Тайны Коноваловского завода

депо
Депо

Вспомним, как складывалась история железных дорог на Урале. В 1834 г. механики Нижнетагильских заводов отец и сын Черепановы построили первый в России паровоз, который в вагонетках перевозил медную руду с Меднорудянского рудника на Выйский завод. В 1878-м была построена Уральская горнозаводская железная дорога от Перми до Екатеринбурга. В 1895 г. проложили железную дорогу от Нижнетагильского до Антоновского завода и Черноисточинского заводского поселка. Через год «железку» протянули до Висимо-Шайтанского завода, спустя еще год – до Висимо-Уткинского. Она действовала до 2002 года.

Кушва-Сылвицкая дорога. В 1915 г. параллельно с Висимо-Уткинской железной дорогой начали строить Кушва-Сылвицкую узкоколейную, которая проходила от Кушвинского завода до реки Чусовой. В устье реки Сылвицы, на правом берегу Чусовой, начали строить Коноваловский лесоразделочный завод. Кушва-Сылвицкая узкоколейка действовала не долго. Сейчас около ж.д. станции Гороблагодатской сохранились каменные опоры – это остатки путепровода Кушва-Сылвицкой дороги, предназначенной для вывоза древесины из района реки Чусовой, где находилась Серебрянская лесная дача.

К началу XX в. заводы Гороблагодатского округа также испытывали нехватку в древесном топливе. В Серебрянской даче имелось много леса, но транспортировка его была затруднена, так как все реки из лесной дачи текли в Чусовую, в обратную сторону от заводов. Управление Гороблагодатского горного округа организует строительство завода на правом берегу реки Чусовой, который должен разделывать лес, поступающий сплавом по реке Сылвице. А для его доставки – железную дорогу.

карта Кушва-Сылвицкой железной дороги
Карта Кушва-Сылвицкой железной дороги

Изыскания железнодорожной трассы и площадок для завода начались в 1900 г. Начальник Гороблагодатского горного округа А.Ф. Ливицкий, чтобы осуществить проект, заинтересовал новым делом заместителя министра торговли и промышленности А.И. Коновалова. Он дал Левитскому полномочия вести строительство при неограниченном кредите. Осенью 1915 г. в тайге и на окраине Кушвы работало уже более 1 200 человек – пеших, конных, местных и завербованных в различных губерниях, а также военнопленных немцев, мадьяр и австрийцев.

Виадук
Виадук

Коноваловский завод и поселок Коновалово назвали в честь соучредителя Московского банка, масона и депутата Государственной думы, а после Февральской революции 1917 г. министра торговли и промышленности Временного правительства Александра Ивановича Коновалова (1875-1949), истратившего 14 млн государственных рублей на осуществление плохо продуманного проекта.

Для усовершенствования работ в Серебрянской даче Гороблагодатского округа был подготовлен проект механизации. Предполагалось валку леса вести при помощи специальных электрических механизмов, а подтягивание леса производить американскими паровыми лебедками. Планировалось построить лесоразделочный завод с шестирамным лесопильным цехом и углевыжигательной печью непрерывного действия. К маю 1916 г. были построены кузница, казармы, столярная мастерская, подсобные и складские помещения. Размер колеи Кушва-Сылвицкой железной дороги был основан на английской дюймовой системе мер, в переводе на метрическую величину он равнялся 1067 мм. В то время это была единственная на Урале дорога с таким размером колеи, и поэтому подвижной состав – паровозы и вагоны – был доставлен с такой же железной дороги Вологда – Архангельск, которую перестраивали на широкую колею. Отечественных паровозов на такой размер колеи было мало, поэтому на железной дороге использовалась заграничная техника, построенная на заводах «Маннинг-Вардл» и «Китсон» в Англии, локомотивы «Малетта» заводов «Балдвин» из Америки и бельгийские паровозы заводов «Кокериль», в России их называли крокодилами.

