На заре освоения Югры: события и люди

Обдория и Югра на карте Западной Сибири

Западная Сибирь – земля далекая и таинственная. Она влекла к себе средневековых путешественников, поражая их своими богатствами и устрашая пространствами. В удаленности этой территории, вероятно, скрывается причина возникновения рассказов о кентаврах, самоедах, людях с собачьими головами и ртами на темени, живущих под землей или умирающих до наступления весны. Авторы повествования «Слово о человецех незнаемых в восточной стране» еще в XV веке записали эти легенды [Титов А.А. С. 4-6]. Впоследствии с лукоморами и серпонами, Золотой Бабой и насельниками полузвериного вида познакомилась и Европа: польский посол С. Герберштейн, посещавший Московское государство в 1517 и 1526 годах, записал эти легенды в своих знаменитых «Записках о Московитских Делах» [Герберштейн С. С. 369-374].

Локализация городка Негей.
Локализация городка Негей.
Загадочная земля постепенно открывала свои тайны. По прошествии столетий страна-легенда становится все ближе, ее жители обретают вид обыкновенных людей, а крепости – небольших хорошо укрепленных городков-замков. Обские городки, бывшие резиденциями угорских «князьцов», издавна привлекали к себе внимание исследователей сибирских древностей. В документальных источниках Северное Приобье («Земли Обдорская и Югорская») представлялись читателю подобием «страны городов» с множеством укрепленных населенных пунктов. Только в одном Ляпинском княжестве в процессе русского похода 1499 г. было захвачено 33 городка [Миллер Т. I. С. 199].
Локализация городка Негей. На современной карте
Локализация городка Негей на современной карте

Первые описания Сибирских территорий, собранные в «Книге Большому чертежу» – своде земельных реестров Московского государства конца XVI века, содержат ценные данные как о самих городках, так и об их месторасположении. Проследим текст этого источника:

«А на Оби на реке, на сторону, отъ моря вверх по Оби 550 верст городъ Негей. Отъ Негея в верхъ 70 верст городъ Носовой. Против Носового Обдора. Отъ Носового 70 верстъ с правой стороны Оби г. Ирка. А отъ Ирка вверхъ 40 верст, Войкар или Ночной. А выше Войкара Уркар, или Белый. А выше Белого 130 верстъ, Лосма. <…> А на устье той реки городъ Казымъ, а Выше его на другой стороне, 40 верстъ<…> город Кенчикаръ. А выше его 180 верстъ на Оби Чомашъ. А выше Чомаши 70 верстъ Шоркар. А выше 70 верстъ Нецкгаркоръ, а выше 70 верстъ, Курмышъ-Юрган. А выше 60 верстъ, Отлимъ. А выше тово по Оби 140 верстъ Карымканъ. А выше 60 верстъ, Емдырь. А Выше 20 верстъ Калымъ. А выше 10 верстъ, Обской Большой. А выше 70 верстъ Ласлыпей. А выше 170 верстъ впадает в Обь Васъеган<…> А выше Сургута Лунтук. А выше тово 108 верст, Нарым, по ненъшнему Пегоя Орда. А по Сосве города: Съ верху на Сосвъ городъ Юидь. А съ другой стороны на низъ 30 верстъ, Мункус. А ниже Мункуса 30 верстъ, Ляпин. А ниже Ляпина 60 верст, на другой сторонъ, на Сосвъ, Искар. А ниже 80 верстъ, Тапасы. А ниже 40 верстъ, Начинь, а с другой стороны 30 верстъ, Заглый. А ниже 50 верстъ, Вороней. А ниже 50 верстъ, Хюликар. А ниже 60 верстъ, Естынъ. А на усть ръки Сосвы, съ вышней стороны, Хахтынь, а съ нижней стороны Березовой. И тъ городы по Сысьвъ и по Сосвъ, Югра». [Книга Большому… С.211-215].

