Памяти жертв политических репрессий

Ревда. Вид на плотину и гору Лысую,  фото автора
Ревда. Вид на плотину и гору Лысую, фото автора

В небольшом провинциальном городе Ревда в период с 1920-го по 1953 год было репрессировано около пятисот человек. Каждый год 30 октября, в День памяти жертв политических репрессий, в храме Архистратига Михаила проходит поминальный молебен, на котором из уст священника звучит молитва об усопших репрессированных, в том числе и о моем прадеде.

Не так давно к моим родственникам, проживающим в Ревде, обратились с просьбой сотрудники «Демидов-центра» – главного исторического музея города. Они собирали материалы о репрессированных ревдинцах. А в нашей семье был человек, который стал жертвой сталинских репрессий, это мой прапрадед – Матвей Александрович Козырин. Изучая архивные документы и фотографии, расспрашивая родных, я понял, что это был человек с поистине непростой и удивительной судьбой, о которой знают немногие.

Матвей А.Козырин
Матвей А.Козырин

Мой прапрадед Матвей Александрович Козырин родился в Ревде в 1884 году в семье владельца сапожной мастерской. Семья жила в большом двухэтажном доме на улице Пеньковке (ныне Мамина-Сибиряка), на первом этаже которого располагалась мастерская. Отучившись в церковно-приходской школе, Матвей стал приобщаться к семейному ремеслу, с которым связал всю свою жизнь. В возрасте двадцати пяти лет он венчался с Курицыной Антониной Васильевной, которая стала ему верной женой и подругой.

родовое место
родовое место

К началу Первой мировой войны в семье родилось два сына. Первенец умер в младенчестве, и это было сильным потрясением для семьи. Второй сын Павел выжил и прожил долгую интересную жизнь.Призыв на войну стал вторым существенным ударом для Козыриных. Матвей Козырин был призван в Лейб-гвардии Семеновский полк, так как роста был немалого – ровно два метра. Но воевал он недолго, уже осенью 1914 года Матвей Александрович был ранен и взят в плен, из которого бежал, и позднее из-за ранения был демобилизован (сведения о плене я нашел в книге «Именной список № 352 убитым, раненым и без вести пропавшим нижним чинам»).Вернувшись в Ревду, Матвей Козырин продолжил заниматься сапожным делом. Семья жила в достатке. Люди были глубоко верующими и являлись прихожанами храма Архистратига Михаила (взорван в 1964 году, в 2009-м построен и освящен новый храм). Позднее Матвей Александрович вошел в Приходской совет храма. Революцию семья встретила рождением дочери Анны (моей прабабушки). Перемен в стране ждали и в этой семье, но в революционном движении Матвей Козырин не участвовал, в отличие от своего брата Владимира и сестры Елизаветы. Владимир воевал в рядах Красной Армии и позже стал чекистом, а сестра была членом партии большевиков.В 1917 году Матвей Александрович поступил на работу на Ревдинский метизно-металлургический завод сапожником. Ему где-то удалось раздобыть ценную вещь – швейную машинку, на которой он мог шить качественную обувь, а в кожах он хорошо разбирался. Надо полагать, что все заводское начальство обувалось у Матвея Козырина.

Метизно-металлургический завод, Ревда
Метизно-металлургический завод, Ревда

На заводе прапрадед работал до 1934 года, а затем поступил в артель инвалидов «им. 1-го мая», где сапожничал вплоть до своего ареста…В октябре 1937 года мирного и уважаемого человека – Матвея Александровича – арестовали. Это стало для всех полной неожиданностью, а для его родных – глубокой трагедией. Уже 29 октября 1937 года он был осужден Тройкой УНКВД по Свердловской области по ст. 58-10 ч. I УК РСФСР (антисоветская агитация и пропаганда) на 10 лет заключения в ИТЛ. Все началось с того, что в артели инвалидов «им. 1-го мая», где в то время сапожничал мой прапрадед, была организована ревизионная комиссия, которая должна была проверить деятельность предприятия. Председателем комиссии был выбран Матвей Козырин. В ходе проверок были выявлены многочисленные злоупотребления и хищения председателем правления артели, который позже был задержан.Видимо, чтобы избежать ареста, бывшему председателю правления артели и его подельнику было предложено оклеветать Матвея Козырина, активная церковная деятельность которого (он был членом Приходского совета) попадала под секретный оперативный приказ НКВД № 00447, в соответствии с которым «церковники и сектантские активисты» были объявлены «антисоветскими элементами», подлежащими репрессиям.

