроение. …Биография Обухова вселяет оптимизм конечно. Вполне вероятно, сейчас где-то в одном из уральских поселков какой-то мальчик рисует чертеж плотины.

Член Общественной палаты города Екатеринбурга. Работал журналистом в газетах "На смену!", "Главный проспект", "Наша газета". Автор сценариев документальный фильмов об истории России. Долгое время возглавлял газеты "Уральский рабочий" и "Вечерний Екатеринбург". Родился в Свердловске, закончил радиотехнический факультет УрГТУ-УПИ.
автор Лев Кощеев
Член Общественной палаты города Екатеринбурга. Работал журналистом в газетах “На смену!”, “Главный проспект”, “Наша газета”. Автор сценариев документальный фильмов об истории России. Долгое время возглавлял газеты “Уральский рабочий” и “Вечерний Екатеринбург”. Родился в Свердловске, закончил радиотехнический факультет УрГТУ-УПИ.

 

фотографии и иллюстрации предоставлены автором

обложка ноябрьского 2020 года номера журнала "Уральский следопыт"
обложка ноябрьского 2020 года номера журнала “Уральский следопыт”

✅ Подписывайтесь на материалы, подготовленные уральскими следопытами. Жмите ” 👍 ” и делитесь ссылкой с друзьями в соцсетях