депо
Депо

В Государственном архиве Свердловской области и в Нижнетагильском городском историческом архиве сохранились документы, рассказывающие о ходе строительства железной дороги и завода. Были составлены договоры с подрядчиками, подписанные заведующим постройками Гороблагодатского округа Г.Г. Брезинским: на строительство депо для ремонта паровозов, мостов через реки, заготовку леса, выделку шпал и корчевку пней, постройку деревянных открытых мостов, производство земляных и каменных работ по сооружению депо с мастерской при нем и фундамента под поворотный круг на станции Коновалова. Подрядчики изъявили свое согласие на вычет из причитающихся платежей одной десятой процента с рубля, в том числе на устройство ремесленных классов и женской гимназии в Кушвинском заводе. В конце 1917 г. еще недостроенная дорога начала работать на промышленность, но сквозное движение от Кушвы до Чусовой так и не было открыто. Помешала Гражданская война, во время которой сооружения дороги были частично разрушены. (ГАСО. Ф. 160. Оп. 1. Д. 244а. Л. 23).

В начале советского периода. 27 февраля 1918 г. на экстренном заседании под председательством А. Седова составили протокол исполнительного комитета Совета рабочих депутатов совместно с населением граждан Усть-Сылвицкого завода. Слушали постановление из областного Совета о наступлении немецкой армии к Петрограду. В связи с этими событиями выработали предложения для защиты Советской республики: организовать отряды Красной Армии, произвести добровольный сбор вещей, реквизиции у буржуа, конфисковать у имущих капиталы, отправить с Коноваловского завода добровольцев на фронт. Протокол другого заседания гласил: «…беспощадное обложение местных буржуа разного рода налогами для снабжения Красной Армии. Лица, не выполнившие постановление, подлежат немедленному расстрелу на месте». Выполнение этого поручения возлагается на члена исполнительного комитета начальника Красной гвардии Копылова. На собрании было постановлено: встать всеми силами на защиту социалистической революции, существованию которой грозят русская и иностранная буржуазия (НТГИА. Ф. 9. Оп. 1. Д. 5).

Экономическая ситуация на заводе и по всей стране складывалась не лучшим образом, не хватало самого главного – продуктов питания. 1 марта 1918 г. составлено обращение от исполнительного комитета Усть-Сылвицкого завода к жителям Коноваловки: «Товарищи! На Коноваловку надвигается страшное бедствие голод. Нам необходимо на время весенней распутицы запастись провиантом и фуражом. Сейчас же до распутицы, а денег у нас нет и едва в нужное время будут в достаточном для этого количестве. Совет рабочих депутатов на заседании 9 марта в предотвращение надвигающегося бедствия решил организовать при исполнительном комитете фонд на закупку провианта и для осуществления этого постановил: обложить взаимообразно всех рабочих и служащих на сумму 10 руб., а неработающих едаков старше 10 лет по 3 руб.».

Выписка из протокола заседания Совета рабочих депутатов Усть-Сылвицкого завода от 9 марта 1918 г.: «Послать телеграмму в Областной совет с предупреждением о критическом положении и просьбой о даче денег или хлеба». (НТГИА. Ф. 9. Оп. 1. Д. 28. Л. 13).

Пленные в Коновалово. Усть-Сылвицкий завод и дорогу строили в том числе и военнопленные немцы, мадьяры и австрийцы, которым было разрешено собирать митинги в пожарном депо, но брандмейстер завода при рапорте писал: «…что частные митинги в пожарном депо в зимнее время не желательны». 5 марта 1918 г. заведующий куренным отделом П.Е. Терентьев написал заведующему Усть-Сылвицким заводом Я.Д. Здобнову объяснение отношения к военнопленным: «…работоспособность последних понизилась до крайней степени. Причины к понижению работ следующие: недостаточность питания, низкая плата, полное неповиновение куренной администрации и убеждение, что завод обязан содержать военнопленных, бегство с завода с казенным инструментом, необходимо срочно повышать норму довольствия и привлекать для работ рабочих со стороны».