 Старый храм
Старый храм

Жизнь человека разрушили за его честность под ложным предлогом.В клеветническом доносе, как выяснилось много позже, было сказано, что Матвей Александрович ведет антисоветскую деятельность среди прихожан и насильно заставляет посещать церковь своих детей. Все это было неправдой. Так как старший сын Павел Матвеевич был членом ВЛКСМ и работал в Ревде на кирпичном заводе, где занимал руководящую должность. Дочь Анна Матвеевна закончила десятилетку (самый первый выпуск в Ревде), также была членом ВЛКСМ и Ворошиловским стрелком. Младшие дети Зоя и Николай учились в школе и церковь не посещали. Однако правда не нужна была никому.Под давлением следствия (скорее всего, силовым) Матвей Козырин признал «вину», что спасло ему жизнь.

Сапожник и портной

Он был этапирован в Сиблаг, где находился вплоть до своего досрочного освобождения 21 декабря 1942 года… Про жизнь в Сиблаге Матвей Александрович никому из близких не рассказывал. Известно только, что выжить ему помогало его ремесло – он шил обувь для лагерного начальства. Семье Матвея Козырина досталось несладко во время его заключения. Старшему сыну Павлу с тяжелым сердцем пришлось отречься от отца, чтобы иметь возможность вступить в члены КПСС. Но родные его не осуждали, понимали, что нужно жить дальше… Младшей дочери Зое отказали в приеме в ВЛКСМ. Но именно Павел, будучи человеком активным и целеустремленным, добивался освобождения отца, направляя письма во всевозможные организации. 14 июня 1956 года по протесту прокурора Свердловской области постановление Тройки было отменено и дело прекращено.В 1942 году Матвей Александрович вышел на свободу досрочно, но утраченные годы вернуть было невозможно. Так как время было военное, то добираться до дома пришлось долго.

Матвей Козырин. Портрет
Матвей Козырин. Портрет

Вернувшись, прапрадед был уже тяжело больным человеком и через полгода скончался. Еще в 1939 году члены Тройки, которые вынесли обвинительный приговор, были расстреляны… Почти девять лет семья Козыриных несла на себе клеймо «врага народа», пока в 1956 году Матвея Козырина не реабилитировали благодаря его сыну Павлу, который проявил немалую настойчивость.

мемориал
мемориал

Запись о Козырине М.А. как о жертве политических репрессий есть в Базе данных «Жертвы политического террора в СССР»; Книга Памяти Свердловской обл. – т. 4 . В городе Ревда его имя высечено на мраморной плите Мемориала «Жертвам политических репрессий 1920-1942-1953 гг.». Трагическая страница в жизни одной семьи стала частью трагедии многих и многих. Отдавая дань памяти светлым и темным страницам нашей истории, мы даем шанс преобладанию света в будущем.

Оригинал статьи размещен в октябрьском номере журнала Уральский следопыт за 2020 год здесь

Родился в городе Екатеринбурге. Работает в агентстве недвижимости. Увлекается историей улиц города. Обучается  по специальности «Реклама и связи с общественностью» в Институте экономики и управления УрФУ.
автор Степан Иванов
Родился в городе Екатеринбурге. Работает в агентстве недвижимости. Увлекается историей улиц города. Обучается по специальности «Реклама и связи с общественностью» в Институте экономики и управления УрФУ.

фотографии предоставлены автором

обложка октябрьского 2020 года номера журнала "Уральский следопыт"
обложка октябрьского 2020 года номера журнала “Уральский следопыт”

✅ Подписывайтесь на материалы, подготовленные уральскими следопытами. Жмите ” 👍 ” и делитесь ссылкой с друзьями в соцсетях