Вековой юбилей Норвежской экспедиции на Новую Землю

Геолог экспедиции Оле Т. Грёнли за проведением теодолитной съёмки местности
Геолог экспедиции Оле Т. Грёнли за проведением теодолитной съёмки местности

К началу XX века геология Новой Земли, её флора и фауна фактически не были изучены. Отечественным учёным лишь с 1930-х годов удалось приступить к их систематическому изучению. Своеобразным прорывом здесь стала норвежская #экспедиция 1921 года, осуществлённая на западное побережье архипелага.

Пребывание экспедиции в проливе Маточкин Шар. начало исследования пролива
Пребывание экспедиции в проливе Маточкин Шар. начало исследования пролива

История изучения Новой Земли началась в 1594 г. после открытия архипелага голландцами. За несколько лет европейцы обследовали западный берег Южного и Северного островов, открыли здесь невиданных доселе животных (белого медведя и моржа, птичьи базары), десятки новых географических объектов, часть из которых сохранилась до нашего времени (мыс Флиссингский, мыс Нассау и другие).

Пребывание экспедиции в проливе Маточкин Шар. путешественники в Тюленьей губе.
Пребывание экспедиции в проливе Маточкин Шар. путешественники в Тюленьей губе.

Это позволило составить и первую карту этой части Арктики. В последующие столетия экспедиции также посещали этот заброшенный в высоких широтах #архипелаг, но все они не носили систематического характера, добывая лишь отрывочные данные. Первый русский исследователь архипелага штурман Фёдор Розмыслов еще в XVIII веке провел на Новой Земле промеры и исследования пролива #маточкин шар, составив подробное физико-географическое, метеорологическое его описание и подробную карту его побережья.

самоедские дети из становища в губе Поморской
самоедские дети из становища в губе Поморской

Четырёхлетняя экспедиция лейтенанта Фёдора Петровича Литке, предпринятая два века назад на военном бриге #новая земля составила опись западного берега Новой Земли от пролива Карские ворота до мыса Нассау, а также ряд метеорологических, геомагнитных и астрономических наблюдений. Экспедиция П.К. Пахтусова (1832-1833 гг.) составила первую карту всего восточного побережья Южного острова архипелага. Состоялось и ещё немало других отечественных экспедиций. Но все они носили эпизодический характер, велись силами одного-двух исследователей, решавших свои узкие цели.

Участники норвежской экспедиции 1921 г. на Новую Землю и экипаж «Голубой горы». Начальник экспедиции Олаф Хольтедаль — первый ряд, в центре; капитан «Голубой горы» Нильс Х. Страумснес — верхний ряд, крайний слева.
Участники норвежской экспедиции 1921 г. на Новую Землю и экипаж «Голубой горы». Начальник экспедиции Олаф Хольтедаль — первый ряд, в центре; капитан «Голубой горы» Нильс Х. Страумснес — верхний ряд, крайний слева.

Состоявшаяся век назад норвежская геологическая экспедиция на Новую Землю под начальством Олафа Хольтедаля (Olaf Holtedahl), ставшая последней иностранной экспедицией за всю историю освоения архипелага, до сих пор мало известна в России. Идея организации экспедиции была высказана профессором геологии университета г. Осло Олафом Хольтедалем сразу после окончания Первой мировой войны, и уже в ноябре 1919 г. на заседании Норвежской академии наук (Videnskabsselskabet i Christiania) исследователь озвучил её перед учёными и государственными чиновниками.

Внизу — моторная шхуна «Blaafjell» («Голубая гора») в фьордах
Внизу — моторная шхуна «Blaafjell» («Голубая гора») в фьордах

План Олафа Хольтедаля возглавить научную экспедицию на Новую Землю горячо поддержали видные норвежские учёные – знаменитый #полярный исследователь , доктор зоологии, политик и общественный деятель Фритьоф Нансен, геолог Йохан Кьер и куратор геологического музея в Христиании, профессор минералогии и геологии столичного университета Вальдемар Кристофер Брёггер.

Участники экспедиции в каюте шхуны «Голубая гора»
Участники экспедиции в каюте шхуны «Голубая гора»

В состав экспедиции вошли восемь видных учёных-специалистов. Очень долго длилась переписка между Норвегией и СССР (учитывая почти вековую борьбу между странами из-за выяснения территориальных претензий на те или иные арктические территории и акватории) для получения разрешения на экспедицию, большую помощь в этом оказали Фритьоф #нансен и центральный офис Лейбористской партии Норвегии.

Карта Машигиной губы масштаба 1:100 000 с названиями новых географических объектов, данных им норвежской экспедицией 1921 г.
Карта Машигиной губы масштаба 1:100 000 с названиями новых географических объектов, данных им норвежской экспедицией 1921 г.

