Голубая планета на экране мониторов казалось, так и звала поскорее ступить на свои зелёные холмы.

– Красиво, да? – старший офицер вахты Рубен, подошёл к дежурному, застывшему соляным столпом возле экрана. – До сих пор не могу поверить – как же она похожа.

Дежурный, молодой стажёр, смутился и непроизвольно тронул рукой то место, где под униформой висел знак Терры – круглый медальон из особого сплава с голубым отливом. Планета-прародительница уже двести лет оставалась закрытой на карантин, так что Питеру, да и остальным членам экипажа звездолёта «Астра», рождённым на планетах-колониях и космических орбитальных станциях Терра была знакома лишь по фильмам и голограммам.

Это была первая экспедиция Питера и неспешность, с какой принималось решение о высадке, казалась ему необоснованной. А вдруг промедление окажется губительно для тех, кто там внизу ждёт помощи? Словно в ответ на его мысли Рубен похлопал его по плечу.

– Они ждали столько лет. Два дня ничего не изменят.

– Если они, вообще, живы, – буркнул Питер.

Рубен, хмыкнув, отошёл. Горячность молодого стажёра забавляла. Но парень толковый, других в Коспас не брали. Да, им всем не терпелось спуститься на планету, где сто пятьдесят лет назад обосновалась колония переселенцев. Первый год от них поступали сообщения, полные оптимизма и восторга. Даже принималось решение об отправке к планете очередной партии колонистов, но потом разразилась Первая Космическая война и стало не до затерянных в космосе людей. А потом и сообщения с планеты перестали поступать. Про них забыли. И вот пятьдесят лет назад пришёл сигнал – набор специальных кодировок – сигнал бедствия. Люди на планете просили помощи и, если бы не Вторая Космическая война, спасательная экспедиция давно бы прилетела: новые звездолёты преодолевали тысячи световых лет буквально за несколько месяцев. Но теперь они смотрели на прекрасную голубую планету и не могли найти признаков жизни.

Упругая трава недовольно стелилась под ноги. Поисковая группа из десяти человек раскинулась цепью по равнине, пытаясь нащупать слабый сигнал, который засекли вчера в районе небольшой горной возвышенности. Вскоре они обнаружили его в пещере на склоне горы метрах в десяти от поверхности.

Свет фонарей озарил стены полукруглого помещения. Посередине, на плоском камне, стоял металлический ящик. Питер направил луч прямо на него. Астробиолог Линда присела на корточки и провела рукой по тусклой поверхности металла.

– LR-112, – прочитала она. – Аварийный буй звездолёта «Лира».

– А это что? – Питер указал лучом на рисунки, покрывающие стены пещеры.

– Ничего себе! – Линда подошла ближе. – Похоже на детские рисунки. Кто-то развлекался. Забираем буй. Спускаемся.

Внизу уже развернули тент временного лагеря. Питер поставил буй на стол и вышел под яркое солнце. Оно слепило глаза, выжимало из них слёзы. Но Питер всё равно смотрел в яркое небо и улыбался. Впервые в жизни он стоит на настоящей земле, а не на искусственной траве. Ноги, непривычные к неровным поверхностям, слегка гудели. Ноздри расширились, наполняя лёгкие воздухом – тоже настоящим, сладким и горьким одновременно. Кусты вокруг, покрытые узкими сине-зелёными листьями, вдали перерастали в густой мрачный лес. Он шагнул вперёд, потянул на себя ветку, нагнулся, втянул в себя запах и замер: сквозь ажур листьев на него глядели огромные, круглые как блюдца глаза. Питер застыл в своей нелепой позе, потом выпрямился и осторожно двинулся, огибая кусты. Сгорбленная фигура в каких-то лохмотьях сидела на земле и, не отрываясь, смотрела на него своими невероятными глазами. Питер осторожно протянул руку. Глаза моргнули, раздался тихий свист, существо стремительно выпрямилось, оказавшись ростом почти с Питера, издало ещё один резкий свист и стремительно побежало прочь. Питер посмотрел на землю – у его ног лежала кучка палок.

– Кажется, я видел человека, – воскликнул Питер, подбегая к Линде. – Только странного.

Линда прошла с ним, наклонилась к палкам, взяла одну в руки, повертела, хмыкнула. Возможно, это то, что в примитивных культурах называлось хворост – топливо для очага. Но в донесениях колонистов ничего не говорилось о разумной жизни на планете. Неужели это сами колонисты настолько одичали? Хотя Питер что-то говорил о нечеловеческих глазах существа. Но Линда не очень поверила. Питер ещё слишком молод, и воображение у него просто огромное. Надо искать. Но искать никого не пришлось.

Внезапно к их лагерю вышла группа людей. Самых обычных. Человек пять, одетых в почти одинаковые штаны и куртки из плотной коричневой материи. Они встали напротив и подняли пустые руки вверх, показывая, что безоружны. Питер, Линда и все остальные последовали их примеру.

Один из пришедших выдвинулся вперёд и что-то сказал. Питер узнал язык Терры. Командир поисковой группы Рубен тоже сделал шаг вперёд и ответил мужчине на его языке. Тот облегчённо вздохнул и повернулся к своим товарищам. Те радостно зашумели.

Посёлок колонистов находился в долине, зажатой меж двух гор. Линда проверила сигнал связи с кораблём. Сигнала не было, возможно, горы экранировали волны. Поселение состояло из пятидесяти домов – белых цилиндрических строений с куполообразной крышей. Навстречу им вышла целая делегация во главе с мужчиной, примерно пятидесяти земных лет со странно румяными, словно обгоревшими на солнце скулами и белёсыми редкими волосами. Высокий. Как и все остальные колонисты. Питер еле доставал самому низкому до плеча, а Линда и вовсе смотрелась на их фоне карлицей. Чтобы разговаривать с ними ей приходилось высоко задирать вверх голову, и её короткий тёмный ёжик волос смешно топорщился на затылке.

