С младших классов школы нас учили, что все удивительные по красоте животные обитают в тропиках, эта мысль проповедуется вовсю и на телевидении, достаточно посмотреть передачи из цикла «В мире животных» или «Animal planet» (последний цикл одноименного канала, правда, оправдан, ведь тут демонстрируются фильмы, снятые на деньги иностранцев).

Турухтан во внебрачный период. Фото  Николая Вехова

Турухтан во внебрачный период. Фото Николая Вехова

Но если очень захотеть, то и в нашей северной стране можно отыскать не менее интересных представителей животного мира, чье поведение и биологические особенности ничуть не уступают «зарубежным».

Мне хотелось бы познакомить читателей именно с таким занимательным представителем птичьего царства России, с небольшим куликом — турухтаном.

Этот франт уже добился любви самки. Фото Николая Вехова
Этот франт уже добился любви самки. Фото Николая Вехова
Он был описан знаменитым Карлом Линнеем в середине XVIII в. в его книге «Система природы». Свое латинское «имя» — Philomachus pugnax (турухтан обыкновенный) — турухтан получил лишь в 1804 году от немецкого натуралиста Блазиуса Меррея. Родовое название этого кулика (первое латинское «имя») является производным от двух древнегреческих слов — φίλος («любитель») и μάχη («битва»), иначе — воинственный, любитель боев или рыцарских турниров. Оно как нельзя лучше отражает характер турухтана — он самый известный драчун среди населяющих нашу страну птиц.

Типичный дальний мигрант

Турухтан — широко распространенная в северной части Евразии птица. Ее ареал — это преимущественно тундровая и лесотундровая зоны, таежная область. Турухтан обычен на Ямале и в низовьях Оби, по обе стороны Полярного Урала. Известен он и в Предуралье, и в Зауралье: в Пермском крае и на Урало-Тобольском плато, в среднем течении Урала и Илека, между Барнаулом и Семипалатинском.

Турухтаны на кормёжке. Фото Николая Вехова
Турухтаны на кормёжке. Фото Николая Вехова

Как и все кулики, соплеменники турухтана, на большей части ареала он является перелетной птицей, типичный дальний мигрант. Например, гнездящиеся в низовьях Колымы птицы ежегодно совершают «сверхдальние» перелеты протяженностью до 30 тыс. км, следуя через Северную Европу к водоемам Западной Африки. На пролете турухтаны держатся большими стаями, численность птиц в которых может достигать сотен и тысяч особей. Основные зимние колонии образуются в лежащей южнее Сахары области Сахель, где в долинах рек Сенегал (в дельте этой реки ежегодно скапливается более полумиллиона птиц, а в отдельные годы их число может достигать миллиона) и Нигер, на озере Чад, в равнинной местности южнее города Томбуку (Мали), на востоке континента (между Эритреей и Зимбабве). За пределами Африки зимует значительно меньшее количество птиц, периодически колонии возникают вдоль атлантического и средиземноморского побережья Европы, в Мьянме, южном Китае, на Новой Гвинее и спорадически в Южной Австралии. Хотя турухтаны не связаны напрямую с морскими побережьями, однако на зимовках на крайнем юге Африки птицы встречаются в лагунах и вдоль илистых берегов, заливаемых во время прилива и обнажаемых при отливе. Такая привязанность к подобным биотопам связана с тем, что турухтаны здесь кормятся. И на зимовках в Азии одними из излюбленных мест обитания турухтанов являются рисовые поля, где всегда обильны их кормовые объекты.

Птенцы турухтана. Фото Николая Вехова
Птенцы турухтана. Фото Николая Вехова

Интересно, что в Великобритании и сопредельной с ней области Европы турухтаны — оседлые птицы, тут их можно наблюдать круглый год.