Условия пребывания военнопленных в Коновалово были очень тяжелыми, некоторые из них писали заявления, чтобы под любым предлогом уехать самостоятельно в другие места России. Военнопленным подписывали разрешение на передвижение в Пермь и другие города одиночным порядком. Но губернский совет депутатов города Перми послал телеграмму в Совет Усть-Сылвицкого завода: «…в последнее время прибывают военнопленные одиночным порядком, имея при себе документ, выданный совдепом на свободное проживание в городе Перми, что является недопустимым, дезорганизует правильный учет. Ковоплен просит уведомить коллегию, чем руководствовался Совдеп, выдавая такие документы, не имея на это разрешения Ковоплена…». (НТГИА. Ф. 9. Оп. 1. Д. 28. Л. 25-49).

Пожар на электрической станции. 7 марта 1918 г. на Коноваловском лесоразделочном заводе произошел пожар, сгорела электрическая станция. На следующий день обсуждали мероприятия в связи с пожаром и приняли следующие меры. Одну машину временно поставить около лесопильного завода, для чего сделать временное помещение. Пригласить одного машиниста специально для ухода за пожарными паровыми машинами, которые заменят одного служителя и пару лошадей. Но с приглашением машиниста решили подождать до приезда машиниста, вызванного из Екатеринбурга. Воспользоваться 110-сильным локомобилем и приспособить к нему старую динамо-машину. Командировать Малиновцева в Верхнюю Туру в заводской контрольный комитет, в Баранчу и Мотовилиху за станками для металла, а Гущина в Екатеринбург, с заездом в Верхнюю Туру, для покупки электрических машин. Поручить тов. Гущину ускорить доставку из Екатеринбурга от фирмы «Железняк» купленной динамо-машины. Строительный цех дает обещание приготовить фундаменты для динамо-машины в недельный срок. После пожара был составлен проект найма пожарных служителей заводской пожарной команды Усть-Сылвицкого завода. (НТГИА. Ф. 9. Оп. 1. Д. 28. Л. 11).

Коновалово. В 1918 г. частично работала Кушва-Сылвицкая железная дорога. В Коновалово строились и действовали следующие цехи, сооружения, бытовые и хозяйственные постройки: печь углежжения 1 серия, печь углежжения 2 серия, лесопильный завод, печь «Клячина», кирпичный завод, быки моста «Гау», плотина, кузница, элеватор дров, столярная мастерская, временная лесопилка, кузница, временная электростанция, шорная мастерская, центральный магазин, площадка для грузов, контора завода, кордон, квартира зав. лесным отделом, квартира В.Е. Грум-Гржимайло, телефонная станция, магазин общества потребителей, больница, пожарное депо. (Нижнетагильский музей-заповедник «Горнозаводской Урал». Ф.10. Оп.12. Д.31).

Комиссар с широкими полномочиями. 30 июня 1918 г. составлен протокол заседания Райсовдепа Гороблагодатского округа (председатель заседания Глушков, секретарь Комшилов). Состоялся доклад по лесному отделу, где выяснилось, что задержка в эксплуатации КСжд грозит прекращением подвоза горючего к заводам, поэтому было постановлено: назначить на Кушва-Сылвицкую ж.д. комиссара с широкими полномочиями, как привлечения к работе, так и вплоть до увольнения административных лиц с роспуском Делового Совета, и избрать комиссию по выяснению «грозных» сторон положения постройки КСжд. Комиссаром на Кушва-Сылвицкой ж.д. назначили тов. Топоркова. (НТГИА. Ф. 9. Оп. 1. Д. 12. Л. 15).