– Меня зовут Наиль Крок, – представился мужчина. – Я рад, что Земля наконец-то вспомнила нас.

Питер отметил, что Крок назвал Терру её старым именем. Да, ему многое предстояло узнать.

– Я представляю Космические спасательные силы Первой Космической Федерации. Мы получили ваш сигнал. Звездолёт «Астра» готов оказать вам любую помощь или забрать вас с собой.

Крок выслушал Рубена. Задумался.

– Повтори это на своём языке, – попросил он. Рубен повторил. – Вы говорите на смеси языков, – кивнул Крок, – я узнаю отдельные слова.

– Это УНИК. Универсальный космический язык. В период Великого Космического переселения все нации настолько перемешались, что было невозможно выучить все языки, а предпочесть какой-то один и отказаться от родного люди не соглашались, и тогда родился УНИК, на котором сейчас говорят почти все.

– Что ж, добро пожаловать на Шамс. Так мы назвали нашу планету. – И Наиль Крок повёл их за собой.

Питер с любопытством оглядывался. Трогал руками мебель. Вся она была из белого прочного материала. Питер покопался в памяти – пластик, так, кажется, назывался этот материал, из которого когда-то делали почти всё на Терре.

Они уселись за стол. Рубен включил коммуникатор.

– Как представитель Первой Космической Федерации, я уполномочен испросить разрешение на высадку. Это стандартная процедура, – пояснил он удивлённому Кроку.

– И сколько вас тут собирается высадиться?

– Мы уже высадились, – Рубен сухо улыбнулся. – Мы же не могли сделать запрос с орбиты из-за отсутствия связи. Поэтому я обязан сейчас получить официальное разрешение.

– Понятно, – Крок кивнул. – И если я откажу, вы что, улетите обратно?

– Да, – также сухо ответил Рубен. – Мы не имеем права вмешиваться во внутренние дела колоний. Это прописано в Единой Конституции Космических Федераций.

– Ты сказал, Первой Космической федерации? А есть и вторая?

Рубен кивнул. Он уже привык к такому роду объяснений. Это была не первая колония за последние десять лет, которую он посетил. Это для молодняка все в новинку. Вон Питер как головой крутит. Всё ему любопытно. Линда молодец – профессионал. Ну, так она и не первый год в Коспасе, как сокращённо называли Космические спасательные силы. Он выбрал на коммуникаторе соответствующий раздел, над столом загорелась голограмма. Пока Крок смотрел информационное видео, стандартное для такого рода контактов, Питер вспоминал, что известно об этой космической экспедиции.

Двести лет назад группа колонистов отправилась к недавно открытой экзопланете в созвездии Лира. Их было тысяча двести человек, мужчин и женщин. У них было всё необходимое для освоения нового мира. Через пятьдесят лет криосна они достигли цели, высадились и прислали пару отчётов. Потом связь прервалась. У Питера была отличная память на имена и цифры, он вспомнил имя. Наиль Крок! Питер встрепенулся.

– Вас зовут так же, как руководителя экспедиции!

– Это мой предок, – Наиль Крок оторвался от просмотра.

Рубен еле заметно покачал головой. Дисциплины ноль, надо будет поставить на вид.

– Сколько вас сейчас? – спросил он.

– Триста человек. Нам было трудно. Многие погибли в первые годы. От разных причин, – пояснил Крок. – Это на первый взгляд тут рай. А на самом деле, здесь всякое случалось. Первый год никак не могли приспособиться к слишком коротким суткам, к непривычной смене сезонов, к внезапным вспышкам опасного излучения на солнце. Многие умерли, пока мы сообразили, что к чему и научились защищаться.

– То есть вы хотите сказать, что планета не приспособлена для заселения?

– Человек ко всему может приспособиться. Если захочет, – Крок встал. – Вы, наверное, хотите осмотреть наш посёлок? Пойдёмте.

Они вышли на улицу. Там стояли люди. Много людей. В молчании они расступились, давая проход.

– Смотрят на нас так, будто мы инопланетяне, – шепнул Питер.

– Инопланетян нет, ты же знаешь, – шепнула в ответ Линда. – Они просто давно не видели других людей.

Питер раздражённо дёрнул плечом. Линда была старше не только на пять лет, но и по званию, и считала возможным поучать его, стажёра-первогодка. Он и сам знает, что разумная жизнь на других планетах не обнаружена. Пока.

– Здесь мы выращиваем овощи, – Крок указал на большой ангар. – Приходится поддерживать искусственное освещение, иначе ничего не вырастает.

– А местная флора?

– Не пригодна, – рубанул Крок. – Пробовали. Эксперимент стоил нам трети населения. Фауна, кстати, тоже. Только вот разве на одежду годится. – Он повёл плечами.

Питер вытаращил глаза. Одежда из живых существ? Ему захотелось потрогать, и он даже протянул руку, но вовремя отдёрнул.

***

Сеанс связи с кораблём состоялся, Рубен кратко доложил командиру корабля о ситуации.

– Их планы? – спросил тот. – Они летят с нами?

– Они думают. Сказали, что будут думать. Все-таки, это их родной дом. Они здесь родились. Космос пугает их. Я думаю, что пугает. Заселённых планет не так много, и не все готовы будут принять их.

– А они? Готовы сами принять переселенцев?

Рубен пожал плечами. Крок уверял, что планета не очень подходит для проживания. Однако они же выжили? А если им ещё и помочь современными технологиями, может быть они смогут приспособиться лучше и всё-таки принять желающих? На орбитальных станциях миллионы людей согласных на любые испытания ради возможности ступить на настоящую землю. По размерам Шамс почти такая же, как Терра. Но нет морей и океанов, и, тем не менее, воды много, даже слишком – сплошь реки и озера.