На территорию России турухтаны прилетают весной из мест зимовки. В нашей стране самая высокая численность гнездящихся турухтанов, более одного миллиона пар. В Сибири основная область распространения — типичные и кустарниковые тундры, а также лесотундра. Южнее этот кулик встречается спорадически. Обитающие восточнее Урала турухтаны гнездятся к югу до южного Байкала, дельты Селенги и северного побережья Охотского моря. Для сравнения укажу, что даже в Северной Европе, где условия обитания сходны с таковыми в нашей стране, популяции турухтанов менее многочисленные. Так, например, в Швеции их 61 тыс. пар, в Финляндии — 39 тыс. пар, а в Норвегии — 14 тыс. пар. Но это самые крупные популяции, а вот на узкой прибрежной полосе от Великобритании и Франции на восток до Дании, Германии и Польши гнездится всего не более двух тысяч пар.

В таких местах на севере Кольского полуострова происходят турухтаньи бои. Фото Никлолая Вехова
В таких местах на севере Кольского полуострова происходят турухтаньи бои. Фото Никлолая Вехова

В разных природных зонах для гнездовий турухтаны выбирают травянистые или мохово‑травянистые болота, влажные луга, разнообразные, за исключением сухих, тундры. В Субарктике, где я и познакомился с этим куликом, турухтаны обычно встречаются в поймах рек, а в тайге и лесостепи, где мне тоже посчастливилось встречать этих птиц, помимо сырых мест, они облюбовывают плоские водоразделы. Самки турухтанов отдают предпочтение сырым, нередко топким низинам, поросшим осокой, злаками и другими влаголюбивыми растениями, в то время как самцы, наоборот, выбирают сухие площадки, лужайки и моховые болота. Кормится вблизи стоячих луж и водоемов с илистыми берегами.

«Искусство перевоплощаться»

Есть у этой птицы одна замечательная особенность — весной, после прилета с зимовок, по-настоящему перевоплощаться, причем это свойственно только самцам. В средних широтах обычно в мае, а в тундрах и лесотундре — в июне, когда у самцов заканчивается весенняя линька, они становятся просто неузнаваемы. Из невзрачных на вид, впрочем, как и все кулики, они «скидывают» свой серо-буро-коричневый наряд и «надевают» парадное оперение, красивый брачный наряд. Своим многообразием и разноцветным опереньем, что в целом нехарактерно для куликов, турухтан безоговорочно привлекает внимание всех, кто отправляется на природу. По бокам головы и на шее вырастают удлиненные перья, известные как «уши» и «воротник». На оголенных участках головы развиваются так называемые «бородавки» — кожистые складки красного, оранжевого или желтого цветов.

Расфуфыренные самцы турухтанов в брачный период. Фото Андрея Рыжова
Расфуфыренные самцы турухтанов в брачный период. Фото Андрея Рыжова

Другие неоперенные участки тела также приобретают яркие краски: клюв становится желтым, оранжевым либо розовато-серым с темной вершиной, ноги — желтые с красноватым, зеленоватым или буроватым оттенком. Окраска воротника, а также груди, спины и крыльев, может быть настолько разносторонней, что в одной стае редко попадаются самцы, похожие друг на друга. Попадаются белые, бледно-охристые, ярко- и темно-рыжие, оливковые, коричневые, черно-синие с зеленоватым или пурпурным отливом, черные кулики, а также с любой комбинацией этих тонов. Другие части тела также пестрые, но выглядят одинаково у всех самцов: задняя часть спины, надхвостье и центральные кроющие хвоста серовато-бурые, брюхо и крайние кроющие хвоста белые. По мнению орнитологов, такое разнообразие нарядов помогает молчаливым от природы птицам распознавать друг друга во время брачных церемоний. Посмотришь на них в период ристалищ, и представляется, что присутствуешь не на весеннем току, где-то на поляне с обилием прошлогодней пожухлой травы, а на арене, где собрались расфуфыренные «рыцари» в пышных перьях на латах и наплечниках, вот-вот развернутся нешуточные баталии по выяснению отношений.

Безобидные дуэли

В таком «боевом» наряде турухтаны-самцы начинают свои ристалища. Обычно где-нибудь в сыром месте, на краю болота или водоемы, собираются большие стаи птиц, которые сразу же начинаются бои-поединки, как у тетеревов. А какие смешные позы принимают они при этом! Напыщенные, горделивые, воинственные, посматривают друг на друга так заносчиво, с таким вызовом и угрозой, что напоминают своими манерами старомодных анекдотических шляхтичей. Только особенного вреда они друг другу не причиняют. Дуэли их довольно безобидны, так как клюв у турухтана, а именно он служит главным «оружием», слабый, мягкий. Ни ущипнуть, ни ранить своего противника турухтан не может. Наблюдать за рыцарскими турнирами турухтанов очень интересно и смешно — захватывающее зрелище.

