Зубы акул, кости мамонта, шерстистого носорога и возможность найти останки кажущегося почти мифическим, но на деле реального древнего единорога-эласмотерии – за этими и другими артефактами уральские дайверы ежегодно отправляются в Курганскую область. Здесь на реке Тобол, в районе деревни Вороновка, обнаружена уникальная костяная линза, где река размыла останки животных и морских обитателей, относящихся к разным периодам развития планеты, начиная с палеогена (66-23 млн лет назад) и заканчивая плейстоценом (2,5 млн лет – 11,7 тыс. лет).

Много миллионов лет назад

«Цель нашей экспедиции в этот раз – найти новые виды ископаемых акул», – напутствует руководитель дайв-клуба «Тритон» Сергей Кондрашин.

Времени на погружения и поиски всего три дня. Причем первый целиком посвящен подготовке – мы выпиливаем майны и расчищаем снег вокруг них. Видимость под водой 1,5-2 метра, и от количества проникающих сверху лучей существенно зависит результат поиска.

Кости и зубы, как правило, находятся на поверхности дна. Каждый год в период половодья сюда вымывает новые фрагменты. Причем уровень воды иногда поднимается на 8 метров. Высокая концентрация зубов морских обитателей в одном месте отчасти объясняется существованием здесь 160-29 млн лет назад Тургайского пролива, со временем постепенно высохшего. Как поясняет руководитель Сысертского отделения Русского географического общества Влад Дербышев, большинство живших здесь 32-34 млн лет назад акул, скатов и рыб – эндемики, то есть найти подобные виды в других частях планеты практически невозможно.

Наличие большого количества костей животных, по мнению участников экспедиции, может быть связано с существованием в данном месте переправы, которую могли преодолеть далеко не все особи – слабые и старые срывались и погибали в пучине. Ранее здесь уже были подняты кости мамонта и других животных, переданные затем ученым на исследование. Возраст их исчисляется 20-50 тысячами лет. В этот период на территории современной Курганской области можно было встретить шерстистого носорога, благородных оленей и ископаемых лошадей, бизонов и эласмотериев – древнего вида семейства носороговых. Хотя найти рог единорога почти нереально – слишком мала вероятность сохранения трубчатых костей, – дайверы не теряют надежды.

Дезориентация опасна

На второй день экспедиции делимся на небольшие группы по 2-4 человека и возвращаемся к майнам. За ночь они немного подмерзли – приходится подпиливать заново. Надеваем снаряжение. Особое внимание тут уделяется страховке: каждый дайвер обвязан веревкой, с помощью которой подает сигналы наверх страхующему, и последний при необходимости может экстренно вытянуть наверх ныряющего. Небольшая прозрачность воды даже при небольшой глубине в сочетании с течением способны дезориентировать, и дайвер рискует пополнить собой скопившуюся на дне коллекцию артефактов.

Свой вклад вносит и температура воды: в отличие от уральских карьеров, где температура воды зимой порядка +3 градуса, на Тоболе подводный компьютер показывает 0. Вода не замерзает за счет течения.

Морально и физически к холодной воде надо быть готовым. Даже учитывая, что дайверы ныряют в теплой одежде и непромокаемых костюмах (непосредственно с водой соприкасается только лицо), первая минута традиционно уходит на адаптацию к ледяной воде.

На дно за артефактами

В майне мы вдвоем с Сергеем Кондрашиным плавно опускаемся ко дну, сверху нас держат за веревки страхующие. Глубина здесь около 3 метров. В холодной воде инстинктивно хочется двигаться быстрее, но нельзя – поднимем со дна песок и поиск потеряет смысл. Двигаемся медленно по кругу, постепенно расширяя радиус. Отдельно останавливаемся на участках с камнями и глиной – за них могли зацепиться кости ископаемых. Я сосредотачиваюсь не небольших кусках, по очертаниям напоминающих позвонки. Вытаскиваю сразу три. Их точно определить (если они вообще являются останками древних животных) можно только на поверхности.

Снова уходим под воду. На этот раз аккуратно берем образцы глины со дна. Именно в них вмерзают зубы, но определить, есть они или нет, можно только на поверхности при промывке в садке.

К моменту нашего выхода у других майн уже видны найденные артефакты. Особым уловом может похвастаться Ярослав Макаров – за день у него набирается внушительная коллекция останков разных животных. Отчасти секрет его успеха в удачно выбранной майне – в этом месте река как раз поворачивает и часть останков прибивает к берегам. Однако и выдержки ему не занимать. За день Ярослав успевает нырнуть трижды и каждый раз находится под водой не меньше 40 минут.

Если Ярославу удается поднять все находки руками, то в другой майне Константин Черепенников в течение получаса раскапывает огромную плечевую кость мамонта специальной лопаткой. Этот экспонат был изрядно занесен плотным песком и ракушечником. Наконец работа закончена, и Константин изо всех сил поднимает ее на поверхность.

Зуб древнего носорога

Пока кость поднимают, я разглядываю собственные находки. Два из поднятых кусков – обычные камни. Третий, в длину примерно как мой кулак, – зуб древнего животного. Явно не лошадь и не олень – слишком крупный. На свету при очистке он становится белесым, а в районе соприкосновения с десной на зубе видны красные прожилки.

«Это зуб древнего шерстистого носорога», – с первого взгляда определяет Влад Дербышев.

Несколькими дня позже эксперт УрО РАН подтвердит его правоту и определит возраст находки – порядка 20 тысяч лет. Находка весьма ценна – за 16 лет экспедиции это первый зуб шерстистого носорога, найденный дайверами на Тоболе.

«Зубы встречаются значительно реже, чем кости. По ним можно установить новые виды и эволюцию животных. Найденный экземпляр – третий коренной зуб – очень хорошо сохранился и пополнит коллекцию одного из уральских музеев», – поясняет руководитель дайв-клуба «Тритон».

Кроме зубов шерстистого носорога, среди находок были идентифицированы кости ископаемой лошади, бизона, благородного оленя и мамонта… Все они пополнят коллекции различных музеев.

Последний день экспедиции дайверы целиком посвятили подъему и промывке глинистой массы, откуда тут же извлекли несколько десятков зубов разных видов ископаемых акул, щетки скатов, крупный окаменевший фрагмент челюсти макрели. Особую ценность, по словам Сергея Кондрашина, представляют мелкие зубки: именно по ним возможно определить новые виды акул.

За день промыть на месте весь собранный материал не удается и часть поднятого донного концентрата дайверы увозят с собой, работа будет продолжена уже в Екатеринбурге. Насколько успешна в этой части оказалась экспедиция и удалось ли определить по поднятым зубам новые виды акул, окончательно определят эксперты УрО РАН.

Оригинал статьи размещен в майском номере журнала Уральский следопыт за 2020 год здесь http://www.uralstalker.com/uarch/us/2020/05/26

Дайв-мастер клуба "Тритон", ныряет 5 лет в России и за ее пределами. Очень любит новые неизвестные места, разную подводную живность, потому что за ней можно наблюдать часами

Автор Елена Архипова

Дайв-мастер клуба “Тритон”, ныряет 5 лет в России и за ее пределами. Очень любит новые неизвестные места, разную подводную живность, потому что за ней можно наблюдать часами

фото: автора и команды дайв-клуба “Тритон”

Обложка майского 2020 года номера журнала "Уральский следопыт"
Обложка майского 2020 года номера журнала “Уральский следопыт”