Странные голоса, звук тиканья и золотая пыль сопровождали падение. Голова кружилась, перехватывало дыхание, хотелось выбраться, но пока неизвестно, откуда. Алиса лишь помнила, как во сне билась перед тройным зеркалом в слезах от какой-то безысходности, невозможности понять, что же будет дальше. Теперь, чем больше Алиса двигалась, тем быстрее летела. Сжалась, чтобы не цепляться за каменные стенки колодца. Оставалось только успокоиться. Хвататься все равно не за что.

Она упала на девушку, торопящуюся куда-то.

– Ох, и шуточки! – возмутилась та. – Ты кто вообще? Падаешь тут в Бездну без спросу!

Алиса села на землю. Напротив в такой же точно позе сидела девушка. Похожая на неё, как зеркальное отражение.

– Кто ты такая? – спросила она незнакомку.

– Это кто ты такая? Ты же на меня свалилась. Причём у меня же дома. Или почти дома.

Они смотрели друг на друга со всё возрастающим изумлением.

– Я – Алиса Иванова, – представилась гостья. – И не знаю, как вышло, что я упала сюда. Спала, увидела странный сон, испугалась, кинулась к зеркалу. Оно сверкало… Кажется, что-то говорило… И я прошла сквозь него.

– Это я – Алиса Иванова. Писательница. Вернулась из турне. И скоро уезжаю на съёмки по нашей книге. А ты, наверное, мое отражение. Больше некому. Только моложе. Сколько тебе лет?

– Мне тридцать шесть…

– А мне – сорок пять. Ладно. Не можем же мы так вот просидеть на земле до бесконечности. Идём ко мне.

Они поднялись в квартиру. Витражные окна, зеркальные стены, большая ванная…

– А у тебя есть горячая вода? – вдруг спросила гостья. – У меня отключили. Можно, я душ приму?

Хозяйка понимающе улыбнулась. Какими давними казались эти проблемы… Когда она жила на съёмной квартире. И у неё отключали воду на две недели летом…

– Иди, конечно. Вот тебе полотенце. Думаю, шампуни и мыло подойдут.

Пока гостья мылась, приготовила чай, достала конфеты, накрыла маленький столик в гостиной. Требовательно зазвонил скайп. Чёткая камера показала мужчину, крупного, весёлого, нетерпеливого.

– Ну что, дома? Долго ты как-то! Я уже забеспокоился.

– Да я тут встретила кое-кого… Ты прилетел?

– Да, в Торонто. Час, как вошёл. Кого ты встретила? – От любопытства он немного подпрыгивал.

– Потом расскажу. Я же телефон ещё потеряла! Бегала за новым.

– Опять? Душа моя, да ты никак влюблена?

– Конечно. В тебя.

– Да? А встретила кого? – настаивал он.

– Это – девушка. Расскажу позже. Ты когда будешь на связи?

Он рассекретил её манёвр.

– Вот ревнивица! – тепло засмеялся он. – Нечего так обиженно поджимать губки. Тут наша книга в топе.

– Новый вышел?

– Да, и мы опять наверху.

– Мы – молодцы. Ты на съёмки приедешь? – она усиленно его переключала. Но любопытство сгубило не только кошку…

– А она хорошенькая? Ой, добрый вечер! Так вы же как две капли воды… Альтер эго? Ты бы нас представила. Как её зовут? Алиса? Или Асила?

– Алиса. Это мой муж, Алекс.

Гостья, появившаяся из душевой, села в кресло рядом и потрясённо молчала. Это был Алекс Золотов, успешный писатель. Что-то из его стихов она слышала. Сама стихов не писала и не читала. А вот его проза ей очень нравилась.

– Тогда ты – Алиса Золотова, а не Иванова, – только и нашлась что сказать гостья.

– Дельное замечание. Тем более, что фамилию ты меняла, – весело попенял он. – Я так понимаю, это ты несколько лет назад.

– Девять лет назад, Алекс. И похожа на ту меня… – Золотова, казалось, только формулировала происходящее.

– Ну, разумеется. А как бы оно было иначе? Бездна, она такая… Одна из вас, а может, обе искривила временное пространство.

– На меня упали, если что, – обиженно заметила Золотова. – Шла, никого не трогала, несла новый телефон в руках…

– А вы, девушка, успели купить новый телефон? – обратился Алекс к Ивановой.

– Только что, перед тем, как лечь спать…

– Подожди, ты имеешь в виду зеркальные события? – нашлась Золотова.

– Ну, конечно… А ты не хочешь попросить Алису сыграть в нашем фильме? Раннюю себя. Она эмоционально ближе сейчас к тебе той, Ивановой.

– Тебе-то нравится, конечно, целоваться с двумя. Может, ещё каскадёршу наймём? Чтоб ещё веселее было…

Хохот Алекса громом разнёсся между зеркальных стен.