Только 30 мая 1921 года, т.е. всего за месяц до начала экспедиции, #олаф хольтедаль получил из Москвы телеграмму с официальным разрешением на проведение экспедиции в российской Арктике. В Советской России год назад закончилась гражданская война, стоял вопрос о выживании и «руки не доходили» до научных экспедиций. Летом 1921 года встал вопрос о доставке хлеба из Сибири по Северному морскому пути для Архангельской области, для чего из той же Норвегии было арендовано (закуплено) соответствующее судно совместно с командой.

В 2019 г. благодаря поддержке и помощи кандидата географических наук, научного сотрудника Университетского центра на Свальбарде Департамента арктических технологий Норвегии Н.А. Марченко (The University Centre in Svalbard, Arctic Technology Department) и геолога, профессора-палеонтолога Ханса Арне Накрема (Hans Arne Nakrem) из Музея естественной истории Университета г. Осло (Natural History Museum (Geology), University of Oslo) мне удалось получить описания этого путешествия, сделанные О. Хольтедалем.

Участники экспедиции из «вороньего гнезда» мачты шхуны осматривают акваторию и
фотографируют по ходу маршрута
Участники экспедиции из «вороньего гнезда» мачты шхуны осматривают акваторию и фотографируют по ходу маршрута

Экипаж моторной шхуны « #blaafjell » («#голубая гора »), построенной в 1916 г. специально для арктических плаваний, состоял из шести человек во главе с капитаном Нильсом Х. Страумснесом. 30 июня в 9 часов вечера «Голубая гора» вышла из Вардё в рейс курсом на Новую Землю. Переход до архипелага занял около 60 часов, и утром 3 июля экспедиция достигла берегов Южного острова у п-ва Гусиная Земля. Отсюда судно отправилось вдоль западного берега курсом на север. Идя вдоль берега, норвежцы вошли в чрезвычайно мелкий залив, названный ими Гусиным (по-норвежски «Gaasebukten»), где хотели переждать сильный шторм с туманом и ураганным северо-западным ветром. Здесь путешественники оставались до полудня 6 июля и за время вынужденной стоянки совершили несколько экскурсий, обследовав территорию в радиусе шести километров.

самоеды становища в губе Поморской на борту «Голубой горы»
самоеды становища в губе Поморской на борту «Голубой горы»

Через день «Голубая гора» бросила якорь у самоедского становища в Поморской губе, в западном устье Маточкина Шара. Население становища – почти 30 человек, высыпало на улицу встречать прибывших норвежцев. Один из самоедов подарил О. Хольтедалю несколько прекрасно сохранившихся аммонитов, найденных среди рыхлых каменистых пород в окрестностях становища. Осмотрев становище и не обнаружив в этой части пролива дрейфующих с востока льдин, они очень медленно двинулись на восток по Маточкину Шару. В течение нескольких дней норвежцы изучали горы и ледники, выходящие непосредственно к воде по обоим берегам пролива, иной раз даже обрывающиеся непосредственно в него.

Через несколько дней пути, когда путешественники встретили первые льдины, двигающиеся из Карского моря по Маточкину Шару на запад, они преодолели по проливу всего 15 км. Такой медленный ход «Голубой горы» объяснялся отсутствием надёжных карт. Не доходя восьми километров до Белужьей губы (южный берег Северного острова), 18 июля норвежцы бросили здесь якорь. Через два дня они продвинулись ещё восточнее, дойдя до свободного ото льда залива Тюленьего. Отсюда О. Хольтедаль на судне пересёк пролив, высадился на северном берегу Южного острова в заливе Губина, находящемся почти напротив залива Тюленьего, и обследовал береговую сушу.

фото Сергея Гусева
фото Сергея Гусева

На следующий день в пролив зашло много льда и ситуация кардинально изменилась, плавание на судне стало уже невозможным. О. Хольтедаль вместе с Лангером, Грёнландом и Сторли (моряком с «Голубой горы») на гребной лодке с огромным трудом добрались до восточной точки пролива, до мыса Выходного. Отсюда Хольтедаль наблюдал незабываемую картину – перед ним предстал хаос из громоздящихся у входа в пролив льдин, такая же обстановка была и в Карском море. Боясь оказаться затёртыми льдами на востоке Маточкина Шара, О. Хольтедаль срочно приказал идти к судну, которое усилиями всех членов экспедиции и команды пришлось буквально протаскивать по узкому проходу между льдами на открытую воду. Часть участников экспедиции высадилась на южном берегу пролива, где им удалось подстрелить большого белого медведя. После того, как сухопутная партия была взята на борт, норвежцы немедленно двинулись на запад по проливу.