Надымский городок. Деревянная фишка игры Тасъ-чер-вой. 
(из фондового собрания музейного выставочного комплекса им. И.С.Шемановского)
Надымский городок. Деревянная фишка игры Тасъ-чер-вой.
(из фондового собрания музейного выставочного комплекса им. И.С.Шемановского)

Уже из этого, очевидно, первого свидетельства видно, что территория Западной Сибири была населена народами, создавшими густую сеть поселений. Одновременно с процессом русского освоения этих земель сведения о них ширились, дополнялись ранее неизвестными пунктами. Уже на рисунках С.У. Ремезова фиксируются не только укрепленные городки, но и сезонные поселения – юрты́. К тому времени, когда тобольский картограф готовил свои чертежи, многие городки уже прекратили свое существование, превратившись в небольшие поселения, либо исчезли вовсе, оставив после себя только память, запечатленную на картах в виде топонима. Путешественники и ученые, посетившие Сибирь в XVIII-XIX веках, бережно собирали сведения о городках, осматривали руинированные остатки укреплений, записывали остяцкие и вогульские легенды о богатырях. Век XX и начало нашего столетия стали эпохой многочисленных археологических открытий. Некоторые из упомянутых в документах и легендах городки удалось не просто обнаружить, но и исследовать, собрать содержательные коллекции предметов материальной культуры. К сожалению, большая часть из перечисленных выше городков еще не обнаружена, возможно, многие из них полностью уничтожены в ходе активной хозяйственной деятельности или смыты изменчивыми речными потоками. В силу этого, попытаемся прояснить для читателя, пусть примерное, месторасположение легендарных городков. Обратимся к старинным документам.

Надымский городок. Деревянная фишка игры Тасъ-чер-вой.  
(из фондового собрания музейного выставочного комплекса им. И.С.Шемановского)
Надымский городок. Деревянная фишка игры Тасъ-чер-вой.
(из фондового собрания музейного выставочного комплекса им. И.С.Шемановского)

«Книга Большому чертежу» (далее – КБЧ) делит все городки на три больших комплекса: Обдорские, Югорские и Сибирские. Кроме того, необходимо учесть, что в синхронных по времени создания КБЧ источниках в верховьях Северной Сосьвы упоминается городок Илчма, а к востоку от вышеозначенных городков, неподалёку от побережья Обской губы располагался Надымский городок, сейчас широко известный в качестве уникального археологического памятника. Для нашего исследования мы возьмем пункты из первых двух групп, так как интересующая нас территория – Север Западной Сибири, соответствует именно пространству Обдории и Югры. Для уточнения локализации, кроме анализа имеющихся письменных и картографических источников, полезно воспользоваться топонимическим материалом, сохранившим память о некогда существовавших городках. Мы не имеем возможности в рамках одной статьи описать расположение всех городков – объем информации слишком велик, ограничимся ключевыми пунктами, чтобы обозначить контур карты Севера Западной Сибири конца XVI-XVII веков. Для этого приведем пример локализации двух таких пунктов.

Ляпинский городок в чертежах С.У.Ремезова
Ляпинский городок в чертежах С.У.Ремезова

В качестве начального ориентира в группе «городков Обдорских» нами выбран первый из списка «Книги Большому чертежу» – городок Негей. Сначала обратим внимание на местность, где находился городок – один из многочисленных островов в устье Оби. Более точное местоположение городка можно предположить, переведя указанные в КБЧ расстояния в современные единицы длины.

Надымский городок. Деревянная фишка игры Тасъ-чер-вой.  
(из фондового собрания музейного выставочного комплекса им. И.С.Шемановского)
Надымский городок. Деревянная фишка игры Тасъ-чер-вой.
(из фондового собрания музейного выставочного комплекса им. И.С.Шемановского)

Городок Носовой, вероятно, располагался на территории современного города Салехарда или близ него, где впоследствии появится Обдорский острог. Известно, что в период написания КБЧ использовалось несколько мер версты. Помимо того, вполне очевидно, что расстояния в источнике даны условно, поэтому мы можем лишь примерно очертить территорию исследования до местностей в дельте низовий Оби. Там, где находится современный поселок Салемал, есть несколько крупных островов, отмеченных на современных картах как Нанкинские острова или Нэгей, что созвучно с именем искомого нами городка.

