Тусклая подсветка, оставленная ещё с прошедшего три месяца назад новогоднего празднования, освещала вечерний бар. Скучающий за стойкой бармен уткнулся в смартфон и словно нехотя перелистывал виртуальные страницы. Лишь за одним столиком, в самом углу, пили пиво два посетителя.

– Да… Жалко Андрюху, – нарушил молчание молодой человек с длинными волосами, сидевший в застёгнутой куртке-косухе. Наливая себе из кувшина тёмное пиво, он продолжил: – И чёрт его знает, что теперь будет? Выживет ли?

– Жаль, Витёк, спору нет, – вяло ответил ему похожий на офисного работника собеседник, сидевший в тщательно выглаженном костюме и идеально ровно повязанном галстуке.

Он тоже взялся за кувшин, налил полный бокал и протянул его собеседнику:

– Давай, брат, за Андрюху! Чтоб выжил!

Выпитое пиво как будто открыло речевые «шлюзы», и парень в галстуке с ожесточением произнёс:

– Я всегда говорил, что мотоциклы ваши ни до чего хорошего не доведут. Как Аньке его жить теперь, с годовалым ребёнком? И сам он в коме: ни жив ни мёртв. Считай, что теперь двух выхаживать Аньке. На кой хрен он, взрослый семейный человек, попёрся ночью на ваши «покатушки»? Уже сидел бы дома, дитё нянчил, так нет!

Задумчиво держа в руке пустой бокал и разглядывая что-то на его дне, Виктор тихо сказал:

– Знаешь, Коль, я уже неделю об этом думаю, с тех пор, как Андрюха в аварию попал. Что мы вообще знаем о коме? Что с ним происходит, о чём он думает? Может быть, его разум сейчас создаёт абсолютно нереальные миры, где он проживает полноценную жизнь, причём в совершенно ином качестве?

– Ага, сидит себе в роли императора, баб тискает и вино глушит, – саркастически усмехнулся Николай, рефлекторно поправляя галстук. – Только как-то никому от этого не легче, хоть его самого возьми, хоть семью, да хоть и нас с тобой – его друзей. Реальность, какая бы она ни была – с теснотой в квартире, низкой зарплатой, вечной нехваткой всего на свете – всё же лучше!

– А кто сказал, что мы с тобой живём в реальности? – всё так же тихо ответил Виктор. – Может, и мы сейчас в коме, только не осознаём это? И совсем иные в другой, настоящей реальности.

– Это всё твои философские измышления, – рассмеялся Николай, разливая по бокалам остатки пива. – Давай ещё раз за Андрея. Бог даст, придёт в себя!

Со стуком поставив на стол пустые бокалы, Николай и Виктор подошли к бармену, рассчитались и вышли на улицу. После молчаливого рукопожатия один пошёл к стоявшему неподалёку мотоциклу, а второй к старенькой, но пока ездившей недорогой иномарке.

***

Весь следующий день Николай не мог выкинуть из головы тот вечерний разговор. Хоть и упрекал вчера Виктора, но всё больше проникался мыслью о том, что же чувствует сейчас их друг. И можно ли усилием воли, работой всё ещё функционирующего мозга и разума вырвать себя из этой полужизни? Работа не клеилась.С трудом дождавшись вечера, он поехал в больницу к Андрею.

***

К больному почти никого не пускали, но Николай хорошо знал одного из заместителей главврача, поэтому уже через десять минут после приезда в больницу он застегнул белый халат и вошёл в палату. Андрей лежал на кровати, обвешанный трубками, а вокруг слегка гудели непонятные электронные приборы. «Как в кино!» – подумал Николай и поискал глазами вычерчивающий графики сердцебиения экран.

Он сел на стул и молча смотрел на Андрея. В какой-то момент показалось, что веки его друга дрогнули, но приглядевшись, Николай понял, что это лишь отсвет лампочек одного из приборов. Телефонный звонок вырвал его из плена раздумий. Николай нажал на зелёную кнопку и услышал ликующий крик Виктора:

– Я всё понял! Коля, это очень и очень просто! Выйти из комы – элементарно!..

– Даже если ты прав, – устало усмехнулся Николай, – как передать эти сведения Андрюхе? Боюсь, это будет несколько затруднительно.

– Ты только послушай и вникни!.. Это настолько банально, что до этого может дойти каждый!

…Николай слушал своего друга вполуха, думая над тем, сколько он выпил перед тем, как позвонить. Внезапно он понял, что собеседник замолчал, и посмотрел на трубку: звонок был не окончен.

– Вить, ты чего замолчал вдруг? Алё!

Из динамика телефона доносился лишь стандартный шум телефонных помех. Виктор молчал.

– Алё!.. Что ж со связью-то? Сейчас перезвоню! – сказал Николай и отключил звонок.

