Из среды священства во второй половине девятнадцатого века вышла целая плеяда русской интеллигенции. Туринский фотограф Иван Дюков – сын псаломщика – стал профессиональным фотографом и в 1890-х годах открыл ателье в Туринске, получив известность и признание мастера далеко за его пределами.

Туринск Вид с Косогорной улицы
Туринск Вид с Косогорной улицы

В «Списке церквей Тобольской епархии, с обозначением состоящих при них священно-церковно-служителей на 28 декабря 1890 года» упоминается псаломщик Коркинской Троицкой церкви Иоанн Дюков. Небольшое село Коркино находится в 12 километрах южнее Туринска.

От моих предков Дюковых осталось значительное количество фотографий. Ведь сын псаломщика, Иван Иванович Дюков, стал профессиональным фотографом и в 1890-х годах открыл ателье в Туринске. Имеется неподписанная фотокарточка формата 23х17 сантиметров с видом города, украшенного множеством храмов: это Туринск.

В Деле Тобольского общего губернского управления «По ходатайству личного почетного гражданина Ивана Ивановича Дюкова о разрешении открыть ему фотографическое заведение в городах Туринске, Кургане и Ишиме», стоит дата: 1890 год. Полковник Афонасьев подтвердил благонадежность Дюкова. В результате Дюков получил разрешение открыть фотографическое заведение в Туринске, при этом дал подписку: «…лица из политических ссыльных ни под каким предлогом допускаться к фотографическим работам мною не должны, а также я не должен снимать фотографических изображений с лиц пересылаемых под стражею и состоящих под надзором, без особого на то разрешения или требования со стороны надлежащего начальства». И неудивительно, ведь в те времена подрывные элементы изготовляли в фотозаведениях поддельные документы.

С.Н. Левицкая (Васильева) с сыном. 1929. Из архива автора.
С.Н. Левицкая (Васильева) с сыном. 1929. Из архива автора.

Нашлись в ГАСО метрики по Свято-Троицкой церкви села Коркино, а в них некоторые важные для нашей семейной истории сведения. Из архивных документов я узнала, как звали прапрабабушку. У неё оказались удивительные имя и отчество: Аполлинария Вакховна. То есть жена священнослужителя носила имя и отчество античных богов! Понятно, что эти имена давно попали в святцы, но всё-таки сочетание любопытное. Выяснилось отчество о. Иоанна – Евгеньевич, и точная дата рождения прабабушки: 8 августа 1881 года. Она самая младшая; сестра Евдокия была старше на двадцать с лишним лет. Интересно, что в 1880 году умер от старости в 80 лет их дед Евгений Макарьевич Дюков. Значит, семья эта была укоренена на Туринской земле.

Итак, в 1890 году Дюковы жили в Туринском уезде. В начале ХХ века они оказались в Семипалатинске. Мне всегда было известно, что бабушка моего отца Мария Ивановна Васильева, урожденная Дюкова, жила именно там. Этот город в верховьях Иртыша теперь в Казахстане. Там же ли сделана фотография родителей с тремя сёстрами, неясно. В центре, с гитарой – моя прабабушка Мария примерно шестнадцати лет. В Семипалатинске она вышла замуж за железнодорожника Николая Романовича Васильева, сына крещёного калмыка — вернее, джунгара, если судить по месту обитания. Ведь Семипалатинск поставлен на месте семи джунгарских палат. Калмыки – одно из ойратских (джунгарских) племён, ушедшее далеко на запад под защиту русской короны. Но какие-то рода оставались на исконном месте и постепенно растворились среди казахов и русских. В 1907 году родилась моя бабушка София, по внешности – истинная кочевница.

Семья священнослужителя И.Е. Дюкова, 1897. Из архива автора.
Семья священнослужителя И.Е. Дюкова, 1897. Из архива автора.

Но вернёмся к Дюковым. Фотограф Дюков много снимал сестёр в своем ателье, тренировался на них: кроме фотокарточек стандартных размеров остались маленькие пробники, не наклеенные на картон. На двух карточках есть портреты благообразного бородатого молодого человека: брат фотографа Николай Дюков. У нас был только один портрет самого фотографа – с сестрой Анной. Снимок Ивана Ивановича в его фотоателье мне прислали из Музея Достоевского (великий писатель с 1854 по 1859 год отбывал в Семипалатинске ссылку). Эта карточка находится в фондах семьи Белослюдовых, видных исследователей Рудного Алтая и Прииртышья, основателей первого частного музея в Семипалатинске. Какая связь была у фотографа с этими людьми? Пока не удалось это выяснить; известно только, что один из четырёх братьев Белослюдовых учился фотоделу у Ивана Ивановича. Дюков много снимал окрестности и сам город, памятники старины, монастыри, часовни. Эти снимки есть на страницах Усть-Каменогорской и Семипалатинской епархии Русской православной церкви. Иван Иванович Дюков прожил 43 года: родился в 1866 году, умер 7 мая 1909 года.

