Яков (Янкель) Михайлович (Мовшевич) Свердлов (Розенфельд) – один из наиболее видных большевистских вождей. Ему благоволил В.И. Ленин, учитывая, прежде всего, его опыт вовлечения рабочих «низов» и люмпенских элементов в антиправительственное движение, боевые террористические группы (на деле – боевые отряды народного вооружения – БОНВ). Они занимались терактами, грабежами, добывая для партии, ее эмигрантской части (лидеров) огромные средства. Свердлов (находясь в ссылке) был избран в состав ЦК РСДРП(б). В 1917 г, после Февральской революции, он вновь вошел в состав ЦК, являлся его секретарем. Яков Михайлович активно участвовал в организации Октябрьского большевистского переворота, а вскоре стал и председателем Всероссийского Центрального исполнительного комитета (ВЦИК), формально – высшего государственного органа. Над ВЦИК фактически довлел Центральный комитет партии большевиков, на руководящей работе в котором Свердлов оставался.

Свердлов и Ленин. Москва. 1918 год
Свердлов и Ленин. Москва. 1918 год

Он всегда поддерживал Ленина, образно говоря, «шел в его кильватере» даже в период резкого обострения противоречий в советских верхах в связи с заключением Брестского договора с Германией (на этом яростно настаивал председатель Совнаркома Ленин; Брестский договор являлся, по существу, антигосударственным, антинациональным; собственно, и Октябрьский переворот был совершен под руководством вождя большевиков, при поддержке Германии и ее финансировании). К лету 1918 г. Авторитет Ленина (как председателя Совнаркома, вождя) заметно снижался, в то время как, говоря современным языком, рейтинг Свердлова шел вверх, хотя и он в вопросе «по Бресту» также выступал за кабальный для России договор. Его роль в партийно-советских кругах, аппаратных структурах возрастала. Просматриваются личные устремления Свердлова к выходу на позиции первого лица в государстве, тем более что он формально возглавлял и государственные, и партийные органы по всей их вертикали. Фактически он был заинтересован в дальнейшем оттеснении Ленина как вождя, на «второй план». Особенно явно это проявилось после покушения на Ленина 30 августа 1918 г, в следующие за этим событием дни и недели. Этот короткий период давно привлекает внимание историков и публицистов, это – особая страница в жизни и деятельности Свердлова, очень запутанная и до конца не исследованная.

В. И. Ленин произносит речь перед войсками Всевобуча на Красной площади. Москва. 1918 год
В. И. Ленин произносит речь перед войсками Всевобуча на Красной площади. Москва. 1918 год

…Вечером 30 августа 1918 г ,- ровно 90 лет назад – Ленин выступал с речью на снарядном и машиностроительном заводе Л.А. Михельсона. Когда митинг закончился, он в толпе участников мероприятия направился к выходу с завода, к машине, где его ждал шофер С.К. Гиль. Близ машины и раздались выстрелы (три или четыре). Ленин был трижды ранен (одна из пуль попала в руку оказавшейся рядом с ним М.Г Поповой). Ранения оказались тяжелыми, но не смертельными (распространенная версия о том, что пули, попавшие в Ленина, были отравлены, несостоятельна). Присутствовавшая на митинге старая большевичка Д.К. Гончарова (фельдшер по образованию) оказала Ленину первую помощь и сопроводила его до кремлевской квартиры, куда прибыла и группа видных врачей.

Вождь лечился и на три недели отошел отдел.

Обстоятельства покушения на Ленина следствием до конца выяснены так и не были. Стрелявшей в вождя была признана Фани (Файга) Хаимовна (Файвеловна) Каплан – эсерка, в прошлом анархистка. Показания же свидетелей относительно лица, покушавшегося на Ленина, были крайне противоречивыми.

..После выстрелов толпа стала разбегаться. У находившегося на месте событий участника митинга, помощника комиссара одной из дивизий московского гарнизона С.Н. Батулина убегавшая (или быстро уходившая) Каплан вызвала подозрение. Батулин ее задержал и передал чекистам. Некоторые свидетели – участники митинга – «узнали» в Каплан стрелявшую, бросившую затем пистолет системы «Браунинг». Противоречивые показания и Батулина, и Гиля, и других сходились в основном лишь в одном – стреляла женщина, видели женскую руку с оружием и т.п.

Каплан поначалу утверждала, что не стреляла в Ленина; в дальнейшем она была признана совершившей теракт, однако и данные ею сведения были противоречивыми (показателен и тот факт, что при задержании в руках у Каплан были ридикюль (сумочка) и зонтик, – представляется нелогичным, чтобы покушавшаяся «заняла» руки перед акцией).