Профессор В.Е. Грум-Гржимайло на заводе. Летом 1918 г. из Петрограда на Урал со своими соратниками по науке выехал профессор В.Е. Грум-Гржимайло. В его задачу входило подыскать новое место для Ижорского завода. В Кушве Владимир Ефимович расстался с семьей. Она поехала в Алапаевск, а Грум-Гржимайло остался для осмотра Гороблагодатских заводов. Одновременно пришлось познакомиться и со строительством Коноваловского лесоразделочного завода. С председателем Пермского лесного отдела комиссаром Россовым ехали из Кушвы в дребезжащем, качающемся вагоне узкоколейки до Коноваловского завода. Переночевали в одном из домов для служащих и на следующий день, приехав на завод, обошли территорию и сильно огорчились увиденным. Грум-Гржимайло сказал комиссару ЛесУрала Россову: «…для меня стало ясно, что строители завода совершенно не поняли своей задачи. Завод следовало в корне перестраивать – другого выхода для спасения 14 миллионов рублей истраченных казной не было».

Пятеро сыновей Грум-Гржимайло образовали партию съемщиков, которой было поручено сделать инструментальный план Коноваловского завода и его окрестностей. Сначала работали в лаптях, в костюмах, сшитых из крестьянского сукна. Потом обзавелись сапогами, полушубками и пимами. Работа прерывалась четыре раза эвакуацией служащих и рабочих вследствие занятия белыми Коноваловского завода и станции, переходивших из рук в руки 9 раз. 3 декабря семья Грум-Гржимайло оказалась под властью белых. (Нижнетагильский музей-заповедник «Горнозаводской Урал». Ф. 10. Оп. 12. Д. 31).

Во время Гражданской войны. 3 сентября 1918 г. белогвардейские войска наступали вверх по реке Чусовой, были заняты Илим, Кын. В Кыновском, Коноваловском, Серебрянском заводах мобилизовано более 1 000 чел., из них 300 человек старых солдат поступило в распоряжение штаба 3-й Армии. В начале декабря белые захватили Кушву. Те, кто находился на Кушва-Сылвицкой дороге, остались отрезанными от отступления, поэтому им оставалось отходить на ж.д. станцию Бисер. К осени 1918 г. белые окончательно овладели Кыном, пришлось эвакуироваться по узкоколейке в Кушву, но пришло известие, что там взорван мост. На станцию Бисер в начале декабря вышли из окружения красноармейцы и служащие Кушва-Сылвицкой железной дороги. На второй день сдали Бисер и опять отрезались от железной дороги, красные вынуждены были отступать по снегу целых 45 верст до завода Кусья-Александровска. (НТГИА. Ф. 195. Оп. 1. Д. 2. Л. 63).

Из воспоминаний В.Е. Грум-Гржимайло: «…, вбежал солдат с криком «белые наступают!» Все выбежали, я за ними. По улицам бегали красноармейцы. Со стороны моего дома слышны были ружейные выстрелы. Я пошел навстречу. Скоро оказался на шоссе один и пошел домой. Выстрелы затихли. Скоро пришли Юра и Алеша, они слышали свист пуль и лежали в канаве. Мы поужинали и потушили свет. За «Карпатами» (Карпаты – тупиковая ж.д. в Коновалово) слышна была перестрелка. Мы легли спать, ночью раза два слышны были выстрелы. Утром мы оказались у белых».

При всех эвакуациях Грум-Гржимайло с сыновьями оставался в Коноваловском заводе. Они решали порученную задачу перепроектировать завод, и эвакуация их не касалась. В 12-ти верстах от Коноваловского завода проходит полотно Западно-Уральской (Лысьва-Бердяуш), железной дороги. Проведя широколейную ветку от Западно-Уральской железной дороги до Усть-Сылвицы, лесные грузы Коноваловского завода будут иметь выход в Европейскую Россию. (Нижнетагильский музей-заповедник «Горнозаводской Урал». Ф. 10. Оп. 12. Д. 31).