Фотограф И.И. Дюков в своем ателье. Из архива Дома-музея Ф.М.Достоевского, г.Семипалатинск
Фотограф И.И. Дюков в своем ателье. Из архива Дома-музея Ф.М.Достоевского, г.Семипалатинск

Изучая выписки из метрической книги, я обратила внимание на сведение о смерти Евгения Макарьевича Дюкова, деда фотографа: он был по званию «Села Чернавской Церкви заштатный дьячекъ». Где же это село Чернавское? Оказалось, что оно всё ещё существует, там живёт пять человек, а находится оно далеко-далеко даже от Туринска: на берегу реки Тавды, в 56 километрах выше по течению от райцентра Таборы. Вот так глухомань! Однако эти места не всегда были пустынными. Даже в 1913 году там ещё были десятки селений; почти все они исчезли. Теперь нет ни мансийских павылов, ни русских деревень…

Музей декабристов в Туринске. Фото Н.Соколовой, 2020 г.
Музей декабристов в Туринске. Фото Н.Соколовой, 2020 г.

В списках «Духовенства Русской православной церкви» (сайт) числится диакон Макарий Дюкова, в 1813 году служивший в «Тобольская и Сибирская епархия, Тобольская губ., Туринский уезд, с. Пелымское». Это не тот пгт Пелым, что на Восточном широтном коридоре, на железнодорожной линии Ивдель-Приобье – он заложен в 1962 году. Макарий Дюков служил в древнем пелымском городке, основанном в 1591 году на месте мансийской крепостцы как сторожевой острог. Река Пелым впадает здесь крутой петлёй в Тавду.

История Пелыма обширна, пересказать её здесь нереально. Недавно Пелым окончательно обезлюдел, после того как в 2014 году все зоны на Тавде закрылись. Осталась только Михаило-Архангельская церковь, построенная в 1915 году на месте старой деревянной – её снимок мне удалось найти. Это место вероятной службы отца Макария.

А потом небеса мне подкинули ещё один текст:

Из записок сторожила Пелыма г. Найденова, сообщенных генералу от инфантерии и генерал-губернатору Западной Сибири И.А. Вельяминову.

Напечатаны записки были в 1842 году в журнале «Маяк современного просвещения и образованности», начинаются они так: «В январе 1826 года г. Найденов, по назначению начальства, отправлен был в Пелымский край, для обозрения Оседлых и Кочевых инородцев». Речь в следующем отрывке идёт о фельдмаршале Минихе, двадцать лет прожившем в ссылке в Пелыме.

Пелым 1887
Пелым 1887

«Один из Русских, молодой крестьянин, полюбил пригожую Вогулянку и желал на ней жениться. Но родные ея слышать не хотели о том и отказали потому, что он не в состоянии был заплатить определяемаго ими калыма или выкупа, какой, по обычаю Вогулов и Остяков, жених должен платить перед венчаньем. Крестьянин увидел однажды Миниха, прогуливавшегося вместе с детьми и женою своею, остановил его на дороге, бросился к нему в ноги и просил его помощи. Миних расспросил его обо всем, а у других об нем, и слыша, что он честен и усерден к трудам, призвал родных Вогулянки и ласково сказал им: «Придите ко мне за калымом, а я вам дам зятя; купите себе счастие на деньги, если нельзя иметь его даром», и на другой день они получили от него знатную сумму денег; а потом графу привелось через год с женою воеводы Путилова крестить у осчастливленной им четы; взяв младенца на руки, он сказал: «Дай Бог, чтоб крестник мой сам крестил других». Миних сам заботился об обучении своего воспреемника грамоте, и крестьянский сын действительно поступил сперва причетником в одну из церквей в том округе, а дожив лет до 40, достиг и до священническаго сана».

В то время в селении Пелым было не более 30 домов – написано в этом же тексте; возвышался Божий храм, «как бы дремлющий в безмолвии ночи, вместе с селением»… Неплохая основа для развесистой семейной легенды: предположим, что это нашего предка крестил Миних и у нас в роду есть не только джунгары, но и манси. Ведь в малом городке не может быть много священнослужителей. Да и в чертах сестёр прабабушки проглядывает что-то угорское. Излучины реки времени по имени Тавда следует далее изучать в архивах, вдохновившись легендами и свидетельствами очевидцев…

Оригинал статьи размещен в апрельском номере журнала Уральский следопыт за 2020 год здесь http://www.uralstalker.com/uarch/us/2020/04/03

Художник, дизайнер.  Соучредитель и издатель журнала о камнерезном и ювелирном искусстве «Платинум» (Екатеринбург).  Пишет книги о семейной истории.

автор Лариса Левицкая

Художник, дизайнер. Соучредитель и издатель журнала о камнерезном и ювелирном искусстве «Платинум» (Екатеринбург). Пишет книги о семейной истории.
Обложка апрельского 2020 номера журнала "Уральский следопыт"
Обложка апрельского 2020 номера журнала “Уральский следопыт”