Питер стоял снаружи серебристого тента и смотрел на два ярких, словно прожекторы, спутника планеты. Две луны. Большая зеленоватая и жёлтая поменьше, так похожая на луну Терры. Крок убеждал их остаться на ночь в посёлке. Но им надо было связаться с кораблём, да и спать из них никто ещё не хотел. По земному времени прошло всего полдня. Зато завтра, в середине дня, они начнут клевать носами. Он вспомнил странное существо с круглыми глазами. Не померещилось ли ему? Жаль Рубен не спросил Крока про это. А Питер побоялся влезть со своими расспросами. И так уже ему замечание сделали за нарушение протокола контакта. А рисунки в пещере? Питер оглянулся на вход в палатку и тихонько двинулся в сторону. Силовое поле пропустило его, слабо замерцав синим сполохом. Лишь отойдя на приличное расстояние, он включил встроенный фонарик на груди и полез по склону к входу в пещеру.

Рисунки на стенах напоминали рисунки детей. Неровные ломаные линии. Круглая голова человечков, ручки-ножки палочками. Он подошёл ближе и долго вглядывался в каракули. Понял только, что одни фигурки изображали мужчин, другие женщин. Он застыл. За целый день в поселке им не встретилась ни одна женщина. А ведь они должны быть. Или они испугались и не вышли к гостям из космоса? Странно.

Питер двинулся вдоль стен, разглядывая рисунки дальше, под ноги ему попался какой-то округлый предмет, он отшвырнул его машинально и тут же кинулся следом. Это же чей-то коммуникатор! Он поднял и сразу узнал его. Линда была здесь ещё раз? Он включил устройство и проверил последние записи. Ну, точно, Линда была здесь буквально недавно. А куда же она тогда делась? Питер осмотрел пещеру, но ничего не нашёл.

Он спешно спустился. Была надежда, что все-таки она сейчас в лагере, а коммуникатор потеряла. Но надежда не оправдалась. Линды не было ни в лагере, ни рядом. Рубен спешно вызвал корабль. Командир запустил программу сканирования. Но ничего не получилось. Датчики на костюме Линды молчали. То ли их отключили, то ли она находилась в таком месте, где не проходил сигнал.

– Может, она сейчас в посёлке? Ведь именно там нет связи, – предположил Питер.

– Она не могла покинуть лагерь самовольно. Линда очень хорошо знает правила, – сурово глянул на него Рубен.

Питер потупился. Ну и что! Зато, если бы он не полез в пещеру, они бы до утра не хватились.

– Надо идти в посёлок, – упрямо сказал он.

– Возможно, она просто заблудилась. Начнем поиски вокруг лагеря. И если не найдём, утром пойдем в посёлок.

Питер скептически хмыкнул. Заблудиться, когда кругом сияют огни прожекторов? Но всё равно вышел вместе со всеми. Может, действительно, что-то случилось. Подвернула ногу, упала… Он миновал кусты, возле которых встретил странное существо. Питер посветил фонариком, палок на земле больше не было. Кто-то унёс их. А может, они и Линду утащили? Хотя Крок ничего не сказал про то, что здесь водятся опасные животные. Питер вытащил парализатор. Лишним не будет.

Глаза загорелись в темноте справа внезапно, и Питер застыл на месте, лишь секундой позже направив туда луч света. Глаза пропали, и он медленно перевёл дух. Небосвод окрасился зелёными разводами. Светало.

Решая, что делать дальше, Питер застыл в нерешительности. Сзади послышался шорох, и прежде чем он успел среагировать, что-то острое упёрлось ему меж лопаток. Питер застыл и медленно-медленно повернулся, пальцем нащупывая спусковой крючок парализатора.

Существо примерно его роста, стояло перед ним и смотрело большими темно-коричневыми круглыми глазами, потом тихонько цокнуло. Питер даже не сразу заметил, что в руках существо держит нечто длинное с опасно заострённым концом и этот конец нацелен прямо ему в горло.

– Привет, – выдавил из себя Питер, не придумав ничего лучше.

– Привет, – откликнулось существо.

– Как дела? – спросил Питер, лихорадочно соображая, что делать. Ясно же, что он вступил в контакт. В тот самый контакт с инопланетным разумом, который все так ждали, и которого все не было и не было. Почему Крок не сказал про них? Где же всё-таки Линда? Как вести себя в этой ситуации? Все эти мысли пронеслись у него в голове с первой космической, а может второй или третьей скоростью.

Лицо существа было светло-коричневым гладким, лишённым шерсти, большие глаза на секунду прикрылись веками, и оно на миг стало похоже на человеческое. Нос в виде маленького хоботка дёрнулся, втянув воздух, пасть приоткрылась, явив ряд мелких острых зубов. Надбровные дуги сошлись к переносице.

– Идти, – приказало существо и вновь мотнуло головой. – Ты. Идти.

Существо говорило на языке Терры. Слова явно давались ему с трудом. Но оно говорило! Питер почувствовал восторг. Он открыл инопланетный разум! Он! Не кто-нибудь, а он, Питер Строев. Его имя войдёт в историю! Примитивное копьё ткнулось ему в грудь.

– Идти. Жить. Идти, – повторило существо и посмотрело на небо. Потом повернулось и пошло по еле видной тропе.

Шагало оно прямо, совсем как человек. И Питер, оглянувшись на мелькающие тут и там лучи фонарей, пошёл следом за этим странным субъектом, понимая, что совершает дисциплинарное нарушение, но любопытство оказалось сильнее.