фото Сергея Гусева
фото Сергея Гусева

Через десять дней норвежская экспедиция уже направилась в губу Серебрянку, в которой путешественники заметили натащенные из Маточкина Шара льды. В этой точке Северного острова они собирали научные материалы в нескольких местах. После посещения губы Серебрянки «Голубая гора» взяла курс на губу Крестовую, посетив берег мыса Сухой Нос. Ночью обогнули его, но сильный северный ветер и большой накат замедляли продвижение вперёд. Следующим пунктом экспедиции стала губа Крестовая, где норвежцы посетили здешнее самоедское становище Ольгинское, на момент посещения русской колонии в нём находилось примерно 10 человек.

Вскоре экспедиция была уже в одном из до сих пор наименее изученных заливов архипелага – Машигиной губе. Оказалось, что из состава членов экипажа один из моряков (Педерсен) бывал здесь, видимо, с экипажем зверобойной шхуны. Мимо движущегося на восток в глубь акватории судна лежали берега с не имеющими ещё названий географическими объектами – спускающимися в губу ледниками, встречающимися небольшими островами и возвышающимися по берегам горными вершинами и хребтами. Поэтому участники экспедиции стали наносить их на карту, присваивая географическим названиям имена участников экспедиции, её спонсоров и лиц, поддержавших саму идею этого мероприятия.

Передвижение группы Олафа Хольтедаля по леднику в тумане во время поперечного пересечения Северного острова по линии Машигина губа — залив Циволькиагерь группы Олафа Хольтедаля на леднике близ залива Цивольки
Передвижение группы Олафа Хольтедаля по леднику в тумане во время поперечного пересечения Северного острова по линии Машигина губа — залив Циволькиагерь группы Олафа Хольтедаля на леднике близ залива Цивольки

Исследованию внутреннего бассейна губы, образованного резким сужением двух мысов в кутовой части (так называемым переузьем), которую норвежцы приняли за озеро, учёные посвятили два дня. 29 июля Олаф Хольтедаль поднялся на одну из самых высоких гор (946 м) на берегу Машигиной губы для знакомства с окрестностями и увидел ледниковый язык, ведущий в глубь суши острова. Решение у него появилось сразу: по нему можно было пересечь Северный остров и выйти на карскую сторону. Тройка отважных первопроходцев отправилась в сложный маршрут на восточную сторону Северного острова.

Пройдя далее по леднику, примерно в десяти километрах от моря исследователи разбили палатку. Поднявшись на юго-западную вершину (по данным анероида, её высота составила 880 м) гор, названных Тролльхеймом, О. Хольтедаль получил хороший обзор будущей трассы маршрута. Перед ним в северо-восточном направлении на очень большом расстоянии простиралась чрезвычайно ровная поверхность ледника, что вселяло надежду на будущий успех.

Лагерь группы Олафа Хольтедаля на леднике близ залива Цивольки
Лагерь группы Олафа Хольтедаля на леднике близ залива Цивольки

На следующий день туман так сгустился, что норвежцы не могли ориентироваться на местности. Проблески в тумане были так кратковременны, что они успевали только оглядеться, как вновь их окутывала «молочная пелена». В таких условиях они смогли двигаться вперёд только по компасу. Лишь во второй половине дня, когда погода начала улучшаться, они увидели горные хребты, простирающиеся на север и юг от них. Это была вершина перевала, откуда разглядели вдалеке на востоке береговую линию Карского моря. Когда 1 августа норвежцы вышли из своего лагеря, погода испортилась, на них обрушился ледяной восточный ветер с мокрым снегом, который на побережье постепенно перешёл в дождь. Путешественники сначала шли, не видя ничего, кроме ледника, но мало-помалу ледник становился всё темнее, среди облаков даже появлялись кратковременные просветы. В конце концов, по леднику Ибис они спустились в кут залива (это был залив Цивольки). Олаф Хольтедаль поднялся на одну из высот, откуда ему открывался довольно хороший обзор на залив и море, за устьем залива которого он разглядел несколько больших низких островов, оказавшихся архипелагом Пахтусова, где в первой половине августа I897 г. побывала английская экспедиция.

Возвращение в Машигину губу было очень трудным, лишь 6 августа тройка норвежцев вышла в кут губы и была встречена командой «Голубой горы» и членами экспедиции. За время отсутствия Рейдара Тветена, Рейдара и Олафа Хольтедаля остальные участники экспедиции обследовали северные берега и устьевую часть Машигиной губы. Два следующих дня учёные работали на берегу залива Страумснеса, на склоне горы Головнина (на карте норвежской экспедиции ошибочно названа горой Головина) и рядом с горой Нансена.

