«Отстаньте от нашей фабрики!!!» – яркой краской аж с тремя восклицательными знаками написано на стене заброшенной пимокатной фабрики в селе Камышево Белоярского района. Понимаю этот крик души местных жителей – фабрика для большинства являлась частью жизни.

Каменный призрак

Сейчас это огромное здание пустует. Голые, ободранные стены, под ногами битые стекла и куски замызганного войлока. Три гулких этажа цехов и множество подсобных помещений – заблудишься запросто. Можно подняться на крышу – открывается панорама на весь поселок. Рядом с фабрикой старая плотина, уже заросшая кустами и деревьями.

 
Когда я заканчивала свой осмотр-хождение по фабрике, раздались громкие голоса, хохот, визги. По заброшке ходило человек 7-8 молодых парней и девушек с рюкзачками за спиной. А бойкая девица проводила «экскурсию» этой компании. Ну как экскурсию – просто водила, видимо, здесь уже не первый раз. Парочка на мотоцикле въехала прямо в помещение одного цеха на первом этаже. Слава богу, что я уже уходила. Терпеть не могу, когда из интересного места делают проходной двор.

 
Заброшки любят тишину. Только тогда они покажут всю свою загадочную красоту, только тогда они расскажут тебе свою интересную историю.

Памятник истории уральской промышленности

История Камышевской фабрики валеной обуви, похожая на истории многих российских и уральских предприятий и в то же время – уникальная, начинается в начале ХIХ века и совсем не с валенок, а с муки. Промышленник Первушин построил в селе мельницу со складами. Но через какое-то время мельница и почти все склады сгорели. И в 1872 году уцелевшие здания забрал себе другой предприниматель – Ушков. Брошенные здания отремонтировал, а к ним построил новые. Открыл здесь суконно-ткацкую фабрику, которая стала фамильным предприятием Ушковых. В 1910 году здесь работало 87 человек, а в 1914 – уже 500.

 
В 1918 году фабрику национализировали, а в 1920 передали в трест «Уралтекстиль». Ей присвоили имя революционера Ивана Малышева. Большевик и бывший учитель из Верхотурья погиб за Советскую власть на Урале. А через год после этого предприятие опять закрыли – здесь производили только сукно, конечного продукта не делали, а вывозить материю стало невыгодно.

 
К концу 1920-х годов фабрика опять ожила: ее модернизировали, серьезно надстроили, но стала она не суконной, а пимокатной. Сюда везли шерсть из Казахстана, Прибалтики и Сибири, а увозили – готовую зимнюю обувь. Валенки производили разные: простые серые для армии, крашенные (чаще всего, в черный цвет) для граждан, маленькие для детей. Для модников и модниц был предусмотрен вариант укороченных валенок. Для охотников модели с резиновой подошвой. Были даже VIP-валенки для чиновников – из белой шерсти.

 
Началась Великая Отечественная война, объемы производства пришлось наращивать в немыслимых условиях – Красная армия нуждалась в валенках. Простые в производстве и незаменимые в суровую русскую зиму, валенки спасли многих советских солдат.

 
Производить валенки в огромных количествах приходилось женщинам, старикам и подросткам. Рабочая смена 12 часов, дневная начиналась с шести утра, ночная с шести вечера. Кроме непосредственно изготовления валенок, рабочим приходилось заниматься еще и ремонтом: с фронта привозили поврежденную обувь и ее надо было зашивать. И ладно, если она просто кровью заляпана, бывало, что остатки ног в починяемых валенках находили…

 
Война закончилась, наступил мир. На Камышевскую фабрику вернулись мужчины, производство налаживалось. Объемы его росли. В послевоенном СССР валенки тоже были нужны. Миллионы пар суконной обуви расходились по всей стране. Вокруг предприятия рос и развивался поселок. Жизнь кипела. Продолжалось так долго, вплоть до девяностых годов.

Конец камышенских валенок

После развала СССР, когда прилавки новой страны стали ломиться от самой разной импортной обуви, дела предприятия окончательно пошли на спад. До 1995 года фабрика еще работала, хотя были перепады с поставками сырья, проблемы с реализацией, невыплаты зарплаты месяцами.

 
В помещениях фабрики пытались открывать другие предприятия. И производство товаров личной гигиены, и пивзавод, и животноводческое хозяйство, и просто магазин. Но все эти начинания закончились ничем. Фабрику закрыли. Так и кончились камышевские валенки. Поняв, что фабрика умерла и выплаты зарплаты не видать, рабочие начали понемногу растаскивать имущество. Активно содействовали и местные жители – тащили все, что могли унести, вплоть до кафельной плитки со стен. Говорят, что особыми «успехами» на поприще мародерства отличались и последние руководители предприятия.

«Отстаньте от нашей фабрики!!!»

Сейчас на месте Камышевской фабрики имени Малышева остался каменный призрак. Еще стоят прочные стены, лестницы не проваливаются под ногой. Кое-где видна человеческая активность: часть построек используется под автомастерскую, часть под склад для лесозаготовок, где-то, говорят, есть сторож. Но следов былой промышленной мощи и героического труда сотен людей почти не осталось. Но в селе Камышево есть еще люди, которые надеются, что если фабрика не заработает как предприятие и музея в ней не откроют, то хотя бы память об этом месте останется. Фабрика – большая часть жизни, истории поселка и его жителей.

 
Поэтому я первый раз не буду рассказывать, как добраться до этой заброшки. Давайте «отстанем» от этой фабрики.
 
Оригинал статьи размещен в февральском номере журнала Уральский следопыт за 2020 год здесь www.uralstalker.com/uarch/us/2020/2 /38
Автор Наталия Дудко

 
Фотографии автора.

Обложка февральского 2020 номера журнала "Уральский следопыт"

Обложка февральского 2020 номера журнала “Уральский следопыт”