– После этого мне каскадёр понадобится… От тебя точно прилетит…

– Да, давай вместо тебя возьмём, – оживилась жена.

– Но-но-но! Разговорчики! – притворно возмутился он. – Чтоб самой целоваться с кем попало?

Это было игрой. Но только лишь игрой? Как знать. Ивановой было приятно на них смотреть. Они, казалось, оба чувствуют себя на своих местах.

– Ты всё же не торопись её выпроваживать, – обратился Алекс к жене. – Ты же знаешь, случайностей не бывает. Значит, и тебе что-то нужно понять. Так работает Бездна. Да и деньги ей сейчас необходимы, если ты помнишь себя девять лет назад. Ты всё равно не хотела участвовать во всём съёмочном процессе. Можно поручить ей период до нашего романа. Ладно, мне пора. Лиза ждет, что я поиграю с ней. Позвоню ночью.

– Алекс…

– Да?

– Я люблю тебя. Удачи!– Только сейчас Алиса Золотова чувствовала глубину их взаимосвязи. Семейной, потому что любовной и дружеской.

На его лице промелькнула растерянность, потом – нежность.

– Скучаю, милая. Позвоню.

– Алиса, значит ли это, что я вижу свое будущее? – спросила уже за чаем гостья.

– Именно так, – задумчиво подтвердила хозяйка. – А я – своё прошлое и узнаю его. Вот только вопрос, для чего мне это. Ты вот заглядывала в будущее? Гадала, спрашиваю?

– Было. Но зеркалами я не пользовалась. А вы снимаете? Я вот присматриваюсь, не заняться ли мне сценариями.

– Займись. По нашей книге снимаем. У героини часть моей биографии. И мои переживания, но той, запуганной и подающей надежды. Так что Алекс прав насчёт деталей. Он, как фантаст, в этом лучше разбирается.

Гостья внимательно рассматривала хозяйку, узнавая свою жестикуляцию, а где-то и мотивы.

– Ты ревнуешь его… Но я здесь временно. И на него не претендую. А главное, у вас все хорошо. Он так смотрит на тебя…

Золотова вздохнула и улыбнулась.

– Предпочитаю не искушать судьбу, – спокойно ответила она.

И вернулась к разговору.

– Алиса, нет ничего зазорного в желании знать будущее. Все хотят. Только это отвлекает от самой жизни и включает ожидания. Насколько я помню, в этом возрасте я более осмысленно интересовалась лёгкой эзотерикой, энергиями, стихиями. И не хватало денег. И больше всего ты сейчас хочешь узнать про эти девять лет.

Трудно, когда тебя читают, как открытую книгу. Лучше, чем ты есть, себя не покажешь. Золотова продолжала, не обращая внимания на смущённый вид Ивановой:

– Я тебе скажу вот что, Алиса. Ты, может, сейчас этого и не поймёшь. Но единого будущего для всего нет. Помнишь Стругацких? Ты всегда можешь сделать другой выбор. И окажешься в другом будущем. И всё будет иначе.

«Хорошо ей. Проблемы решила, что теперь говорить?» – пронеслось в голове у Ивановой.

– Ты тоже на выходе из этих проблем, – усмехнулась Золотова в ответ на невысказанные мысли.

– Только подумай, Алиса. Столько работать! Чтобы теперь руки опустить перед долгожданным результатом? Я могу дать тебе денег и отправить обратно. Хотя бы попытаться. Только на пользу это не пойдёт. Как начинающий писатель, ответь: закономерный финал?

Золотова отправила гостью спать и вышла в скайп. Ивановой будто снился их разговор.

– Алис, милая, всё бы тебе крайности. Пусть заработает денег, что-то поймёт за это время – не зря ведь здесь. Потом вернётся.

– А захочет ли, Алекс? Созрела понять? Здесь ведь всё так хорошо.

– Душа моя, я увидел её, как тебя когда-то. Потерянная такая. Не беспокойся о пустом. Я слишком люблю тебя и уважаю себя. И вообще. У нас с ней почти двадцать лет разницы. Ты когда-нибудь видела меня с чужими детьми?

– Знаешь, это правда – искушение. Отправить её обратно с деньгами. Но может не сработать. А если она не получила ответ, за которым прыгала в Бездну, то ещё и по карме прилетит, – рассмеялась Золотова.

– Да и не идёт на пользу то, что не заработано. Сама знаешь. – Алекс благодушно потянулся у компа. – Ты вот думала, зачем тебе это сейчас? Вроде и в Бездну не собиралась. И вот, поди ж ты, встретились.

– Так она гадает всё время. Я помню, что делала девять лет назад. Вот и забралась в будущее, – словно оправдываясь, ответила Алиса.

– Это ответ не на тот вопрос, Алис. Её уроки не нам оценивать. Тебе оно зачем? Подумай.