Вскоре круглоглазый обернулся и поманил его рукой. Питер с удивлением насчитал шесть пальцев без когтей, но с четырьмя фалангами на каждом.

– Лезть, – круглоглазый показал на дерево.

Питер задрал голову. Высоко вверх уносился круглый гладкий ствол без сучков и каких-либо выступов. Питер усмехнулся. Слишком хорошо этот «брат по разуму» думает про него. Сверху что-то шваркнуло и вниз свесились какие-то верёвки. Круглоглазый ловко накинул их на Питера, где-то что-то затянул, и вжих! Питер вознёсся вдоль ствола и мигом оказался на развилке меж двух ветвей, где чьи-то ловкие руки подхватили его и вот он уже сидит на небольшой круглой площадке со всех сторон окружённой густой листвой. А прямо ему в лицо смотрят большие нечеловеческие глаза-блюдца.

***

– Командир, мы потеряли двоих, – доложил Рубен. – Астробиолога Фильке и стажёра Строева. – Одна надежда, что они просто заблудились. Сейчас пойдём в посёлок. Пусть помогут с поисками.

– Мы сканируем местность, но сигнала нет. И это странно – их маячки должны работать всегда.

– Возможно, горы не пропускают сигнал.

– Мы обнаружили странное электромагнитное излучение над посёлком и лесом, словно купол. Я думаю, причина в этом. Если через два часа не найдутся, вышлю людей в помощь.

Рубен оставил в лагере двоих коспасов, а сам, с остальными тремя, отправился в посёлок. Их уже ждали.

– Мы решили, – сказал Крок, – мы остаёмся. Вы можете улетать. Будем благодарны, если сможете пополнить наши запасы препаратов для лаборатории.

– У нас пропали люди. Мы должны найти их.

– Кто пропал? – озаботился Крок и, выслушав, кивнул: – Мы поможем в поисках. Хотя, может быть уже слишком поздно.

– Что это значит? Здесь есть хищники? Почему вы не предупредили?

– Вы же не сказали, что собираетесь гулять в ночи по неизвестной планете, – хмыкнул Крок. – Ладно, может, кого-то найдём.

***

Линда пришла в себя и обнаружила, что лежит на чём-то твёрдом, хотела пошевелиться, и с удивлением поняла, что вся опутана ремнями. Она приподняла голову и оглядела белые стены. Она в посёлке? Что с ней произошло? Последнее, что она помнила, как разглядывала рисунки на стенах пещеры, подсвечивая себе фонариком. Она прикрыла глаза. Рисунки, да. Сначала ей показалось, что в них нет смысла, но чем больше она ползала вдоль стен, тем больше понимала, что смысл есть. И он был ужасен. А то, что будет с ней, наверное, тоже ужасно. Если, конечно, её не спасут. Её же спасут?

Линда перевернулась на бок и посмотрела на пол. Падать на него с высоты койки было страшно. Наверное, она разобьёт себе лицо или сломает что-нибудь. Сцепив зубы, и сильно раскачавшись, Линда перевернулась и сбросила себя вниз. Ей повезло: она упала на спину, отбив себе лёгкие, копчик, и, наверное, что-то ещё. Но ноги остались целы. Попыхтев немного, Линда поднялась и допрыгала до края стола, стоявшего посередине помещения. Она так яростно дёргала об его угол, опутавшие её верёвки, что те не выдержали и поддались.

Первая дверь не открылась. Зато вторая вывела её в следующую комнату, вернее, лабораторию, судя по многочисленным колбам и ретортам. Линда застыла на месте. Потом подошла к консоли на столе. Она знала этот тип компьютеров. Старый, примитивный, но своё дело он делал. Линда нажала кнопку. Паролей не было. Этим людям не от кого было таиться. Она читала файлы, смотрела результаты исследований и короткие волосы шевелились у неё на голове.

***

Питер шёл вслед за новыми знакомыми, совершенно не представляя, куда его ведут. Когда солнце встало прямо над макушками деревьев, его спустили с дерева, окружили и повели вглубь леса. Вскоре они достигли небольшой поляны, где посередине стоял грубо вытесанный каменный крест. Питер подошёл ближе. Могила. На камне коряво выдолблено латиницей: «Нед».

Круглоглазые обступили могилу, опустились на колени и затянули какую-то мелодию. Питер прислушался, мотив был странно знаком. Круглоглазые вознесли руки к солнцу, а потом уткнулись в землю лбами. Да они же молятся, с удивлением понял Питер. А ему что делать в такой ситуации? Круглоглазые закончили свой ритуал и поднялись на ноги. Питер никак не мог разглядеть их подробнее. Все они были закутаны в свои лохмотья, как в плащи, изредка из-под них высовывались шестипалые руки. Существа поначалу казались похожими друг на друга, но потом он как-то всё же начал их различать по разному цвету шерсти на головах и выражению лиц. Или все же морд? Он ничего не понимает в инопланетных формах жизни. Вот Линда могла бы наладить с ними контакт. У круглоглазого, которого он встретил первым, на лоб спускалась светлая прядь, и Питер прозвал его Блондином. Блондин подошёл к нему и ткнул своей палкой в сторону тёмного провала среди деревьев. Питеру ничего не оставалось, как последовать за ним.