Утром 11 августа норвежская экспедиция покинула Машигину губу и в 10 часов вечера уже бросила якорь в Архангельской губе. Тут путешественники провели несколько дней, обследовав Горбовы острова и несколько островов из группы Крестовых островов. 16 и 17 июля, во время пребывания судна экспедиции в гавани на восточном побережье острова Личутин (юго-восточная часть Горбовых островов), к нему подошло судно «Виктория» с командой русских промышленников, базирующихся на Мурманском берегу. Его капитан прошедшую зиму провёл в этой части острова. Утром 17 июля к норвежским исследователям подошёл мотобот с патрулировавшего эту часть акватории Баренцева моря парохода «Купава» из Архангельска. Прибывший на борт «Голубой горы» русский комиссар ознакомился с разрешительными документами учёных, поинтересовался целью проводимой экспедиции и затем удалился. Вечером этого же дня «Купава», стоявшая недалеко на рейде, снялась с якоря и ушла на юг от Панкратьева полуострова к острову Личутин. 18 августа продолжили свой маршрут, подойдя к северному побережью полуострова Адмиралтейства, где в течение всего дня проводили научные сборы.

В конце августа «Голубая гора» была уже в кутовой части Грибовой губы, где норвежцы предприняли экскурсию от берега в глубь суши в юго-восточном направлении. Следующие несколько дней (до 2 сентября) экспедиция стояла на якоре близ береговой суши между Грибовой губой и соседней, Безымянной. От места якорной стоянки на вёсельной лодке Олаф Хольтедаль вместе со своим двоюродным братом и матросом с «Blaafjell» Сторли прошли вдоль берега до самой дальней точки в кутовой части. В два часа дня 3 сентября, ровно через два месяца после того, как «Голубая гора» достигла Новой Земли, норвежцы снялись с якоря в Грибовой губе и направились обратно в Норвегию. Закончилась их экспедиция. Утром 8 сентября путешественники возвратились в Тромсё.

Схема поперечного пересечения Северного острова по линии Машигина губа — залив Цивольки группой Олафа Хольтедаля во время экспедиции 1921 г.
Схема поперечного пересечения Северного острова по линии Машигина губа — залив Цивольки группой Олафа Хольтедаля во время экспедиции 1921 г.

Каковы же были результаты прошедшей экспедиции? До сих пор это самая значимая научная комплексная экспедиция на архипелаг. Хотя состав экспедиции был ограниченным, после возвращения Олаф Хольтедаль подключил к обработке собранных полевых материалов несколько десятков специалистов. В итоге, к концу 1920-х гг. были подготовлены два тома, составленные из статей с результатами обработки материалов. Они содержат статьи по флоре и фауне архипелага (растениям, птицам, млекопитающим и другим биологическим объектам). Основная же информация в отчётах экспедиции посвящена геологии западной части Южного и Северного острова, которую посетили путешественники. Собранные норвежцами палеонтологические коллекции содержали ценнейшие материалы. Спецификой проведённых норвежцами геологических съёмок было то, что они отображали в основном особенности побережья и могли служить определенной отправной точкой для дальнейшего развертывания геологических работ во внутренних районах Новой Земли.

#Новая Земля  Современная панорама. фото Сергея Гусева
#новая земля Современная панорама. фото Сергея Гусева

Обсуждая значение проведённой в 1921 году экспедиции, особо следует отметить пересечение Северного острова от Машигиной губы до залива Цивольки и обратно. Результатом этого пересечения стала карта масштаба 1:400 000, отражавшая необычную картину полупокровного оледенения, приуроченного к отрицательным формам коренного рельефа. Экспедиция также опубликовала карту масштаба 1:100 000 района Машигиной губы, что позволило сравнить её результаты со съемками В.А. Русанова 1909 года и сравнить изменения ледников, происходящие в этой части Новой Земли. Геологические материалы норвежской юбилейной экспедиции послужили информацией к пониманию общей геологической истории арктических регионов.

Оригинал статьи размещен в июльском номере журнала Уральский следопыт за 2020 год здесь http://www.uralstalker.com/uarch/us/2020/07/

Кандидат биологических наук. Занимается исследованиями в области истории и культуры Русского Севера, русских путешествий и путешественников. Участник многочисленных экспедиций. Автор более 600 научных и научно-популярных работ. Давний автор «Уральского следопыта».Обложка апрельского 2020 номера журнала "Уральский следопыт"
Автор Николай Вехов
Кандидат биологических наук. Занимается исследованиями в области истории и культуры Русского Севера, русских путешествий и путешественников. Участник многочисленных экспедиций. Автор более 600 научных и научно-популярных работ. Давний автор «Уральского следопыта».Обложка апрельского 2020 номера журнала “Уральский следопыт”

Фотографии предоставлены норвежским геологом, профессором-палеонтологом Хансом Арне Накремом (Hans Arne Nakrem) из Музея естественной истории Университета г. Осло (Natural History Museum (Geology), University of Oslo).

Обложка июльского 2020 года номера журнала "Уральский следопыт"
Обложка июльского 2020 года номера журнала “Уральский следопыт”