– Нуу…Оглянуться на девять лет назад. Вспомнить былые мечты и пройденный путь…

– А ещё? Ну, что плечиками пожимаешь? Думать надо. Может, нужно ей что-то важное сказать? Показать? Успокоить? Она не знает, как выбираться из трудностей. Даже в бездну попала. А мы прошли это.

– Она не в том настроении, чтоб принимать советы. Я-то знаю.

– Так я и говорю. Что-то поймёт, вероятно, в процессе съёмок. Станет спокойнее, дух окрепнет. Мы с тобой можем и позже фильмом заняться. Чтобы ты не нервничала из-за своих же фантазий, – снисходительно заметил Алекс.

Думая весь вечер, он вдруг понял одну нехитрую мысль. Он заботится о душевном равновесии жены. Найдутся добрые люди и расскажут, чего не было. Скандальная слава – сомнительное счастье.

– Она будет сниматься всего несколько дней.

– Так-то оно так, – рассмеялась Золотова. – Только это не решает другой проблемы. Как ей вернуться.

Не то, чтоб она всерьез ревновала. Это – игра для двоих. Но сейчас, чувствуя его заботу, она развеселилась.

– Когда будет всё сделано, выход откроется. Ты ведь знаешь.

– Она всё запомнит.

– Ну и что? Сон есть сон.

– А она сможет жить нормально, дорогой?

– Может, это ей сейчас и нужно для спокойствия. Кто знает? Получит импульс жить дальше.

– По готовому сценарию?

– Милая, наша книга – художественная вещь. Не автобиография. И не документальный фильм. Еще не доросли. А жизнь выведет на дорогу. Тебе это тоже нужно. Подумай об этом.

Золотовы писали сценарии. Оба имели уже к тому времени успех, каждый по отдельности.

Алиса Золотова, в девичестве Иванова, писала с детства, потом отвлеклась на карьеру бухгалтера, переезд в другой город, пару попыток построить взаимоотношения с мужчинами и разочарование, с этим связанное. Она начала писать сказки. Училась заочно на писательских курсах. Много времени и событий прошло между мечтой и воплощением. Реальность не радовала, вертела принципами. Алиса, как и в детстве, с трудом её воспринимала. Так и не научилась её любить и видеть, только сосуществовать. Профессиональный цинизм не раскрывался, его сдерживали иллюзии. Поэтому она оказалась с вечной нехваткой денег. Переживания по этому поводу и привели ее в Бездну.

Алекс Золотов был успешен, шёл своим, почти прямым, творческим путём. Верил в то, что делал, и делал это хорошо. Не скрывался от жизни в иллюзиях! Появление заочницы Ивановой на курсе не произвело на него никакого впечатления. Он много видел учеников и учениц, и талантливых, и бесталанных тоже. Она старалась, что-то делала. Не всё получалось сразу, как и у всех.

И вдруг Алиса стала ему нравиться. Она всё время втягивала его в разговоры. Сначала это раздражало – что ей на самом деле надо? Потом он увидел её. Зацепился взглядом за угловатость, неуверенность, застенчивость, человеческую искренность. Он уже радовался редким встречам.

– А тебе нетрудно написать мне рецензию?

«Бог ты мой, – подумал Алекс, – неужели такое еще бывает? Кажется, щепетильность давно уже не в моде. А у неё искренне».

– Пойдём со мной? – Он, преодолевая смущение, заглянул ей в лицо. Увидел в нём любопытство, уважение, скрытую страсть. И понял всё.

– Пойдём! – ни о чём не спрашивая, кивнула Алиса, взяв его под руку.

Так естественно и незатейливо начался их роман.

Потом было много всего. Время шло своим чередом. Они любили и поддерживали друг друга. Алиса Иванова тогда не могла заглядывать в Бездну. И постепенно ей перестало казаться, что она в ней живёт. Закончились гадания сами собой, её оптимизм и уверенность получали другую подпитку. Поженились, родилась дочь Елизавета. Скорость жизни возрастала, дел становилось всё больше. Им предложили написать сценарий для экранизации их книги.

Тексты, корректуры, рецензии. Сценарии, издательства, разъезды.

– Алекс, ты устал. Дописал рассказ?

– Заканчиваю, Алис. Посидишь со мной? Послушаешь?

– А давай вот так!

– Вот авантюристка. Ну, давай.

Они не афишировали свою любовь, они ею жили.

«Я спрошу Алекса, он лучше знает».

«Меня Алиса ждёт дома, мне пора».

Они знали, что происходило друг с другом.

– Ты скоро придёшь, Алиса?

– Да бегу уже…

– Алекс, не замёрз с непривычки?

– Нет, что ты.