К следствию по факту покушения по собственной инициативе подключился Свердлов. Утром 31 августа он прибыл в ВЧК, где в это время Я.Х. Петерс производил допрос Каплан. Какими вопросами интересовался Свердлов, как себя в тот момент проявил – не известно. Представляется, что у него зрело решение прервать ход расследования и «прибрать» подследственную к своим – кремлевским – рукам. Что ж е в итоге? В разгар следствия Свердлов приказал коменданту Кремля П.Д. Малькову расстрелять Каплан. 3 сентября в 4 часа Мальков, конвоируя Каплан, убил ее выстрелом в затылок. По приказу того же Свердлова труп эсерки был сожжен в бочке с бензином. В печати прошло сообщение, что Каплан расстреляна «по постановлению ВЧК», однако такого документа найдено не было нигде (в т.ч. впостановлениях и протоколах ВЧК).

Каплан была убита без суда и еще до завершения расследования. И в этом просматривается какая-то личная заинтересованность Свердлова в этом вопросе. Получается, что он, отдавая приказ об убийстве Каплан, пренебрег всеми правовыми нормами. Почему? Большая историческая загадка. В дальнейшем в следственном деле Каплан обнаружилась пропажа нескольких листов. В них вполне могло содержаться и кое-что о Свердлове.

Итак, после заключения «Брестского мира» авторитет вождя даже в большевистских партийных, а также властных кругах начал стремительно падать. И Свердлов постепенно начинает выходить на «первый план». Этот процесс обстоятельно рассматривается историком Ю.Г Фельштинским в монографии «Крушение мировой революции. Брестский мир». Ленин постепенно уходит в тень, что об уславливается унизительными ультиматумами Германии в Бресте, а также общим шатким положением большевистского режима. Свердлов же все явственнее (и настойчивее) пользуется своим фактическим положением – официального главы РСФСР (председатель ВЦИК), руководителя партийного аппарата (секретарь ЦК РСДРП(б)). Различные проекты Ленина в этот период на съездах, совещаниях и т.п. блокируются, отвергаются соратниками; предложения Свердлова, напротив, получают одобрение. В качестве примера можно вспомнить, что предложенная Лениным Конституция РСФСР была отвергнута V съездом Советов, а после выступления по этому вопросу Свердлова – принята. Именно Свердлов к лету 1918 г. сосредотачивает в своих руках назначение и распределение партийно-советских кадров, а также занимается подбором чекистских кадров.

Фанни Каплан. Москва. 1918 год
Фанни Каплан. Москва. 1918 год

Стремление Свердлова к ослаблению влияния Ленина в партии и стране в целом было явным. Это так или иначе увязывается с обстоятельствами покушения на Ленина 30 августа 1918 г, со странными действиями Свердлова по отношению к Каплан. Убийством Каплан Свердлов, возможно, хотел что-то скрыть, не дать выплыть наружу в ходе дальнейшего расследования.

Наиболее определенно по этому поводу высказывается тот же Ю.Г Фельштинский. В основу его утверждений положена версия о том, что Свердлов знал о готовящемся покушении на Ленина, не сомневался в успехе акции, в конечном итоге – в смерти вождя. Фельштинский и его сторонники рассмотрели группу временных рамок вечерних событий 30 августа 1918 г. Они обращаются, главным образом, к показаниям Гиля и заявлению Свердлова по поведу покушения в официальной печати. Рассмотрим факты.

О времени приезда Ленина на завод его шофер С.К. Гиль на первом допросе 30 августа говорил: «Я приехал с Лениным около 10 часов вечера… По окончании речи Ленина, которая длилась около часа, из помещения, где был митинг, бросилась к автомобилю толпа…». Итак, в показаниях Гиля фиксируются приезд Ленина, начало его речи и ее окончание примерным временем с 10 до 1 1 часов вечера. За подписью Свердлова было обнародовано «Обращение ВЦИК ко всем Советам рабочих, крестьянских и красноармейских депутатов, всем армиям, всем, всем, всем…», в котором говорилось следующее: «Несколько часов тому назад со вершено злодейское покушение на тов. Ленина». Подписав об ращение, Свердлов как председатель ВЦИК зафиксировал время: «10 часов 40 минут». Это – время более раннее, чем в показаниях Гиля (примерно 11 часов). Учитывая то, что для составления «Обращения…» требовалось время, авторы версии приходят к выводу, что этот документ был составлен до покушения на Ленина, и Свердлову было известно о нем заранее.

Полагаю, что такой подход к оценке источников – без об ращения к другим , без оценки их совокупности – несостоятелен. И особенно – по отношению к такому важному вопросу. Здесь дата Я.М. Свердлова фиксирована официально, а дата другая – С.К. Гиля – отнюдь, она из свежих, но все же воспоминаний (к тому же человека, предельно взвинченного трагическими событиями). Надо также иметь в виду и то, что только что было произведено смещение времени суток (на час вперед).