Схватка двух соперников. Фото Андрея Рыжова
Схватка двух соперников. Фото Андрея Рыжова

Мне посчастливилось не раз «присутствовать» на схватках претендентов за прекрасное сердце и любовь, увы, невзрачной самки (серой, молчаливой птицы), со стороны наблюдающей за исходом сражения.

На пойменном лугу в долине р. Усы (в подзоне крайне северной тайги), например, за сражением турухтанов‑самцов я наблюдал из укрытия, из-за куста ивы. На открытой, чуть возвышенной лужайке в несколько метров в диаметре, покрытой подсохшими кочками, собралось около 25–30 птиц, точно подсчитать их количество было трудно, поскольку птицы постоянно перемещались и скрывались от меня за кочками. На «арене» собралось около трех десятков турухтанов. Их контрастирующие наряды — «брачное» оперенье и перьевые украшения на голове были столь различны, что можно было подумать: передо мной птицы разных видов, такой разнообразной была их окраска. Тут ни один турухтан не был похож по цвету на другого. Глянешь на них, глаза разбегаются. В тундре бои этих птиц можно наблюдать только издалека — высунув только голову из понижения, так, чтобы сам наблюдатель оставался не виден. Обычно я использовал для наблюдения бинокль. Тогда и птиц не спугнешь, и увидишь все схватки бойцов.

Ну что, господа, мы начинаем... Фото Александра Голубова
Ну что, господа, мы начинаем... Фото Александра Голубова

Некоторые птицы важно прохаживались по невысокой траве, поблескивая на солнце золотистыми переливами своего весеннего парадного наряда. Другие сидели по двое-трое на кочке. Особенно бросались в глаза по-разному окрашенные пышные воротники из растопыренных перьев. Этими своими воротниками и смешными манерами птицы напоминали придворных кавалеров XVII века в твердо накрахмаленных жабо.

Но вот бои начались. Описание их сложно передать обычными словами, это неповторимое зрелище надо видеть. Вот на площадке появился светло-рыжий турухтан. Навстречу ему соскочил с кочки другой боец, черного цвета с синеватым отливом. Увидев противника, светлый турухтан прямо-таки затрясся от злости. Противник его тоже был возбужден. Перья на воротниках у обоих натопорщились.

Самцы турухтанов  в брачный период. Фото Андрея Рыжова
Самцы турухтанов в брачный период. Фото Андрея Рыжова

Бойцы начали кружить друг перед другом, приседая, низко наклоняя головы и опять выпрямляясь, выставляя грудь вперед. Казалось, будто оба кавалера, перед тем как начать бой, вежливо, но с достоинством, раскланиваются один перед другим, сдерживая боевой пыл, чтобы не нарушить правила этикета. Потом, пригнувшись, они одновременно бросились навстречу друг другу, выставив вперед клювы, как рапиры. Короткие, но быстрые и частые выпады посыпались с обеих сторон. Твердые воротники служили им щитами. Остальные же птицы наблюдали за ходом боя со своих кочек, точно заинтересованные зрители. Это было действительно забавное зрелище. Устав, бойцы на площадке разошлись, отряхнулись, поправили перья и после короткого перерыва снова кинулись друг на друга. Так повторялось несколько раз.

Какой важный.... Фото Александра Голубова
Какой важный.... Фото Александра Голубова

Тем временем на арену вышла еще одна пара бойцов. Обе пары кружились, мешая друг другу, но каждый из турухтанов был занят только своим противником. Вот один из них проворно перепрыгнул через соседа, попавшегося ему на дороге. Наконец, первая пара выбилась из сил. Оба турухтана вспорхнули вдруг в воздух, метров на пять вверх, и опять опустились на лужайку. После этого турухтан с синеватым отливом оставил площадку и пошел прочь, хотя и помятый немного, но с независимым и гордым видом, а рыжий занял место среди зрителей. А дуэли на площадке следовали одна за другой в том же быстром темпе, с короткими перерывами. Одна пара сменяла другую. Иной раз дрались одновременно сразу две пары, а порой даже три, так как новые бойцы начинали поединок, не дожидаясь, пока их предшественники покинут поле боя. Так продолжалось часа три-четыре.