Надымский городок. Деревянная фишка игры Тасъ-чер-вой.  
(из фондового собрания музейного выставочного комплекса им. И.С.Шемановского)
Надымский городок. Деревянная фишка игры Тасъ-чер-вой.
(из фондового собрания музейного выставочного комплекса им. И.С.Шемановского)

Подтверждение этому мы нашли в чертежах С.У. Ремезова. На листе 116 Хорографической чертежной книги интересующая нас местность обозначена как Негейский мыс, напротив которого находится остров Лиственничный . Заметим, что в языке ханты нанк, переводится не иначе как «лиственница». Возможно, что Негей попал в список городков из очень интересного документа – письма, адресованного агенту английской «Muscovy Company» А. Маршу. Будучи «торговым гостем», А. Марш нанимал русских агентов, которые собирали для него информацию об отдаленных территориях Северного Предуралья и Нижнего Приобья [Алексеев М.П. С. 188-191]. В одном из агентурных сообщений содержится довольно необычный список городков в Нижнем Приобье, которые, как нам кажется, маркируют торговый путь через Урал, более известный как волоковый ход через реки Усу и Собь. В списке указан городок Necheiour-goskoi, располагавшийся, судя по источнику, далее на север от Носового городка.

Ляпинский городок в чертежах С.У.Ремезова
Ляпинский городок в чертежах С.У.Ремезова

Размещение этого городка в указанном месте подтверждается и обратным расчетом от моря. Отмерив от нашего «условного» расположения указанное в источнике расстояние, мы оказываемся в районе устья р. Сеяхи- Мутной, которая вместе с р. Мордыяхой-Зеленой образовывала волоко-речной участок дороги через полуостров Ямал, ведшей из Русского Поморья в Обскую губу. Таким образом, с одной стороны мы можем с уверенностью говорить о довольно точных координатах, приведенных в КБЧ, с другой же стороны понимаем, что сам «мерный путь» начинался с конечной, восточной точки волока.

Аналогичным образом, основываясь на анализе источников, расчетах, изложенных в «Книге Большому чертежу» и исследовании топонимики края, возможно, локализовать и иные Обдорские городки, тем паче, что расположение Носового городка и Войкара нам известно.

Во второй группе городков («городки Югорские») за начальный ориентир нами был выбран городок Ляпин. Ранние источники не знают гидронима «Ляпин», обозначают данную реку Сыгвой. Вероятно, названия Ляпин и Сыгва связаны между собой, так что городок мог располагаться в любом месте на всем течении реки от ее верховьев (в КБЧ локализованных в р-не современного Саранпауля) до впадения в Сосьву. С. Герберштейн указывал, что городок Ляпин расположен по р. Сибут (вероятно, Сыгва). На карте, подготовленной в 1546 г. к упомянутым «Запискам о Московии», вышедшим спустя 20 лет после второго визита посла, этот город обозначен крепостью Сибут – также в среднем течении реки. Впоследствии аналогичным образом помещает крепость Ляпин французский картограф Андрэ Тавэ в своем труде «Всемирная космография» (1575 г.).

П.И. Небольсин считал, что данный городок находился в верховьях р. Манья, где еще в его время были расположены «Щекуринские Юрты» [Небольсин П.И. С. 24]. Однако здесь мы вынуждены не согласиться с автором, которого, вероятно, могло смутить одноименное поселение, действительно расположенное в верховьях реки Маньи. Впервые данный пункт в этой местности фигурирует в листе № 119 «Хорографической Чертежной книги» С.У. Ремезова, в то же время на этом же листе есть и городок Ляпин, расположенный при слиянии рр. Ляпиной и Сев. Сосьвы. В еще более позднем альбоме С.У. Ремезова – «Чертежной книге Сибири», Ляпин обозначен единожды – при слиянии указанных выше рек, причем с пометкой «юрты Артанзеевых» (представители рода Артанзеевых считаются потомками Ляпинского князя Лугуя).

Ляпинский городок в чертежах С.У.Ремезова
Ляпинский городок в чертежах С.У.Ремезова

Расположение данного городка уточняют гидроним Loping-soim и топоним Loping-usch, которые обнаруживаются в среднем течении р. Ляпин. Между прочим, в литературе довольно часто можно встретить ассоциацию названия этого поселка с вогульским городком Лопынг-уш (р-он совр. Ломбовож) [Кокшаров С.Ф. С. 67]. Приведенные выше аргументы позволяют локализовать городок в среднем течении р. Ляпин – зоне нахождения однокоренных топонимов.