Долгие гудки сменились сообщением оператора о переходе к голосовому почтовому ящику, и так трижды. Виктор не отвечал.

***

Терзаясь непонятным и совершенно необъяснимым беспокойством за друга, Николай выскочил из больницы и поехал к нему. Если б на дороге оказались труженики правопорядка с полосатыми жезлами, их бюджет мог значительно пополниться – за скоростным режимом водитель явно не следил. Доехать удалось быстро, но, поднимаясь по лестнице на третий этаж, где жил Виктор, Николай постепенно замедлял шаг. В голове крутилась мысль о нелепости ситуации: «Что я ему скажу? Что чего-то испугался и примчался? Бред какой-то! Скажу, что мимо проезжал, вот и заглянул».

Дверь в квартиру Виктор запирал, только когда уходил, поэтому войти оказалось несложно. Открытые двери в санузел и кухню полностью исключали присутствие там Виктора, а из комнаты раздавались звуки какой-то компьютерной игры. Николай тихонько снял туфли и на цыпочках, чтобы напугать приятеля, стал прокрадываться в комнату.

На экране монитора горела надпись «Gameover», под стулом стояли тапочки, а возле кресла, на ковре, лежал мобильный телефон. Виктора в комнате не было.

***

Наутро работать было ещё тяжелее. Уходя накануне от Виктора, Николай аккуратно притворил дверь и зачем-то стёр с неё отпечатки своих пальцев. Видимо, опыт просмотренного голливудского кино подсказывал, что люди просто так не пропадают. Но кому мог понадобиться Виктор? Жил он довольно скромно, а любую заработанную копейку вкладывал в любимый мотоцикл. Расстаться с ним – собственноручно собранным! – он бы не смог даже под угрозой жизни. Но мотоцикл стоял на парковке, а Виктора не было нигде. Холодок подозрения, что случилось что-то очень неприятное, всё больше овладевал разумом Николая. Вот только никакого рационального объяснения этому исчезновению не было.

Раздумывая о том, где мог бы быть сейчас его друг, Николай машинально вбил в поисковую строку Яндекса запрос о том, как часто люди бесследно исчезают. Полученный ответ ошеломил: более 120 тысяч человек в год только в России. А в мире – несколько миллионов! Причём самых разных возрастов, профессий, социального статуса и достатка. А находятся впоследствии лишь единицы.

Николай лихорадочно восстанавливал в памяти их прервавшийся телефонный разговор, думая о том самом простом принципе, который пытался донести до него Виктор. И те слова, что казались беспорядочными и рождёнными в алкогольных грёзах, стали выстраиваться в чёткую картину. Словно паззл, он вдруг прочувствовал то, что пытался сказать Виктор, и свет перед глазами померк, окружающая комната исчезла, а на всё тело навалилась неимоверная тяжесть…

***

Больной открыл глаза и увидел мягкий фиолетовый цвет. Рядом на койке сидело зелёное существо, похожее на мультяшных героев: три глаза на тонких стебельках, шестипалые руки с толстыми, как сардельки, пальцами – лишь глаза напоминали человеческие, но только количеством, их было два. Испугавшись, он попытался дёрнуться, но не смог. Странный свет почему-то ассоциировался с теплом, а сидящее рядом существо – с добром и любовью. Он протянул руку, чтобы вытереть лоб, и замер, глядя на её зелёный цвет и наличие шести пальцев.

«Где я? Что со мной случилось? Я был на работе, я не понимаю!» – думал Николай, но в этот момент существо мягко зашелестело чем-то, напоминающим губы. Тогда непонятно откуда пришло понимание, что этот язык больной явно знал:

– Милый, я так скучала! Ты был в грозе целых парртдилл, мы очень переживали все! Как хорошо, что ты вернулся!

И он всё вспомнил. И то, что такое грозз, и что время измеряется в диллах, а паррт – не самое маленькое число. Разум ещё пытался перевести этот срок в месяцы, но больной со всё большим ужасом понимал, что это был сон или что-то вроде него.

– Дорогая, – так же прошелестел он сидящей рядом Лиррт (её имя он вспомнил почти сразу), – пока я был в гроззе, у меня было жуткое видение. Мне казалось, что я живу на планете с синим небом, жёлтым солнцем, что у меня белая кожа, пять пальцев и всего две ноги!..

Лиррт закинула третью ногу на четвёртую, а первые две оставила вытянутыми под кровать, после чего засмеялась:

– Милый Толлр, чего только не привидится в гроззе! Никто из учёных не знает, что это такое на самом деле. Просто разум отключается, но мозг работает. Не переживай. Ещё высссдилл, и мы пойдём играть в нушш, как ты любишь! Вернёмся в наш дом, тебя ждут наши дети!.. Позовём всех наших маггггр и отметим то, что ты здоров!

