Как улицу Карла Либкнехта украсили в стиле кватроченто «гробницей Папы Римского»

14 мая 1915 года погода в Екатеринбурге не удалась. Лил дождь, который помешал весьма значимому событию, происходившему на Вознесенском проспекте. Городские власти при содействии местных промышленников начали сооружать грандиозный пристрой к зданию Общественного собрания. Ныне это здание известно всем как Свердловская филармония на ул. Карла Либкнехта, 38а.

Официально автором проекта, выполненного в модном тогда стиле позднего модерна, стал маститый инженер Константин Трофимович Бабыкин. Хотя местные специалисты упоминали еще и имя некоего профессора Томского университета, который также создавал чертежи нового здания. Только однажды в советские годы известный писатель-сказочник Павел Бажов упомянул, что автором был и архитектор Константин Полков, бежавший от красного террора с белыми войсками. Очень уж зодчему Полкову не нравились некоторые детали оформления фасада: «Вот придумали колонны, которые ничего не держат. Архитрав тут никак не подходит. Решил сверху обелиски поставить. Пусть хоть что-то колонны держит».

Здание Делового клуба. Конец 1920 гг.
Здание Делового клуба. Конец 1920 гг.

Отметим, что именно Полкову и Бабыкину удалось еще в 1913 году выиграть конкурс на постройку этой новой городской достопримечательности. Помешавшая реализации этого проекта революция 1917 года привела к консервации стройки, а также к переоценке идеи строительства. В марте 1918 года Екатеринбургский Совет большевистского правительства Урала решил достроить здание и приспособить его под Народный Дом. Но потом пришли белочехи, затем снова красные. В общем, на время Гражданской войны о здании более не вспоминали. Вплоть до 1926 года.

Но нельзя сказать, что стройка не пустовала. Так, в 1919 году, сразу после входа в Екатеринбург Красной Армии, под навесами здания расположились мастерские по подготовке большевистских праздников. Вот как вспоминали то время местные художники: «Помещение выглядело довольно неуютно. С некрашеными стенами оно более походило на заводской цех. Отопления, конечно, не было. Но все это искупалось величиной площади, на которой мы могли бы разложить фанерные заготовки панно, и наличием балкона, откуда смогли рассматривать свои работы по оформлению города.

Создать же Деловой клуб в 1926 году в этом помещении решили по образу и подобию подобного заведения, уже имевшегося в Москве. И главной его задачей должно было стать: «содействие общению руководящих и ответственных технических работников учреждений Урала».

Проще говоря, решили создать ВИП-клуб, где эти «ответственные» работники могли бы поговорить без участия представителей рабоче-крестьянской прослойки. Так и произошло.

Автором проекта достройки здания и приспособления его под Деловой клуб выбрали Георгия Валенкова. Этот эксцентричный зодчий, воспитанник Академии Художеств и почитатель таланта великого мастера эпохи Возрождения Микеланджело, решил, что модерновый фасад, а также интерьеры не мешало бы дополнить мотивами из творчества великого итальянца. В этом его поддержал и архитектор Коротков, которому было поручено присматривать за ведением строительных работ. Так на фасаде здания появилась имитация скульптурной группы из гробницы Юлия Второго (между прочим, Папы Римского). Планировал Георгий Валенков разместить в нишах варианты таких скульптур, как «Раб», и вариацию на тему Давида, но по каким-то причинам этого не было выполнено. Возможно, когда-нибудь пустующие ниши современного филармонического здания дополнятся двумя недостающими скульптурными репликами на тему творчества великого Микеланджело.

Зато в интерьерах второго этажа нашлось место для громадных монументальных росписей, оформленных не с меньшим размахом, чем фрески Ватикана. Правда, на них уже присутствуют не библейские персонажи, а люди труда советской страны.

 Проект барельефа Валёнкова для Делового клуба в стиле Микеланжело. 1926 г.
Проект барельефа Валёнкова для Делового клуба в стиле Микеланжело. 1926 г.

Роспись Делового клуба доверили учащимся и преподавателям изобразительной студии Свердловского пролеткульта. Именно они выполнили самые зрелищные эскизы. Хотя за этот выгодный и престижный заказ боролись едва ли не все местные художники того времени.

Вообще, авторам достройки здания приходилось приспосабливаться. Дело в том, что достройку пристроя здания Общественного собрания закончили еще вчерне до Октябрьской революции 1917 года. Поэтому рядом со скульптурами вполне «старорежимных» грифонов приходилось рисовать символы новой власти. Так, в центре главного зала был нарисован Герб СССР. Его автором, так же как и всего живописного декора выступил Леонид Елтышев. Коренной екатеринбуржец, сын купца Андрея Дмитриевича Елтышева – первого устроителя екатеринбургского электричества, принял советскую власть и полностью посвятил себя работе по монументальному оформлению уральской столицы 1920-х годов. И если тот самый Герб ему помогали рисовать его ученики, то всю остальную стенную живопись он делал сам.

