Уральский Мичурин

Этому человеку, нашему земляку, пришлось пройти долгий путь от плодовода-любителя до знаменитого профессионала-гибридизатора, к мнению которого прислушивались известные селекционеры страны и сам Иван Владимирович Мичурин.

В 1913 году тридцативосьмилетний экономист Дмитрий Казанцев купил в Екатеринбурге одноэтажный бревенчатый дом с мезонином по Коробковской улице, 40. Не получив академического образования, он тем не менее был опытным практиком конторской работы. Упрямый характер, трезвая голова и аналитические способности вывели его в ряд уважаемых специалистов финансово-планового, экономического профиля. Однако круг интересов хозяина этого дома не исчерпывался написанием статей экономического характера. Вопросам садоводства на Урале, изложению собственного опыта практического плодоводства посвящены четыре десятка статей и две книги, написанные Казанцевым.

Музей -сад
Музей -сад

Все свои земледельческие эксперименты Дмитрий Иванович осуществлял на шестнадцати приусадебных сотках. Сам он считал, что место, на котором разбит сад при его доме, находится в выгодных условиях – на спуске с небольшой возвышенности, вершина которой приходится как раз на слияние нынешних улиц Сакко и Ванцетти и Октябрьской революции. Именно здесь, почти напротив его дома, берёт под землёй начало и устремляется к Исети достаточно полноводная и живучая речка Акулинка. Весенние паводки, естественно, не обделяли влагой его усадьбу, а холодные северо-западные ветры, дробясь на трамплине высотки, теряли силу и обычно не наносили большого вреда садовым посадкам. Земля, доставшаяся Казанцеву, не успела ещё истощиться, потому что до него фактически не эксплуатировалась. Эта часть города обрела жилую застройку лишь к 1856 году. Коробковская улица (теперь это улица Октябрьской революции) при планировке проектировалась строго на колокольню кафедрального Богоявленского собора, и это по тем временам несколько выделяло её из ряда остальных улочек, входивших в Богоявленский приход. А их кроме неё всего-то было четыре: Береговая, Столовая, Фетисовская, Ломаевская (от набережной рабочей молодёжи до улицы Октябрьской революции включительно). Этот район был престижным и обихоженным. «Богоявленский приход чистенький», – писали «Екатеринбургские епархиальные ведомости» в 1902 году. В столь уютном районе в конце века поселились рязанские крестьяне Сидоровы, занявшиеся торговлей. Они обжили усадьбу № 40 на Коробковской улице, не затрачивая, однако, ни денег, ни времени на рискованное плодово-ягодное садоводство.

Мемориальная комната в доме музея
Мемориальная комната в доме музея

Как только эту усадьбу вместе со всеми постройками купил Д.И. Казанцев, он в том же 1913 году принялся сажать здесь фруктовые деревья, ибо с давних пор вынашивал мечту создать собственный сад.

Дмитрий Иванович родился в крестьянской семье 22 февраля (9 февраля старого стиля) 1875 года в Северо-Конёвском селе недалеко от Невьянска. Все его предки искони были земледельцами. С детства он помогал родителям по хозяйству. В 1884 году окончил курс Конёво-Аятского начального народного училища, где его научили читать, писать и считать. В возрасте 13 лет, в 1888 году, нанялся на Варфоломеевский прииск (бывшую Монетную дачу) помощником конторщика. Любопытный, смышлёный, упорный юноша зарекомендовал себя аккуратным, честным, исполнительным человеком. В 1904 году двадцативосьмилетний конторщик познакомился в Нижнем Тагиле с учителем К.О. Рудым, увлечённо занимавшимся садоводством. С тех пор мысль о собственном плодоносящем фруктовом саде не покидала его.

Уже в Екатеринбурге, когда было выбрано место, его отец, старый крестьянин, советовал Дмитрию Ивановичу: «Сади больше вишенника».

– Может быть, следуя совету отца, он особенно любил сажать и выхаживать вишни и яблони, – вспоминает его дочь Галина Дмитриевна Казанцева.

Сорт Кордик август 1997г. фото В.Г.Злотина.
Сорт Кордик август 1997г. фото В.Г.Злотина.

Первое пятилетие молодой екатеринбургский сад набирал силу, а осенью 1918-го счастливый садовод любовно держал на ладони два первых яблочка от местного сорта Грушовки Московской. Радость. Она созревала вместе с этим неказистым с виду плодами от самой завязи до снятия урожая.

Следующей осенью Грушовка Московская дала уже 20 спелых плодов. И в том же 1919 году вошла в пору зрелости прелестная Титовка, подарившая своему возделывателю два первых яблока. Это был ещё не триумф, но первый этап в развитии уральского плодового садоводства. Он счастливо совпал с революционными преобразованиями в стране.

В 1921 году Казанцеву удалось впервые перевести в своём саду яблоню Титовку на её собственные корни. Такая операция обычно требует трёх лет работы, и она в саду Д.И. Казанцева увенчалась успехом. Дмитрий Иванович не терял времени понапрасну. В том же году он высадил четыре укоренившиеся ветви этого сорта на постоянные места в саду, обозначив новый этап в развитии плодоводства Екатеринбурга.