– Толлр!.. Ну конечно! В этом видении меня звали… Сейчас… – Губы больного пытались произнести слово «Николай», но тщетно. Впрочем, память услужливо запихнула эту странную информацию подальше в мозг. – Невероятно, но я никак не могу это произнести. Хотя и неважно. Главное, моя Лиррт, что мы снова вместе!

***

Жизнь потихоньку налаживалась. Толлр с удовольствием играл в нушш, много времени проводил с детьми (их было пятеро, четверо из них – разных полов, что усложняло воспитание), общался с маггггр и друзьями. И только одна мысль не отпускала его: Толлр пытался вспомнить всё о той якобы жизни в мифическом мире, которую прожил, находясь в гроззе.

– Те существа, одним из которых я себя представлял, они очень примитивные и странные! – рассказывал он Лиррт. – Они очень несовершенны биологически, их наука и культура находятся на столь низком уровне, что многие наши понятия невозможно выразить их языком. Да и не один у них язык, по-моему…

– Но твой придуманный друг помог тебе выйти из грозза!

– Да, дорогая Лиррт, помог, как ни странно. Но даже понятия «грозз» у них нет – они называют это состояние совершенно иным словом, которое ещё меньше объясняет сей феномен, чем наш вариант. И, если наши учёные так и не поняли до конца, что это, их наука даже не подобралась к началу наших исследований. А вот вспомнить, что же это за принцип выхода из гроза – необходимо. Быть может, мы распространим его по всему миру и поможем тем многим, кто может впасть в грозз!..

Лиррт погладила Толлра по спине и мягко потёрлась третьей ногой о его четвёртую. Толлр понял, что беседу пора заканчивать, и погрузился в совсем иные мысли и действия с любимой Лиррт.

***

Игра в нушш была в самом разгаре, когда Толлр понял, что он вновь собрал эту странную мозаику из обрывков воспоминаний. Он держал в руке игровую фишку десятого порядка, уровень игры должен был отнять все ресурсы его разума, но память подбросила итог. Ещё не до конца осознав и прочувствовав принцип выхода из грозза, он вскрикнул:

– Лиррт, это же так просто! Выйти из грозза совсем легко!..

Фишка упала на пол, а Толлр исчез, словно и не был только что в игровом зале.

***

…Разум постепенно возвращался к нему, и лишь только он почувствовал прикосновение бесконечно близкой по духу особи его расы, память вернула всё, что украло неведомое состояние. Синий купол мягко мерцал и способствовал скорейшему выздоровлению. А разум обшаривал помещение восьмым и десятым чувствами, ибо уже миллионы лет прошло с тех пор, как его раса перестала полагаться только на очень ненадёжные зрение и слух, осязание и обоняние. Прикосновение разума было более точным и правильным, как он осознал. Но память подкидывала странные картины из совершенно нереальных миров, в которых он якобы был. И разум понимал, что он должен всё восстановить. Должен всё вспомнить!..

***

…Где-то очень-очень далеко, в других временах и пространствах, в большом шаре, установленном на тончайшем шпиле, находилась Та, что ждала. Ожидаемый ушёл внезапно, но не окончательно: его тело парило на некотором расстоянии от внутренней стены шара, надежда на возвращение ещё не исчезла. Та, что ждала, напомнила бы человеку огромную медузу, невесть как передвигающуюся и выжившую в условиях совершенно нечеловеческого мира. Она продолжала ждать и надеяться. И ожидаемый начал возвращаться…

***

Где-то очень-очень далеко…

***

Где-то…

Оригинал рассказа размещен в майском номере журнала Уральский следопыт за 2020 год

http://www.uralstalker.com/uarch/us/2020/05/57

родился в 1980 году в г. Баку, но большую часть сознательной жизни прожил в Тульской области. Окончив школу, получил высшее образование управленческого профиля. 13 лет работал в печатных СМИ, пройдя путь от корреспондента районной газеты до заместителя директора издательского дома. Член Союза журналистов России. Несколько лет назад сменил сферу деятельности и стал муниципальным служащим. Самое любимое увлечение – чтение: классическая литература, современная проза и фантастика

автор Александр Атаянц

родился в 1980 году в г. Баку, но большую часть сознательной жизни прожил в Тульской области. Окончив школу, получил высшее образование управленческого профиля. 13 лет работал в печатных СМИ, пройдя путь от корреспондента районной газеты до заместителя директора издательского дома. Член Союза журналистов России. Несколько лет назад сменил сферу деятельности и стал муниципальным служащим.
Самое любимое увлечение – чтение: классическая литература, современная проза и фантастика
Обложка майского 2020 года номера журнала "Уральский следопыт"
Обложка майского 2020 года номера журнала “Уральский следопыт”