Самцы турухтанов  в брачный период. Фото Андрея Рыжова
Самцы турухтанов в брачный период. Фото Андрея Рыжова

В северо-таежной зоне бои турухтанов продолжаются в течение двух-максимум трех недель, в тундре, где из-за короткого бесснежного периода все явления природы очень быстротечны, турухтаньи бои можно наблюдать не более двух недель. А вот в области распространения смешанных лесов ими можно любоваться в течение четырех-пяти недель, до начала июня. Все остальное время птицы живут между собой мирно, спокойно и воинственных намерений не проявляют.

Завладев самкой, вместе с ней самец проводит некоторое время. На сухих местах птицы строят гнездо. Как и у всех куликов, гнездо турухтана — неглубокая ямка, выстланная сухими фрагментами растений. В нее самка откладывает обычно три-четыре яйца. Если кто-нибудь приближается к гнезду, самка выбегает ему навстречу. Она делает вид, будто не может летать, начинает хромать, стараясь отвлечь внимание непрошеного гостя от места, где находится гнездо, и отвести его как можно дальше. Но, отведя от гнезда, вдруг становится «здоровой» и, вспархивая, улетает прочь.

Полуостров Таймыр. В азарте борьбы  турухтаны выделывают ещё не такие пируэты. Фото Николая Каранова
Полуостров Таймыр. В азарте борьбы турухтаны выделывают ещё не такие пируэты. Фото Николая Каранова

В начале июля, когда молодые турухтаны научатся летать, отдельные семьи собираются вместе, образуя представительные стаи. Скитаясь по болотам, перелетая с одного места на другое, они питаются семенами растений, червями, личинками и насекомыми, среди которых немало вредных. С приближением осени турухтан небольшими стайками улетает на юг.

По окончании летней линьки у самцов исчезают перьевые украшения и кожистые бородавки, клюв и ноги теряют яркие краски и бледнеют. Оперение приобретает покровительственные тона — серовато-бурые в верхней части тела и беловато-серые с темными крапинами снизу и по бокам. Посмотришь на иного недавно раскрашенного самца и не узнаешь его — пепельно-серо-коричневая, блеклая птичка и все. А ведь несколько недель назад еще нельзя было предположить, что вот вдруг она превратится в невзрачного кулика. Кулик и кулик…

Бои прошли, и в этой птице не узнать прежнего франта. Фото Елены Валовой
Бои прошли, и в этой птице не узнать прежнего франта. Фото Елены Валовой

Самки же в любое время года имеют один и тот же наряд, схожий с осенним у самца, лишь в брачный сезон он чуть-чуть темнеет и появляются пестрины. Молодые птицы похожи на взрослых зимой, однако имеют отчетливый чешуйчатый рисунок из рыжих и охристых каемок темных перьев на спине и крыльях, а также легкий охристый оттенок на брюхе.

Оригинал материала опубликован в январском номере журнала Уральский следопыт за 2020 год здесьhttp://www.uralstalker.com/uarch/us/2020/01/30 

Кандидат биологических наук. Занимается исследованиями в области истории и культуры Русского Севера, русских путешествий и путешественников. Участник многочисленных экспедиций. Автор более 600 научных и научно-популярных работ. Давний автор «Уральского следопыта».

Автор Николай Вехов

Кандидат биологических наук. Занимается исследованиями в области истории и культуры Русского Севера, русских путешествий и путешественников. Участник многочисленных экспедиций. Автор более 600 научных и научно-популярных работ. Давний автор «Уральского следопыта».
обложка январского номера 2020 года журнала "Уральский следопыт"
обложка январского номера 2020 года журнала “Уральский следопыт”