Обратимся к другим источникам, их совокупности.

Уже в 11 часов 40 минут вечера начался официальный допрос Каплан и свидетелей. И это – после их перемещения в другое место, после связи с ВЧК, по приезде их сотрудников, на что потребовалось, конечно, никак не менее часа. К этому времени Гиль доставил Ленина на квартиру, врачи были уже в сборе. Свердлов все узнал «из первых рук». К тому ж е ему могли позвонить и сообщить о событиях и с завода еще до доставки Ленина на квартиру, а составление короткого «Обращения…» – дело десятка минут.

Допросы Каплан и других шли и ночью, и в последующие дни. Показаний было зафиксировано много. В протоколах допросов ВЧК (ряда лиц, включая и Каплан) есть указания на время разворачивавшихся на заводе Михельсона событий. Каплан говорила, что приехала на митинг «часов в восемь». По некоторым данным, Ленин в это время уже выступал. К.С. Московкина сообщала, что пошла на митинг, перед тем «посмотрев на часы» – «было около 6 часов вечера», и когда она и ее спутница пришли, «Ленин уже говорил». Конечно, Московкиной и ее спутнице (М .Г Поповой) потребовалось время, чтобы дойти до завода, но не несколько же часов! А.И. Хворов показал: «Около 8 часов вечера я шел на митинг на завод Михельсона, где в это время говорил тов. Ленин. В это время, я помню, обогнал двух женщин, которые направлялись на митинг», Ленин уже выступал и – вскоре – закончил свою речь. И.В. Полуторнов пришел на м итинг заранее, как он сообщил, «в 5 часов». Он потом сопровождал раненного Ленина в кремлевскую квартиру, сев в его машину. По словам Полуторнова, это происходило «…засветло», а ведь уже подходил сентябрь.

Начало митинга на заводе Михельсона было назначено на ранний вечер за два дня до событий, конкретно – на 18 часов. По всем данным, он открылся именно в это время. Выступление Ленина, разумеется, планировалось на завершение мероприятия, однако не на 22 же часа!

Павел Мальков
Павел Мальков

Все приведенные данные свидетельствуют о том, что Ленин приехал и начал выступление в районе 1 9 -20 часов и завершил его где-то в 20-21 час.

Таким образом, выступление Ленина и покушение на него произошли значительно раньше, чем сообщил Гиль, который разошелся в показаниях со всеми, кто в свидетельствах касался временных рамок. Позднее Гиль называл совсем другое время прибытия с Лениным на завод Михельсона – «18 часов 30 минут», причем поправляя уже и других. Не исключено также, что 30 августа при допросе сообщенное Гилем время неточно зафиксировал протоколист.

Наконец, еще один документ с официальной датировкой события – сообщение управления делами Совета народных комиссаров о ранении Ленина и его состоянии. В нем говорилось: «30 августа 1918 года в 11 часов вечера констатировано два слепых огнестрельных поражения»…

К 11 часам вечера, по окончании речи Ленина, произошли следующие события: он вышел в сопровождении толпы к машине; отвечал на вопросы; был ранен; при нем произошел захват подозрительных лиц, в том числе Каплан; ему оказывалась первая помощь, решался вопрос о сопровождающих; машина следовала к Кремлю из значительно удаленного от него района; созвонившись с видными врачами, послали (очевидно) за ними машины (кто-то добирался до Кремля сам); произошло тщательное обследование тела пострадавшего, проведены операции, извлечены пули; состоялось совещание по завершении этой работы, составлено врачебное заключение. К 11 (23 ) часам все было завершено. Поэтому очевидно, что Ленин закончил речь и после этого был ранен никак не позднее 9 (2 1 ) часов и вскоре был привезен в Кремль. На квартиру Ленину все время звонили. Звонил, конечно, и Свердлов (скорее всего, ему позвонили и сообщили о случившемся уже с завода Михельсона). И, без всякого сомнения, о ранении Ленина Свердлов узнал где-нибудь между 20 и 21 часов вечера, никак не позднее 10 часов 40 минут вечера, обозначенных в подписанном им документе.

Приведенные документальные данные полностью опровергают версию, представленную, кстати, как доказанную, нежели гипотетическую. Но ряд вопросов все же существует.