Посередине пещеры, в которую его завели, стоял помост, на котором Питер с удивлением увидел книгу, очки и нечто похожее на коммуникатор. Устройство давно уже разрядилось, напрасно Питер пытался оживить его. Он открыл покрытую толстым слоем пыли книгу и увидел исписанные мелким острым почерком жёлтые от времени страницы. Дневник. На первой странице стояло имя – Нед Торсон. По большей части надписи были на языке Терры. Питеру не составило труда читать записи – докосмический язык был обязателен для кадетов Коспаса, так как многие колонии всё ещё использовали его. Иногда Торсон переходил на другой язык, которого Питер не знал. Первые записи датировались временем прилёта «Лиры» на Шамс. Туземцев Торсон называл лемами. Племенем лемов управлял вождь, которого выбирал совет старейшин. Питер успел прочитать страниц пять, когда длинная тень упала на траченые временем листы. Он поднял глаза – в проёме стоял лем, укутанный, как и все, в длинное тёмное одеяние, и так сверлил его взглядом сильно выпученных глаз, что Питер невольно коснулся парализатора на бедре.

– В оружии нет необходимости, – звук его речи был полон свистящих звуков, но Питер понял. – Ты успел прочитать книгу? – Питер помотал головой. Лем пару раз закрыл и открыл глаза. Хоботок носа дёрнулся. – Тогда я сам расскажу тебе, – Лем уселся прямо на земляной пол, почти полностью утонув в своих лохмотьях. Питер отложил книгу и сел напротив. – Когда-то мы были дики и неразумны, и когда с неба спустились люди, мы даже не поняли, что в нашей жизни что-то изменилось… Небесные люди были добры к нам, мы показали им наш лес, а они поделились с нами знаниями…

Рассказывал лем недолго, но его свистящая речь больно ранила Питера прямо в сердце.

– Почему вы не ушли? – Питер всё ещё не мог поверить тому, что поведал Сътьях, так звали лема – вождя племени. – Планета большая, а людей было не так много. Вы бы могли переселиться.

– Пойдём, – Сътьях поднялся и поманил его за собой. Блондин, карауливший у входа, тенью двинулся следом.

Шли они не долго, и вскоре оказались у входа в долину, где белели купола домов колонистов. Сътьях остановил Питера, и минуту стоял, шумно втягивая хоботком воздух. Потом из-под одежды высунулась шестипалая рука с нервно извивающимися пальцами, протянулась вперёд и, Питер не понял, что произошло, но воздух вдруг заискрил, раздался треск, и Сътьях забился в конвульсиях на земле. Питер отпрянул, не понимая, что надо делать, но тут к ним подбежал Блондин, упал сверху на Сътьяха и крепко прижал к земле. Припадок кончился, Блондин помог Сътьяху подняться. Из его круглых глаз катились слезы, слабый свист вырвался изо рта. Блондин также свистнул в ответ. Сътьях перевел дух.

– Мы не можем уйти. Невидимая боль окружает наш лес. Везде. – Он повел рукой у себя над головой. – Блондин возмущённо, как показалось Питеру, засвистел, зацокал. – Моя дочь недовольна. Она считает, что вы такие же, как эти. Но я верил, что рано или поздно люди Земли прилетят и помогут нам.

Питер с любопытством посмотрел на лема с белой прядью. Блондин оказался женского пола.

– Вы? Так это вы посылали сигнал? – осенило внезапно его.

– Нед принёс эту штуку много солнц назад. Мои предки хранили её, теперь я. Иди к своим, расскажи им обо всем.

– Мне надо найти одного из нас. Женщину. Она пропала ночью.

– Мы знаем. Мы не могли помочь. Свои дома, они тоже окружили невидимой болью. Она там, – Сътьях кивнул на долину. – Ты можешь идти. Тебя пропустит. Но Крок не отдаст её. Она нужна ему. Иди к своим. Снис проводит тебя.

Снис цокнула и пошла вперёд, полы её лохмотьев тянулись по пыльной земле. Длинную шерсть на голове развевал ветер, до Питера донёсся остро-сладкий коричный запах. Он чихнул. Снис внезапно остановилась, и Питер ткнулся ей в спину, упёршись во что-то твёрдое под её одеждой. Она повернула голову и прижала руку ко рту, призывая его к молчанию. За поворотом тропы слышался шум нескольких голосов. Питер узнал ворчливый рокот Рубена.

– Идти, – Снис вытянула копьё в ту сторону. – Я ждать здесь, когда два глаза будут там, – она указала на небо и шагнула с тропы в сторону, лишь слегка потревожив ветви кустов.

***

Возле лагеря стояли Рубен, ещё один офицер Коспаса и двое рядовых. Колонисты тоже были здесь в количестве трёх человек. Крока среди них не было.

– Стажёр Строев, – вскинулся Рубен, – я объявлю вам выговор, если вы не сможете внятно объяснить причину столь длительного отсутствия. Вы представляете, что мы уже полдня вас разыскиваем?

– Я заблудился, – Питер твёрдо посмотрел ему в лицо. – Линда нашлась? – Рубен покачал головой. – А в посёлке смотрели?

– Мы только что оттуда. Как я и предполагал, её там нет.

– Вы уверены, что осмотрели всё?

Рубен выкатил глаза, но сдержался. Питер посмотрел на колонистов. Их красные лица были непроницаемы. Интересно, есть ли у них оружие? Питер оглядел их плотные фигуры. Наверняка есть. Он повернулся боком, закрыв от их взгляда кобуру парализатора, и слегка дотронулся до неё, одновременно привлекая внимание Рубена. Тот равнодушно отвернулся.

– Спасибо за помощь, – он протянул руку одному из колонистов, с высоким лбом и чёрной с проседью шевелюрой. – Мы не сможем улететь без члена своего экипажа. Я отправил донесение на корабль. Пусть присылают подмогу.

Колонисты кивнули и направились прочь, видимо, к себе в посёлок. Рубен зашёл в палатку, на ходу бросив:

– Стажёр, быстро ко мне. Я буду вынужден составить рапорт…

Питер прошёл следом, и уже было раскрыл рот, как Рубен резко развернулся и постучал кулаком по лбу.

– Питер, ты олух! Если ты хотел сообщить мне нечто важное, не стоило так демонстративно хвататься за оружие.

