Дочь «Малинового Степана» и Война

Находясь в Республике Марий Эл, я записал этот рассказ пожилой марийской женщины с необычной судьбой – Валентины Семеновой из поселка Красногорский. Марийцы, как и коренные жители Югры, относятся к родственным финно-угорским народам, внесшим свой вклад в Великую Победу. Их подвиг не должен быть забыт!

На могиле отца
На могиле отца

Родилась я и выросла в деревне Энгервож, а основал ее мой прадедушка. Раньше у нас переезжали с одного места на другое. Так же и мои родные, когда пришли на новое место, долго думали, как назвать деревню. А в деревне ручей течет из-под корня дерева. Так и назвали по-марийский Энгервож, – это значит, ручей течет из-под корня ели. Большинство жителей деревни наши родственники, они до сих пор там живут дружно, как и раньше. Во время войны много волков к нам в деревню набежало, всех собак съели. Они даже в дом ломились, в стайки, хотели коров, но стайки крепко закрывали. По ночам волки хозяйничали, мужиков-то нет, все на войне, а волков много было, прибежали к нам оттуда, где война шла.

Моя мама прожила до 93 лет, а отец погиб на войне. Отец мой Семенов Степан Семенович был очень красивый высокий мужчина, в народе его звали «красный Степан» или «малиновый Степан». Его призвали на войну в 1941 году. Это мне очень запомнилось. Думали, что ему в котомку положить, зарубили петуха. Из-за этого я очень плакала, жалко мне было петуха. Потом котомку поставили под икону, бабушка с дедушкой благословили его, и он вместе с другими мужиками уехал на подводах.

Дочь Семенова с Книгой Памяти
Дочь Семенова с Книгой Памяти

Помню, в какую сторону они ушли, и в какой одежде он был… Помню, приходили письма с фронта, и потом все плакали, – в 1942 году похоронка пришла. Отец погиб 29 апреля в 1942 году под Ленинградом, сейчас это Новгородская область. Похоронен он в деревне Рамушево – это рядом с деревней Гридино. Я всю жизнь мечтала на могилку к отцу съездить. Зять, бывало, покупает мне путевку в санаторий, а я говорю: «Нет, пока жива, хочу на могилку к отцу съездить». И вот однажды говорит мне:

– Мать, собирайся, завтра поедем.

– Куда? – спрашиваю.

– К дедушке на могилку.

Утром в четыре часа мы поехали. В книге памяти было написано где он погиб. Ехали мы через Москву, Ленинградскую область, Нижегородскую область, в Рамушево поехали. Приехали туда в сумерки, а нам говорят: мы вас завтра перевезем на другой берег реки, – там основная братская могила погибших солдат, но у нас еще одно захоронение есть в конце деревни. Поехали, дети мои пошли направо, а я налево – как будто отец там ждал меня. Сразу нашла имя своего отца: Семенов Степан Семенович, детей позвала. Очень было тревожно и радостно одновременно.

Из книги Памяти
Из книги Памяти

На обратном пути заехали в районный центр Старую Руссу. Там переночевали, потом поехали в Санкт-Петербург, в Петергоф. Я восхитилась красотой Санкт-Петербурга. На второй год снова поехали, а на третий год с внучкой ездили, и попали мы на девятое мая. Ветераны и их родственники приехали из Германии, Польши, Белоруссии,- все мы там встретились, обнимались, плакали, все друг с другом познакомились. Там встретили бабушку, ей было 90 с лишним лет. Она рассказала, как во время войны ее четырнадцатилетнюю девчонку взяли санитаркой на фронт, как на два дня наши забирали, а через два дня немцы, но их, медработников, немцы не трогали, – они лечили наших и лечили немецких солдат. А когда после боя бывал перерыв, в это время собирали убитых и всех бросали в ямы. Яма эта по три дня «бурлила», – может, раненые были без памяти, но некому было их выкапывать. От рассказов этой бабушки все мы плакали.

Только в 60-е годы перезахоронили погибших солдат из этой ямы. В деревне Рамушево все жители погибли во время войны, а те, кто там сейчас живет, очень добрые люди, в любой дом заходи, тебя и накормят, и спать уложат.… У них газа нет народу мало осталось, замков у них нет, они друг у друга не воруют. Приезжает к ним автолавка, магазина в деревне нет. Там в болотах столько оружия, очень опасно, можно на минах взорваться. И сейчас находят бойцов погибших. В последний раз больше пятидесяти солдат подняли, для них сделали отдельное захоронение. Там страшные болота, в них гибли, тонули наши солдаты, не могли выбраться из этих болот.…И был приказ: не пускать врага на Ленинград. Там много погибло наших мужчин из Марийской Республики. Вечная им память…

Оригинал статьи размещен в июльском номере журнала Уральский следопыт за 2020 год здесьавтор Никита Партанов

Обложка июльского 2020 года номера журнала "Уральский следопыт"
Обложка июльского 2020 года номера журнала “Уральский следопыт”

 Подписывайтесь на материалы, подготовленные уральскими следопытами. Жмите “ 👍 ” и делитесь ссылкой с друзьями в соцсетях