Председатель ВЦИК Яков Свердлов в рабочем кабинете. 1919 год
Председатель ВЦИК Яков Свердлов в рабочем кабинете. 1919 год

Факты таковы: противоправные действия (даже с точки зрения большевиков) Свердлова по отношению к Каплан и в отношении всего следственного дела; распоряжение об убийстве Каплан – она взяла вину за покушение на себя, но отказалась назвать сообщников, руководителей заговора (могла сделать это впоследствии). Не касались ли не сообщенные ею сведения лично Свердлова? В ходе процесса над эсерами в 1922 г, были установлены руководители террористических акций этой партии – А.В. Коноплева, В.А. Новиков и ГИ. Семенов. Они так или иначе брали на себя ответственность за действия Каплан (вопрос о ней не снят – полуслепая, по свидетельству близких, как она могла стрелять?!). Удивительно, что тогда наказания они не понесли и были освобождены из-под ареста.

Уместно упомянуть о проявленном удовлетворении, даже радости Свердлова по поводу временного отхода (вследствие ранения) Ленина от дел. Об этом свидетельствовал В.Д. Бонч-Бруевич, тогда – управляющий делами Совнаркома, ближайший спод виж ни к и друг Ленина. Свердлов горделиво сказал Бонч-Бруевичу: «Вот, Владимир Дмитриевич, и без Владимира Ильича справляемся».

Учитывая сложившуюся в стране к концу лета 1 918 г. ситуацию, можно допустить, что Свердлов мог все же, по крайней мере, знать о готовящемся покушении на Ленина и не принял мер по его предотвращению. Последнее предположение близко к истине. Свердлов, по целому ряду данных, был одним из организаторов (или главным организатором) намеченных заранее и проводившихся 30 августа 1918 г в Москве митингов на предприятиях (с выступлением видных советских руководителей, в том числе – Ленина).

В тот ж е день, 30 августа, в Петрограде был убит С.М. Урицкий – один из большевистских вождей, председатель ЧК и одновременно нарком внутренних дел Северной области. Днем руководство страны получило сообщение об этом. Казалось бы, что Ленина в такой день на митинг не пошлют. И он сам колебался – ехать ли? Но твердого совета на этот счет не последовало, и Ленин поехал. Казалось подозрительным (и кажется до сих пор!), что уж об охране-то (и личной, и на заводе Михельсона) должны были позаботиться. Наоборот, председателя ВЧК Ф.Э. Дзержинского отпустили в Петроград – для работы по делу об убийстве Урицкого.

Сомнения, вопросы по поводу обстоятельств вокруг покушения на Ленина 30 августа 1918 г. есть и в публикациях историка Б. Сударушкина. Приведу цитату: «Последний зафиксированный допрос Каплан состоялся 31 августа, а расстреляли ее 3 сентября. Не начала ли она давать показания, которые не устраивали следствие (добавлю: лично Свердлова? – И.П.), потому так поспешно ее и перевели из ВЧК в Кремль? Не появилась ли вероятность, что ее придется вернуть на Лубянку? Не связана ли эта вероятность с возвращением из Петрограда Дзержинского? Не потому ли и поторопились с расстрелом, совершив его в Кремле, где никто не мог помешать?»

В. И. Ленин. Горки
В. И. Ленин. Горки

Согласен, такие вопросы, в основном кратко рассмотренные выше, возникают. А главное, фигура Свердлова – в самом центре описанных событий! Можно еще добавить, что Свердлов решил (на какой-то «всякий случай») изолировать Каплан и в Кремле. Охрана ее состояла из латышей, плохо знавших (а то и вовсе не знавших) русский язык и явно не располагавших ее к общению. Свердлов без протокола и свидетелей беседовал с Каплан перед ее расстрелом. Что ж е она сообщила? Что произошло бы со страной, если к реальной власти пришел бы Свердлов – малообразованный, с ранней юности ориентированный на террор революционер («Яшка-хулиган», как его называли в близкой ему – еврейской – среде). Думается, ничего хорошего. В сентябре 1918 им официально был объявлен «Красный террор», немного времени спустя – инициировано «расказачивание» (истребление тысяч и тысяч донских и других казаков)… Но Ленин выздоровел. Авторитет его вновь повышался – и в связи с ранениями (мученик за идею), а особенно – с ноября 191 8 – после поражения Германии и расторжения кабального Брестского договора. Отношение Свердлова к вождю вновь стало меняться. Он, как и в первые послеоктябрьские месяцы, поддерживал Ленина и шел в его «кильватере»

Оригинал статьи размещен в августовском номере журнала Уральский следопыт за 2008 год здесь

http://www.uralstalker.com/uarch/us/2008/8/71

Автор Иван Плотников – Академик Российской академии гуманитарных наук, заслуженный деятель науки РФ, лауреат ряда премий, доктор исторических наук, профессор УрГУ. Автор многих книг, публикаций в периодических изданиях, сборниках. Давний автор «Уральского следопыта».