– Линда в посёлке! – выпалил Питер. – Я знаю точно! Её похитили!

Рубен выслушал торопливый рассказ Питера.

– Возможно, ты прав. Но мы не можем провоцировать конфликт. Устав межпланетных отношений запрещает…

– То есть вы допустите, чтобы из неё сделали подопытного кролика? Вы понимаете, что с ней могут сделать? Или уже сделали?

– Не думаю. Он не могут причинить ей вреда, пока мы не улетим. Он не знаю мощи нашего корабля. Вчера этот Крок очень подробно выспрашивал о нашем вооружении. Ненавязчиво, но упорно сводил все разговоры к этой теме. Они опасаются, не жахнем ли мы их из какой-нибудь сверхмощной пушки.

– Если вы ничего не предпримете, я сам пойду в посёлок и…

– И что? Их там триста человек! И все выше тебя на голову. Я и не знал, что люди Терры были такого роста.

– Вы правы, командир. Они именно люди Терры. Земляне, – горько сказал Питер и вышел из палатки.

***

Линда пыталась освободить ремни, пригвоздившие её к операционному столу, не забывая ругать себя последними словами: она так увлеклась изучением файлов, что потеряла бдительность и в результате снова попалась. Человек в белом комбинезоне с капюшоном совсем не обращал внимания на её жалкие попытки освободиться. Вот он повернулся, и Линда с ужасом увидела в его руках скальпель. Она задёргалась ещё сильнее.

– Не стоит бояться, – Наиль Крок улыбнулся. – Я просто возьму кровь. На анализ. Всего лишь. Пока. – Он разрезал рукав её кителя, обнажив руку.

– Вы не представляете, что с вами будет! – прошипела Линда и тонко вскрикнула, когда игла пронзила вену.

– Ничего с нами не будет, – Крок потянул за поршень шприца, и кровь наполнила прозрачную тубу. – Я внимательно изучил все эти ваши уставы, конституции и прочие глупости. У вас столько ограничений, что вы и шагу не можете ступить из боязни нарушить чьи-то права. Да, они будут тебя искать, но не найдут и в конечном итоге улетят. А ты останешься и станешь матерью новой цивилизации. Ты видишь, какую великую миссию я предназначил тебе?

– Вы сумасшедший! – Линда откинула голову. Её затошнило. – Вы истребили своих женщин и потом принялись за несчастных созданий, которым не повезло быть разумным и обладать схожим ДНК?

– Лемы не более разумны, чем та кожа, из которой сшита моя одежда, – фыркнул Крок. – Но ДНК, действительно, частично совпала, что позволило нам выжить.

– Выжить? Да вы чуть ли не двести лет полосуете несчастных на органы, чтобы продлить свою никчёмную жизнь!

– Ты даже не представляешь, каково это знать, что бессмертен, – Крок вытащил иглу, залепил прокол пластырем и отошёл к лабораторному столу.

– И что дальше? Вы так и будете сидеть в этом посёлке, охотиться на лемов и жить не известно ради чего?

– А разве жить надо ради чего-то? Разве нельзя жить просто так, ради удовольствия? Жизнь на Земле была слишком коротка. Раз и ты уже старик, больной и никому не нужный. Здесь я могу не думать о старости. Единственное, чего нам не хватает это женщин. И детей. Но с твоей помощью мы справимся и с этой проблемой.

– У вас не получилось тогда. Почему вы думаете, что получится теперь?

– Мы не знали, что эти вспышки на солнце столь губительны именно для женского организма, все они умерли в первый год нашего прилёта, так и не успев дать потомство. Мы даже не понимали, отчего они умирают. Но тебя мы будем беречь. Очень сильно беречь. Ведь нам нужно здоровое потомство.

От отвращения у Линды перекосилось лицо. Крок заметил и рассмеялся.

– Не волнуйся. Как женщина ты меня не интересуешь. Не знаю, по какой причине. Может, потому, что я давно их не видел. Может, это чёртово излучение так влияет, но нам нужна только твоя яйцеклетка. Много яйцеклеток.

Крок проверил ремни на руках и ногах пленницы и вышел. Дверь хлопнула. Линда обессилено замерла. Неужели её не найдут? Могут ли они улететь и оставить её тут? Да нет, никогда. Ей нужно освободиться. Она принялась медленно протаскивать руку сквозь петлю. Все-таки люди Терры были гораздо крупнее своих потомков. Ремень был слегка великоват для столь тонких рук, и ей удалось, немного ободрав кожу вытащить левую кисть. Она скинул путы, и осторожно встала, морщась от боли в отбитой спине. Дверь, за которой скрылся Крок ей не подходила, и она сунулась в другую. На полках здесь высились колбы, реторты и прозрачные контейнеры с жидкостью. Линда старалась не смотреть на их неаппетитное содержимое. У задней стены она увидела небольшую дверцу и через неё попала в теплицу, где буйно рос салат, распустив широкие листья под искусственным солнцем. Линда толкнула дверь и вывалилась в темноту. Испугано прислонилась к стене, усиленно моргая ослепшими от резкого перепада глазами. Ей надо дать знать своим, что она здесь. Но как? Коммуникатора нет, а если бы и был, он бесполезен здесь, в долине.

Зрение, наконец, вернулось к ней, и она с тревогой поняла, что её светлая форма совсем не годится для игры в прятки. Хлопнула дверь, раздался громкий крик, звук бегущих ног. Линда упала на землю, отчаянно пытаясь сжаться в невидимый клубок. Нечто тёмное надвинулось на неё из темноты, и она не успела даже испугаться, как это тёмное навалилось на неё и чья-то ладонь закрыла рот.

– Это я, – шепнул в ухо знакомый голос. – Лежи тихо, они не увидят нас.