Отчетная ведомость. В 1919 г. была составлена ведомость, где собраны сведения об Усть-Сылвицкой волости и завода. Число населения Усть-Сылвицкого завода с примыкающей деревней Копчик составляло 2 506 чел. Число дворов 62, заводских квартир 80, частных дворов 15. Классовый состав жителей Коновалово: богатых нет, средних при деревне Копчик 5 чел. Имеется партийная ячейка, членов 5 чел., членов сочувствующих 20 чел. В волисполкоме существует Союз коммунистической молодежи, с количеством 54 чел., профсоюз рабочих членов 921 чел. В волости запасов хлеба нет, товаров нет, в таковых сильный недостаток. На заводе существует карточная система, 1-я категория получает хлеба 36 фунтов, 2-я категория жителей получает 25 фунтов, излишков продуктов нет. Винтовок в волости находится 12 шт. и охотничьих ружей 15 шт. Число членов Совета 39 чел., членов исполкома 3 чел., военный комиссар, фининспектор, делопроизводитель, милиционер, неграмотных в волости 200 чел. Жители интересуются, что происходит в России, читают газеты. Митинги жители посещают плохо, ввиду того, что население сильно разбросано по своим работам. Жители относятся к советской власти удовлетворительно, кулаков и попов на заводе нет. Бедное население отдает последнее, что у них есть, в пользу Советов. Колчаковских армейцев находится 67 чел. В работе Совета учительский персонал принимает участие и занимается обучением детей. 20 человек с Усть-Сылвицкого завода бежало с белогвардейскими войсками при отступлении. В заводе есть клуб, библиотека, изба-читальня, с уездом поддерживается телефонная связь. Население занимается заготовкой дров и лесоматериалов, имеется лесопильный завод, механическая мастерская, при ней электрическая, а также действуют куренные работы. В волости работают 1 500 чел., в работах принимает участие часть женщин. На лесопильном заводе работают 90 чел. Малолетних в заводском поселке 237 чел. Связи с уездом нет, только телефонная. В волости 39 чел. членов Совета. Председатель исполком И.Ф. Кожевников. (НТГИА. Ф. 9. Оп. 1. Д. 60).

Период достройки железной дороги. Кушва-Сылвицкая узкоколейная железная дорога была протяженностью 105 верст. На КСжд находились 9 железнодорожных станций: «Степановка», «Плотинка», «Урал», «Кедровка», «Журавлик», «Луковка», «Потяж», «Чувашка». В 1920 г. железная дорога находилась в периоде достройки. На ее протяжении стояли 8 казарм, 16 полуказарм, 3 водокачки и предполагалось построить еще 3. На станции Степановка имелось депо и мастерская для ремонта вагонов и паровозов. В работе на железной дороге находилось 7 паровозов, из которых 2 американских, 305 вагонов, из них 8 пассажирских, 99 платформ, 189 крытых вагонов. (НТГИА. Ф. 125. Оп. 1. Д. 85).

Заседание в связи с обследованием КСжд. 14 марта 1921 г. составлен протокол в связи с переводом дороги из введения Высокогорского райуправления в управление Уралтопветстроя в г. Екатеринбург. Комиссар железной дороги Елькин докладывал: «Учитывая необходимость существования этой дороги для обслуживания вышеуказанных заводов, я должен сказать, что дорога в таком виде, в каком существует, сейчас существовать не может. Дорога находится в периоде достройки и имеет массу недочетов. Необходимо выстроить 5 каменных водоемных зданий водокачек, 5 станционных зданий, казарм, полуказарм, переездов, сторожевых и стрелочных будок, поставить семафоров на всех станциях, начиная от Степановки до Коновалово. Устроить балансировку пути и обязательно сменить рельс на протяжении всей линии на тип более тяжелый. Произвести новые изыскания для постройки на широкую колею. После перестройки ее на широкую колею весь подвижной состав и паровозы перебросить на Верхне-Туринскую узкоколейную ж.д.». (НТГИА. Ф. 125. Оп. 1. Д. 344. Л. 13).