В 1586 году местному князю Лугую была вручена жалованная грамота, подтверждающая его право на владение несколькими югорскими городками. В этом списке, как было указано выше, присутствует еще один городок – Илчма. Очевидно, название этого пункта является однокоренным с названием современной р. Илыч (восточный приток Печоры). Г.Ф. Миллер, описывая волоковый путь из р. Нюса (совр. Няис) в р. Olech (непосредственно, совр. Илыч) замечает, что сам волок проходит между Нюсой и Usch-ja (притоке Илыча) и по времени занимает ½ дня пути [Северо-Западная Сибирь… С. 109-110]. В названии последнего притока не трудно увидеть корень Usch- (дословно «Го́рода река»). В таком случае логично предположить, что искомый городок находился на слиянии Usch-ja и Илыча. Наличие во владениях Лугуя столь отдаленного городка сильно расширяет границы его княжества, выводя его за территорию Западной Сибири. Кроме того, как мы видим, князь Лугуй мог контролировать волоковый путь из Печеры в Сосьву, на чем, вероятно и основывалось его могущество.

Благодаря этим примерам, мы можем приступать к проектированию карты современной локализации городков. Оговоримся, что в ней не будет точных географических координат, а только лишь условные области мест, перспективных для научного поиска пока еще не известных объектов, имеющих важное значение для истории региона. Тот факт, что все основные городки расположены на берегах рек, ведет к очень важному выводу – население городков было тесно связано внутренними и внешними торговыми отношениями с обитателями соседних регионов.

Археологический материал, полученный на ранее исследованных городках, с явной очевидностью доказывает увеличение роли товарной пушной охоты в традиционном хозяйстве их населения. Научные раскопки на ключевых для Ямало-Ненецкого автономного округа памятниках (Войкарский, Полуйский и Надымский городки) позволили ученым выявить внушительный комплекс орудий и приспособлений для ловли пушных животных.

Снаряжение охотника:
- нож
- щиток для защиты кисти
- стрела-томар
(из фондового собрания музейного выставочного комплекса им. И.С.Шемановского)
Снаряжение охотника:
– нож
– щиток для защиты кисти
– стрела-томар
(из фондового собрания музейного выставочного комплекса им. И.С.Шемановского)

К ним относятся разнообразные ловушки, черканы, самострелы, насторожки, множество видов наконечников охотничьих стрел, в том числе и специфические для пушного промысла томары, а также скребки и пялы для последующей обработки, растяжки и просушивания шкур . Одновременно с этим в культурных слоях XV-XVI вв. продолжает увеличиваться доля находок импортных изделий.

Деревянные антропоморфные скульптуры. Полуйский городок.
(из фондового собрания музейного выставочного комплекса им. И.С.Шемановского)
Деревянные антропоморфные скульптуры. Полуйский городок.
(из фондового собрания музейного выставочного комплекса им. И.С.Шемановского)

Таким образом, при рассмотрении истории создания и функционирования аборигенных городков в Северо-Западной Сибири неверно исходить только из административного значения данных объектов.

Войкарский городок. Изделие из гребня: фрагмент гребня.
(из фондового собрания музейного выставочного комплекса им. И.С.Шемановского)
Войкарский городок. Изделие из гребня: фрагмент гребня.
(из фондового собрания музейного выставочного комплекса им. И.С.Шемановского)

Их функции значительно расширялись обеспечением торговли, контролем путей сообщения, ремесленным изготовлением инструментария, обеспечивающего пушной промысел, и прочими задачами.

Войкарский городок. Изделие из гребня: Антропоморфная скульптура. 
(из фондового собрания музейного выставочного комплекса им. И.С.Шемановского)
Войкарский городок. Изделие из гребня: Антропоморфная скульптура.
(из фондового собрания музейного выставочного комплекса им. И.С.Шемановского)

Жители городков смогли создать яркую, самобытную культуру, иллюстрируемую богатым археологическим материалом. Примечательно, что наличие многолетней мерзлоты на рассматриваемой территории позволило донести элементы этой культуры до современных исследователей .