Революционный пожар, горнило гражданской войны властно коснулось не только промышленности и сельского хозяйства, но и всех сторон городской жизни. Менялись устоявшиеся порядки, традиционные связи, обычаи. Все как бы начиналось сначала. По-видимому, это и дало право заведующему кафедрой ботаники Уральского лесотехнического института профессору Л.И. Вигорову отнести посадку сада Казанцевым к первым в Свердловске, а плодоношение его яблонь назвать первым плодоношением. Обильное плодоношение сада, по свидетельству Вигорова, началось в 1925 году.

В условиях разрухи двадцатых годов садоводческая деятельность Казанцева представляется подвижнической. В старом бревенчатом домике с мезонином, в его небольшом рабочем кабинете экономист, ставший селекционером, вёл напряжённую интеллектуальную работу, планируя новые сорта, оценивал и сохранял выведенные. В этой усадьбе в жёстких условиях уральского климата Дмитрий Иванович впервые на Урале разрабатывал научную систему мер и приёмов, улучшающих видовые свойства плодовых растений, усиливавших их морозостойкость путём изменения наследственности. За эту позицию и за такие труды всего через тридцать лет многие советские учёные, преследуемые академиком Лысенко, поплатятся светлыми головами…

Казанцев вёл обширную переписку с единомышленниками – гибридизаторами и селекционерами из других городов и населённых пунктов страны, обсуждал с местными и приезжими ботаниками проблемы выведения новых сортов плодовых деревьев, обобщал опыт, описывая результаты.

Научные основы видового отбора заложил Чарльз Дарвин. Практически воплотил и в условиях России развил И.В. Мичурин, а на Урале эти идеи продолжал разрабатывать Дмитрий Иванович Казанцев. Впрочем, хотя свердловский растениевод-испытатель был почти на поколение моложе великого российского преобразователя природы, его селекционные эксперименты и смелые опыты некоторое время проводились не вслед, а параллельно мичуринским.

О своей жизни и работе в своём саду на Коробковской он написал в книге «Плодовый сад» – 1934 года издания. Научно-популярная книга «Яблочный пир» была предназначена детской аудитории и садоводам-любителям. Благодаря этой книге миллионы юных мичуринцев и жителей страны были охвачены страстью разведения садов почти по всей территории СССР: от Бреста до Владивостока. Многие поколения детей читали эту книгу. Один из них – это сегодняшний корифей садового плодоводства – садовод-опытник Виталий Николаевич Шаламов. Он в своих воспоминаниях пишет, что ещё школьником прочитал эту книгу и она вдохновила его на занятие садоводством.

Благодаря Дмитрию Ивановичу и его саду появились у нас в городе новые сорта яблонь: Кизертит, Титрай, Кизер летний и другие. Не будь сада Казанцева Д.И., возможно, выведение новых сортов яблонь на Среднем Урале пошло бы другим путём и затянулось на долгие годы. В саду за всё его существование при жизни его основателя было испытано 54 сорта яблонь.

Медаль   Всесоюзная Сельскохозяйственная выставка. 1939 г
Медаль Всесоюзная Сельскохозяйственная выставка. 1939 г

Дело Яблочного следопыта продолжают его жена Анна Николаевна и дочь Галина Дмитриевна. Они вдвоём продолжают ухаживать за садом, вести наблюдения за новыми гибридными сортами. Известные нашему городу люди приходили ей на помощь, такие как писатель Рябинин Б.С. и учёный, профессор Уральского лесотехнического института Вигоров Л.И. Их публикации в прессе помогали сохранению сада. Галина Дмитриевна Казанцева 20 лет, начиная с 1973 года, вела школьную практику по зелёному строительству со школьниками 5-8-х классов школы № 2, что находится в Пестеревском переулке города Свердловска. Дети с удовольствием занимались в саду и об этом писали в своих тетрадках отчёты по практике зелёного строительства.

В 1994 году уникальный сад был передан в ведение Свердловскому областному краеведческому музею. За садом стали ухаживать сотрудники музея. Над ним взяла шефство Свердловская плодово-опытная станция. В саду ещё сохранились те яблони, которые были посажены рукой основателя, – это его первый селекционный сорт на Урале «Кордик», мичуринский сорт «Бельфлёр-китайка» и другие. К сожалению, это не спасло сад от опасности уничтожения. На территории сада и прилегающей к нему территории было запланировано строительство делового центра. Сад просто не вписывался в намерения бизнесменов-строителей. В 2007 году на сад была предпринята химическая атака с целью уничтожения ценных сортов. Об этом было написано в ряде публикаций. Директором музея в это время был неравнодушный человек – Казимирова Людмила Васильевна, которой удалось отстоять существование уникального сада-музея, опираясь на поддержку общественности. Сад продолжает жить, развиваться и плодоносить в центре уральского мегаполиса, отмечая в этом году свой вековой юбилей.

Оригинал статьи размещен в мартовском номере журнала Уральский следопыт за 2020 год здесь www.uralstalker.com/uarch/us/2020/3

Зав. музеем истории плодового садоводства Среднего Урала (усадьба Д.И. Казанцева)

автор Короленко Геннадий

Зав. музеем истории плодового садоводства Среднего Урала (усадьба Д.И. Казанцева)

фото предоставлено автором

обложка мартовского 2020 номера журнала "Уральский следопыт"обложка мартовского 2020 номера журнала “Уральский следопыт”