За сезон 1920-21 гг. вывезено на станцию «Степановка» для Кушвинского завода 193 куб. дров и употреблено дров для действия железной дороги 997 куб., т.е. больше, чем в 4 раза, израсходовали для перевозки, чем доставили для действия Кушвинского завода. Зимой дорога не очищается от снега и движение останавливается.

5 апреля 1921 г. из Высокогорского района в управление топливных ветвей Урала, в Екатеринбург: «Согласно постановлению Уралпромюбюро КСжд подлежит передаче Уралтопветстрою в месячный строк. Считаю целесообразным, чтобы передача была произведена до начала сезонных работ на линии». 19 апреля 1921 г., Кушва-Сылвицкая железная дорога административно выведена из Высокогорского райуправления в ведение правления по постройке и эксплуатации топливных ветвей на Урале.

10 апреля 1922 г. начальником КСжд инженером Пуценко и представителем Кушвинского завода Трубиным КСжд, принадлежащая Уралтопветстрою, со всем инвентарем, материалами, инструментом, разного рода имуществом при гражданских сооружениях передается в ведение Высокогорского райправления. С 1 мая 1922 г. райуправление передает КСжд в подчинение Гороблагодатскому горнозаводскому округу. (НТГИА. Ф. 125. Оп. 1. Д. 373).

Перевозка пассажиров. На Кушва-Сылвицкой узкоколейной дороге с 1922 г. введены платы в товарно-пассажирских поездах. Стоимость билета от Кушвы до Коновалово 342 руб. Сведения по КСжд о количестве занятых на июнь месяц 1923 г.: муж. 235 чел., жен. 105 чел. Всего: 340 чел., в том числе подростков от 16 до 18 лет: муж. 20 чел., жен. 8 чел. В 1923 г. на Верхне-Туринскую железную дорогу переброшено все, что можно, с Кушва-Сылвицкой дороги, находящейся с 1 января 1923 г. в положении охраны, хотя на этот же год было запланировано перевезти 10 000 000 пуд. грузов. (НТГИА. Ф. 125. Оп. 1. Д. 275).

Неудавшийся проект. В конце 1920-х гг. из-за перевода на минеральное топливо Кушвинского завода потребность в лесоперерабатывающем заводе и в железной дороге отпала и в 1928 г. она была закрыта, но не перестала действовать. В 1930-х гг. Кушва-Сылвицкая железная дорога была передана Гороблагодатскому леспромхозу и получила название Кушвинская узкоколейная дорога. В 1938 г. на месте паровозного депо Кушва-Сылвицкой дороги создали паровозоремонтные мастерские, где впоследствии был построен Кушвинский завод транспортного оборудования.

Кушвинская узкоколейная дорога частично действовала до 1970-80-х гг. Лесозаготовители «перешили» колею на еще более узкую, сделали многочисленные ответвления. Затем рельсы были сняты, и о дороге напоминают при подъезде к станции Гороблагодатской насыпь и остатки опор путепровода, сделанные из дикого бутового камня. На бывшей линии можно встретить рельсы, железнодорожные колеса… Коноваловский завод так и не вступил в действие, не выдал и тонны продукции, сейчас это зарастающие лесом фрагменты памятника промышленной архитектуры на берегу реки Чусовой.

Оригинал рассказа (полная версия) размещен в июльском номере журнала Уральский следопыт за 2017 год

http://www.uralstalker.com/uarch/us/2017/07/8/

Автор Андрей Пичугин

Краевед-исследователь, член Нижнетагильского клуба краеведов и Общества уральских краеведов; внештатный корреспондент городских и районных газет; автор нескольких книг по истории и географии Урала..
Краевед-исследователь, член Нижнетагильского клуба краеведов и Общества уральских краеведов; внештатный корреспондент городских и районных газет; автор нескольких книг по истории и географии Урала..
Обложка июльского 2017 номера журнала "Уральский следопыт"
Обложка июльского 2017 номера журнала “Уральский следопыт”