Войкарский городок. Изделие из гребня: модель сабли. 
(из фондового собрания музейного выставочного комплекса им. И.С.Шемановского)
Войкарский городок. Изделие из гребня: модель сабли.
(из фондового собрания музейного выставочного комплекса им. И.С.Шемановского)

Однако, на протяжении XVII столетия большая часть этих городков исчезла. Исследователи связывают это с влиянием русской администрации [Мартынова Е.П.]. Контроль над территорией и ее коммуникациями требовал прекращения междоусобных конфликтов, о которых так ярко повествует угорский эпос предыдущего периода. Как результат – исчезла необходимость в укрепленных пунктах, населению уже не надо было прятаться за крепостными стенами. Одновременно исчезает торговая функция городков – потоки товаров и пушнины стали оседать и концентрироваться вокруг русских острогов и таможенных застав.

Войкарский городок. Берестяная крышка туеса. 
 (из фондового собрания музейного выставочного комплекса им. И.С.Шемановского)
Войкарский городок. Берестяная крышка туеса.
(из фондового собрания музейного выставочного комплекса им. И.С.Шемановского)

Литература.

  • Алексеев М.П. Сибирь в известиях западноевропейских путешественников и писателей XIII-XVII вв. Введение, тексты и комментарии. Второе издание. Иркутск, 1941. С. 188-189
  • Герберштейн С. Записки о Московии. Том I. М, 2008.
  • Книга большому чертежу, или Древняя карта Российского государства, поновленная в разряд и списанная в книгу 1627 года. Издание второе. СПб., 1838.
  • Кокшаров С.Ф. Из ранней истории Ломбовожа // Уральский исторический вестник. Вып. № 2 (23). Екатеринбург, 2009.
  • Мартынова Е.П. «Разных земель люди», «Разных городков люди»: этногенетические процессы в Северном Приобье по материалам этнографических исследований // Сибирские угры в ожерелье субарктических культур: общее и неповторимое. Ханты-Мансийск – Томск, 2013.
  • Миллер Г.Ф. История Сибири. Издание второе, дополненное. Том I. М., 1999.
  • Небольсин П. И. Покорение Сибири. Историческое исследование. СПб., 1849.
  • Носилов К.Д. У вогулов: Очерки и наброски. Тюмень, 1997.
  • Северо-Западная Сибирь в экспедиционных трудах и материалах Г.Ф. Миллера. Екатеринбург, 2006.
  • Титов А. А. Сибирь в XVII веке. Сборник старинных русских статей о Сибири и прилежащих к ней землях. М., 1890

Оригинал статьи размещен в февральском номере журнала Уральский следопыт за 2020 год здесь www.uralstalker.com/uarch/us/2020/2

авторы:

Окончил Тобольский государственный педагогический институт им. Д.И.Менделеева. Старший инспектор отдела гос. охраны Госкультохраны Югры (г. Ханты-Мансийск). Автор печатных работ по истории и охране памятников культурного наследия Западной Сибири.

Сабаров Александр Николаевич

Окончил Тобольский государственный педагогический институт им. Д.И.Менделеева. Старший инспектор отдела гос. охраны Госкультохраны Югры (г. Ханты-Мансийск). Автор печатных работ по истории и охране памятников культурного наследия Западной Сибири.

Окончил Курганский государственный университет. В 2019 окончил аспирантуру КГУ. Научный сотрудник сектора археологии и этнографии ГБУ ЯНАО МВК им. И.С.Шемановского (г. Салехард). Автор более 20 печатных работ по истории и археологии Западной Сибири, в т.ч. коллективной монографии «Тюменское и Сибирское ханства»

Перцев Никита Викторович

Окончил Курганский государственный университет. В 2019 окончил аспирантуру КГУ. Научный сотрудник сектора археологии и этнографии ГБУ ЯНАО МВК им. И.С.Шемановского (г. Салехард). Автор более 20 печатных работ по истории и археологии Западной Сибири, в т.ч. коллективной монографии «Тюменское и Сибирское ханства»

Иллюстрации предоставлены авторами.

Обложка февральского 2020 номера журнала "Уральский следопыт"
Обложка февральского 2020 номера журнала “Уральский следопыт”