Кто-то прошёл совсем близко, Линда вжала голову в плечи, но шаги смолкли. Она выпрямилась и села, прислонившись спиной к стене.

– Питер! – шёпотом воскликнула она. – Как ты меня нашел?

– Это она нашла тебя. Говорит, что по запаху.

Линда вытянула голову, с удивлением глядя на существо, присевшее на корточки рядом с Питером.

– Это лем?

– Ты знаешь про лемов? – Питер удивился не меньше.

– Я нашла записи в компьютере с описанием экспериментов, которые Крок проводил над ними. И ещё там, в пещере, я видела рисунки с печальной историей местного населения. Они ведь думали, что пришельцы их друзья.

– Так и было, пока люди не придумали, как можно продлевать себе жизнь, используя их органы.

– Да, их ДНК оказалась частично совместима с человеческой. Но не только. Органы все равно бы не прижились, если бы не активное излучение. С одной стороны, оно убивало людей, с другой меняло структуру их крови, ускоряя регенерацию.

– До сих пор не могу поверить, что Кроку больше двухсот лет. Он видел Терру, жил на ней.

– Идти! – Снис шевельнулась.

Они умолкли и послушно двинулись за ней.

***

Рубен только что кончил доклад и теперь ждал решения командира «Астры»

– Мы не можем вмешиваться, – отрезал тот. – Устав…

– Устав касается людей, – перебил его Рубен, впервые в жизни решаясь оспорить мнение старшего по званию. – Он не предусматривает контакт с инопланетным разумом. На этот случай у вас есть соответствующие инструкции.

– Я руководствуюсь правилами Коспаса всегда и везде отдавать приоритет спасению людей. Про разумных лемуров или кто они там в них ничего не сказано.

– Вы должны, командир, – Рубен тихо. – Сколько веков мы ждали этого контакта и вот когда наконец он произошёл, человечество показало себя во всей красе. Может, нам лучше тогда сидеть на своих орбитах и не мешать иным цивилизациям идти своим путём? Мы убили свой родной дом, теперь будем убивать другой?

– Не перегибайте палку, Рубен, – в голосе командира звучала усталость. Видимо, он тоже не мог найти правильного решения.

***

– Ждать, – приказала Снис, и они замерли на ходу. – Свет, – она указала на светлеющий над макушками гор небосвод.

– Надо выбираться из посёлка пока темно, – шепнула Линда.

– Свет, – раздался свистящий голос Снис.

– Снис говорит, что люди не выходят в момент, когда встаёт солнце. Тогда излучение наиболее опасно. Они спрячутся, и тогда мы покинем посёлок.

– Нас засекут.

Солнечный луч скользнул по земле, и в тот же момент нечто широкое и тёмное взвилось в воздух Линду и Питера накрыло словно плащом. Они скукожились в тесном пространстве, рука Питера чувствовала грудь Линды под плотной тканью кителя, её колени упирались ему в бедро, к тому же она обхватила его руками, чтобы не упасть. Снис, накрывшая их своим плащом-накидкой, замерла неподвижным истуканом. Запах корицы щекотал в носу, и Питер уткнулся носом Линде в шею, в ближайшее, что нашёл, чтобы не чихнуть.

Накидка взлетела вверх, они задрали головы. Солнце сияло над долиной. Посёлок казался вымершим. Они поднялись и осторожно двинулись дальше. Возле узкой тропы на выходе из посёлка Снис коротко цокнула. Питер остановился.

– Посёлок окружён силовым электромагнитным полем, так же, как и лес, в котором они живут, – пояснил он Линде. Лемы не могут пересекать его.

– Резервация, – Линда прищурилась и заметила еле видное свечение впереди. – Как же вы прошли?

– А вот так, – Питер встал слева от Снис и обнял её руками, вместе они шагнули через силовой барьер.

Раздался горький писк, и Снис скорчилась на земле, но уже через минуту встала и вскинула голову.

– Не больно, – она моргнула глазами. – Не очень. Идти.

И тут из-за скалы вышел человек с оружием в руках. Сначала Питер узнал Крока, а потом и карабин (он видел такие в учебниках). Красное лицо Крока стало совсем малиновым. Его трясло, но он улыбался.

– Медленно вытащи свою пукалку и брось в мою сторону, – приказал он.

– Крок! Вы не можете нас убить, – Питер достал парализатор, и немного поколебавшись, кинул на землю. – Наш звездолёт…

– Улетит, не причинив нам вреда, – Крок презрительно ухмыльнулся. – Вы также глупы, как и двести лет назад. Вы жертвуете собой ради мифических свобод. Нет никакой свободы! Есть право сильного! Слабый должен умереть. Вы слабы, и вы проиграли. Я забираю женщину. Я думаю, что через пару дней поисков твои товарищи поймут, что поиски бесплодны и спишут потери. Два члена экипажа взамен открытия разумной жизни на планете – это немного.

– Они прилетят снова и тогда… люди всё равно узнают, что вы сделали с ними и … с нами.

– Возможно. Если получат разрешение на высадку, – Крок снова ухмыльнулся. – Ваши законы мне нравятся. – Он вскинул карабин к плечу и прищурил глаз.

Линда выскочила вперёд, закрыв собой Питера. И тогда Крок быстро прицелился в Снис. Линда сделала шаг в сторону и тут же метнулась обратно. Крок водил стволом от одной жертвы к другой, явно забавляясь.

– Ну, ладно, поигрались и хватит, – проворчал он.