Алиса в Бездну не собиралась. Туда попадают люди, не умеющие, боящиеся жить настоящим. А нынешнее обоих всё больше радовало, мечты сбывались постоянно. Только ощущение, что ей нужно что-то забрать в Бездне, оставалось. Потому она и очутилась там.

– Алиса, ты же понимаешь, что не сможешь идти в обе стороны? И по бухгалтерии, и по творчеству? – спрашивала Золотова Иванову.

– Но пока деньги приносит бухгалтерия. Куда без неё?

Знакомая мотивация, как давно это было…

Иванова отыграла свои сцены за неделю. Алекс на площадке не показывался. Просматривал отснятый материал дома. Золотова же, напротив, наблюдала процесс, пытаясь что-то понять. Гостья снималась с азартом, была готова работать круглосуточно.

– Знаешь, в этом и ошибка. Алиса, надо себя больше беречь. Тогда хватит внимания выбраться из имеющихся ошибок. И не залезать в новые. – Золотова понимала, что и к ней это имеет отношение.

– Я сейчас принаряжусь, кое-какие денежные дела порешаю. И отдыхать! На Кипр, книжку писать.

– И правильно. Нам тоже нужен будет отдых, – задумчиво ответила Золотова.

– Скажи, Алиса… Ведь Алекс есть в моем мире. И он мне… нравится там. Что же мне делать? – смущённо спросила гостья.

– Делай, что должно. Пусть будет, что будет, – усмехнулась та. – Только не уговаривай себя, что это пройдет. Бесполезно.

В студии стояли огромные зеркала. Они замерцали, переливаясь. Алиса с детства недолюбливала их. Но теперь нашла в себе силы сознательно в них заглянуть. Зеркала бесшумно засверкали и Алиса Иванова исчезла.

В другой реальности Иванова приехала на официальное мероприятие.

– Алиса, ты на мастер-класс к Золотову пойдёшь?

– Конечно, да. А где… ой! – Она налетела на Золотова с разбега. Он рассмеялся.

– Кто это у нас? Иванова? А, заочница, помню. Пойдём со мной?

Алекс Золотов обнял жену. Она положила голову ему на плечо. Они находились в своём доме, точном отражении дома в Бездне. То есть наоборот. Это – оригинал.

– Как же я соскучилась, Алекс… Неделя показалась такой долгой.

– Да, Алис, мне тоже без тебя было грустно.– Он касался губами волос.

Они сидели в библиотеке, у камина. Лиза уже спала в детской.

– Ты поняла, зачем оказалась в Бездне? Ведь, насколько я помню, это вышло случайно.

– Знаешь, у меня было ощущение, что я что-то там забыла.

– И? Что же это было?

– Уверенность в том, что я имею право на выбор. И на то, что все будет хорошо…Слушай, пойдём спать!

Алиса проснулась от ощущения, что ей приснился сказочный сон. Какова она, её жизнь в будущем. Ей надо быть честной самой с собой, выбирая. И она имеет на это право.

Оригинал статьи размещен в мартовском номере журнала Уральский следопыт за 2020 год здесь www.uralstalker.com/uarch/us/2020/3

Родилась 10.08.1980 в г. Краснодаре, получила образование по специальности «экономист по бухгалтерскому учету, экономическому анализу и аудиту» в КубГАУ. С 2006 года живет в Санкт-Петербурге. В настоящее время является финансовым директором и соучредителем бухгалтерской фирмы.
Номинирована на премию «Писатель года» (2015-2019 гг.). Произведения автора публикуются в «Чешской звезде», «Трех желаниях», «Крае городов», каталоге ММКВЯ-2016, 2018 гг.  Заняла 3-е место на фестивале «ЯЛОС-2017» в номинации «Детская литература». Участник международной конференции «Роскон-2018». Сквайр фантастики и детской литературы по итогам международной конференции «Роскон-2019». Лауреат третьей степени в номинации «Фантастика» по итогам Пушкинского фестиваля 2019.

автор Комарго Ольга

Родилась 10.08.1980 в г. Краснодаре, получила образование по специальности «экономист по бухгалтерскому учету, экономическому анализу и аудиту» в КубГАУ. С 2006 года живет в Санкт-Петербурге. В настоящее время является финансовым директором и соучредителем бухгалтерской фирмы.
Номинирована на премию «Писатель года» (2015-2019 гг.). Произведения автора публикуются в «Чешской звезде», «Трех желаниях», «Крае городов», каталоге ММКВЯ-2016, 2018 гг. Заняла 3-е место на фестивале «ЯЛОС-2017» в номинации «Детская литература». Участник международной конференции «Роскон-2018». Сквайр фантастики и детской литературы по итогам международной конференции «Роскон-2019». Лауреат третьей степени в номинации «Фантастика» по итогам Пушкинского фестиваля 2019.
обложка мартовского 2020 номера журнала "Уральский следопыт"
обложка мартовского 2020 номера журнала “Уральский следопыт”