Кстати, с Гербом СССР вышла небольшая осечка. Когда его рисовали, то ориентировались, чтобы изображение правильно смотрелось из Президиума на сцене. Поэтому сейчас все зрители Свердловской Филармонии видят главный символ СССР вверх ногами.

Официально горожанам уже 24 марта 1926 года сообщили, что Деловой клуб готовится к открытию. Через месяц же город начал судачить о том, что на достройке «ответственного» объекта обнаружилась нехватка 1200 рублей. Называли даже имя того, в чей карман они ушли: инженера «Уралстроя» Крысова, руководившего всеми строительными работами.

Но, как известно, в клубе хотелось не только «поговорить», все были не прочь и вкусно закусить, и послушать музыку. С последней – «духовной пищей» – все определилось быстро. Новая концертная площадка стала самой популярной не только среди местных актеров, но и мировых звезд. По мнению городских руководителей, первыми на сцене Делового клуба обязательно должны были выступить актеры знаменитого МХАТа.

Интерьер филармонии. 1930 гг.
Интерьер филармонии. 1930 гг.

Отметим тот факт, что одними из первых артистов, которые поднялись на сцену нового учреждения, стали американская танцовщица и спутница жизни поэта Есенина Айседора Дункан, а также «поэт революции» Владимир Маяковский.

А вот с пищей обычной все решилось 1 июля 1926 года ровно в полдень. Именно в это время здесь прошли торги на сдачу в аренду помещения столовой. Она начала действовать. И кормили здесь отнюдь не рядовыми продуктами, ведь сюда постоянно наведывалось все руководство Уральского региона.

Здесь же проводились и многочисленные юбилейные мероприятия, первым из которых стала «выставка-презентация» Верх-Исетского завода, приуроченная к его 200-летию. И отметим, что это были не просто обычные показы продукции. Для привлечения зрителей даже заказывали местных художников-конструктивистов, которые декорировали здание футуристическим образом.

А вот будущей Свердловской филармонии в этом здании могло и не быть. Осенью 1926 года власти задумали организовать в городе Драматический театр. Одной из площадок на заседании Горсовета предложили сделать именно сцену Делового клуба. «Недурно бы театр разместить именно там», – предложил один из руководителей города.

Но от этой идеи почти сразу отказались, и в субботу, 30 октября 1926 года, в городе официально презентовали Деловой клуб, открытия которого горожане ждали долгие 11 с половиной лет. Ровно через такое же количество времени – согласно постановлению от 10 июня 1936 года, клуб прекратил свое существование, превратившись в Свердловскую филармонию. И в том и в другом случае, первое, что делали руководители сего здания, украшали красными флагами весь фасад.

Нелишним будет сказать и об особенностях самого сооружения. Во-первых, это было одно из первых общественных помещений города, где был устроена канализация. Укладкой паркета в здании занимался лучший специалист города Антипин, а лепные работы делал лепщик Серегин. На первом этаже посетителей привлекали шахматной и биллиардными комнатами, на втором – курительными и уборными, на третьем этаже – залом для заседаний и комнатой клубной работы. Особой гордостью должна была стать летняя столовая на крыше здания площадью в 200 квадратных метров. Но случившаяся борьба с НЭПом и нэпманами так и не позволила реализовать этот необычный для Урала того времени проект.

Современный фасад Филармонии с барельефами Валенкова и отделкой по проекту Бабыкина и Полкова
Современный фасад Филармонии с барельефами Валенкова и отделкой по проекту Бабыкина и Полкова

Вообще, как вспоминал архитектор Коротков: «Опыт этой стройки говорит, что при тщательном и весьма внимательном отношении к делу можно выстроить неплохие здания». Проще говоря – довольными остались и заказчики, и архитекторы, и зрители.

  • Наш словарь Кватроче́нто, также кваттроченто (итал. quattrocento, «четыреста», сокращенно от mille quattrocento – «тысяча четыреста») – общепринятое обозначение эпохи итальянского искусства XV века, соотносимой с периодом раннего итальянского Возрождения. Кватроченто характеризуется расцветом архитектуры, живописи и скульптуры. В этот период в Италии работала целая плеяда выдающихся мастеров, и среди них Рафаэль, Микеланджело и Леонардо да Винчи.

Оригинал материала опубликован в январском номере журнала Уральский следопыт за 2020 год здесь  http://www.uralstalker.com/uarch/us/2020/01/45

обложка январского номера 2020 года журнала "Уральский следопыт"
обложка январского номера 2020 года журнала “Уральский следопыт”

 

Екатеринбургский историк искусств, журналист, фотограф. Автор многоих исследований по истории Екатеринбурга и Урала. Хранитель Музея истории Екатеринбурга.

автор Сергей Скробов

Екатеринбургский историк искусств, журналист, фотограф. Автор многоих исследований по истории Екатеринбурга и Урала. Хранитель Музея истории Екатеринбурга.