Эхо выстрела ураганом пронеслось по долине. Снис забилась на земле, жалобно попискивая. Крок удовлетворённо кивнул и вновь припал щекой к прикладу. Питер закрыл глаза, с удивлением понимая, что больше всего боится не смерти, а боли. Сверху что-то громыхнуло. Крок присел от неожиданности. Прямо над их головами пронёсся зелёный луч, и тут же над лесом, долиной и горами разлилось нестерпимо яркое свечение. Вспышка ослепила их, а когда они протёрли глаза, то увидели, что Снис с трудом пытается встать. Линда бросилась на помощь. Крок мотал головой, пытаясь вернуть себе зрение.

– Они отключили силовое поле! – радостно воскликнула Линда. – Они вдарили по нему прямо с орбиты!

– Идиоты! – Крок пытался целиться, но руки у него дрожали. – Мы восстановим поле…

Питер поднырнул под пляшущий ствол, выкрутил его из рук Крока и отбросил в сторону. Крок засмеялся, и вытащил нож. Острый, с рифлёной чёрной рукояткой.

– Ну, давай, щенок, иди сюда! Я покажу, что мои предки делали с такими хлюпиками, как ты!

Питер согнулся, приняв боевую стойку, сразу вспомнив всё, чему учили в Коспасе, и одновременно сомневаясь, что эти знания хоть как-то помогут. Крок сделал выпад, Питер мгновенно отскочил, но всё же недостаточно быстро – через всю грудь наискось прошел глубокий разрез.

– Это я тебе так, курточку порвал, для затравки, – засмеялся Крок.

Питер нервно оглянулся – Линда поддерживала Снис.

– Линда, беги! Бегите! Я задержу его!

Крок засмеялся громко и торжествующе. И тут позади Питера что-то прошелестело, шею, и волосы на голове обдало ветром. Он увидел изумлённые глаза Крока и тень над своей головой. Крок оторвался от земли, подхваченный этой тенью, и Питер, задрав голову, смотрел на уменьшающуюся в небе точку.

– Что? Что это было?

Линда не ответила, также смотря вверх. Точка вновь увеличилась. Они с каким-то немым восторгом смотрели на существо, парящее в воздухе. Снис заложила круг над их головой, иссиня-чёрные перепончатые крылья переливались на солнце радужными искрами. Крок болтался в её руках тряпичной куклой. Она бросила его на землю, где-то в метре над землёй и сама плавно опустилась рядом с ними. Крылья её мягко опали, снова превратившись в лохматую накидку.

– Они летают, – потрясённо прошептал Питер и только потом перевёл взгляд на неподвижное тело Крока и на его бледное, без кровинки лицо.

Снис облизнула красным язычком рот, издав при этом резкий свистящий звук.

– Кровь, – цокнула она. – Вкусно.

Питер с ужасом посмотрел на неё и выставил руки.

– Стой!

Снис повела хоботком и оскалилась. Блеснули острые зубки.

– Они забрать нашу кровь. Мы вернуть её себе. Вы другие, – её хоботок пришел в движение, втягивая воздух. – Идти, – приказала она. – Ждут. Там.

Над лесом, закрыв солнце, взлетела тёмная туча и устремилась к поселку.

***

Звездолёт готовился к отлёту. Питер в последний раз смотрел на голубую планету, так похожую на Терру. Новый мир. Новые братья по разуму, и он, Питер Строев, принят в племя. Так решил совет старейшин. Второй из людей, удостоенный такой чести. Первым был Нед Торсон, единственный из колонистов не согласившийся на бессмертие ценой жизни лемов. Он прожил свою короткую человеческую жизнь среди них, обучая их тому, что знал, и скрупулёзно описывая обычаи и жизнь братьев по разуму. Его дневник отныне бесценный источник знаний об обитателях этой планеты.

– Не расстраивайся, – Рубен положил ему руку на плечо. – Через три года мы вернёмся. С ней всё будет в порядке. Она сама так решила.

Питер кивнул. Да, он всё понимал. Линда – астробиолог, это её профессия. Лемы поклялись защищать и оберегать её. А он доложит об открытии нового мира на Совете Федераций, представит им законного представителя лемов, дочь вождя Снис, покажет ей миры Федераций и вернётся. Как-никак, он принят в племя. А это чего-то да стоит.

Оригинал рассказа (полная версия) размещен в ноябрьском номере журнала Уральский следопыт за 2019 год здесь

http://www.uralstalker.com/uarch/us/2019/11/

автор Бочманова Жанна

Родилась и проживает в Санкт-Петербурге. Окончила Ленинградский государственный институт культуры, библиотечный факультет. На сегодняшний день работает в компании телекоммуникационных услуг. Является лауреатом нескольких литературных конкурсов, в частности, серебряным лауреатом конкурса «Большой финал 2017» в номинации «Полнолуние». 2-е место конкурса «Рукопись года 2017» издательства «Астрель-Спб» в номинации «Детская проза». Рассказы выходили в разных сборниках и альманахах. В 2018 г. вышла авторская книга «Тайна красного шатра» (изд-во «АСТ»).
Родилась и проживает в Санкт-Петербурге. Окончила Ленинградский государственный институт культуры, библиотечный факультет. На сегодняшний день работает в компании телекоммуникационных услуг. Является лауреатом нескольких литературных конкурсов, в частности, серебряным лауреатом конкурса «Большой финал 2017» в номинации «Полнолуние». 2-е место конкурса «Рукопись года 2017» издательства «Астрель-Спб» в номинации «Детская проза». Рассказы выходили в разных сборниках и альманахах. В 2018 г. вышла авторская книга «Тайна красного шатра» (изд-во «АСТ»).
Обложка ноябрьского 2019 года номера журнала "Уральский следопыт
Обложка ноябрьского 2019 года номера журнала “Уральский следопыт

Подписывайтесь на материалы, подготовленные уральскими следопытами. Жмите “палец вверх” и делитесь ссылкой с друзьями в соцсетях.