Ноябрь на западном склоне северных Уральских гор располагает к хорошему настроению. Во-первых, это уже зима. Октябрьские туманы и серые тучи с промозглым дождем и снегом, туго обволакивающие горные вершины и хребты заповедника, сменились снегопадами. Во- вторых, устойчивая «белая» тропа уже позволяет достоверно наблюдать за жизнью животных по следам на снегу. А в редкие без осадков дни в тайге становиться тихо и кажется, что твои шаги шумят буквально на весь лес и все лесные обитатели внимательно их слушают.

Наблюдая за миграцией лосей

Вот и в ноябре 2018 года моя экспедиция по наблюдению за миграцией лосей и жизнедеятельностью других животных по «белой» тропе началась с солнечных приятных дней. Заранее договорившись с инспектором охраны Дмитрием Мельником, я должен был идти от кордона «71 квартал», перевалив через хребет Чувал, до кордона «Болотная», где и было обозначено место нашей встречи. Дмитрий же за это время должен был подняться по реке Велс.

Характерной особенностью миграции лосей в заповеднике «Вишерский» является то, что каждую осень большая часть животных покидают летние стойбища и уходят на восточные малоснежные склоны Уральского хребта, где им гораздо легче пережить зимовку. Глубокие снега западного склона – это неизбежный результат преобладающих атлантических атмосферных течений, где Уральские горы выступают своеобразной защитной стеной.

9 ноября река Вишера еще не замерзла, и инспектор Иван Павлович Усанин, переправив меня на другой берег, напутствовал, чтобы я не задерживался всвязи с возможной шугой. Если шуга, каша из льда и снега, пойдет по реке, то он уже не сможет меня встретить. В ответ я согласился, сославшись на то, что ниже по течению расположена охотничья избушка, где на крайний случай я смогу переночевать.

С высоты Чувала

Утро выдалось морозным, и я с хорошим настроением, что следы на снегу видно хорошо, зашагал в сторону Чувальского хребта. На вершине хребта меня ждал жилой модуль – ноу-хау заповедника, где спокойно в «шикарных» условиях смогут переночевать в горных условиях четыре человека. Имея привычку ходить спокойным шагом, внимательно наблюдая за жизнью лесных обитателей, во время переходов невольно приходят в голову разные мысли и воспоминания. На этот раз думалось, что туристы, для которых построен этот модуль, сейчас гораздо быстрее меня поднялись бы на хребет и еще посветлу с восхищением любовались красотой, открывшейся с хребта Чувал.

А также о том, что в прежние времена, двадцать лет назад, когда директором заповедника был И.Б. Попов, основной работой отдела экопросвещения были занятия со школьниками. Я и сам помню, как на школьных учебниках было написано «Министерство просвещения». Просвещение – какое замечательное русское слово, давать свет – давать знание. Теперь же отдел экологического просвещения, шагая в ногу с современными трендами, занимается практически одним туризмом… Как говорится, вопрос спорный… В моем же понимании туризм в горах – это чисто спортивное направление, к просвещению имеет сугубо косвенное отношение. Еще школьником я занимался в секции туризма и скалолазания и, помнится, выполнил норматив на какой-то юношеский разряд, в том числе за поход на Конжаковский камень. Никому, конечно, не придет в голову давать спортивные разряды за полученные знания…

Прохожу урочище «Бараки» – и мысли меняются. Сейчас это небольшая полянка на склоне хребта, а ранее было населено рабочими рудника по добыче железной руды. Здесь же невольно представляю себе времена ГУЛАГа, когда наша северная тайга стонала от людской боли. Боли людей, державших в замерзших, заскорузлых руках топор или лучковую пилу на заготовке древесины… Резкий шум справа от меня отвлек от раздумий. Красавец тетерев-косач оставил на снегу причудливую цепочку следов. И тут же рядом расположились свежие следы рыси – не частого гостя в нашем заповеднике.

В таежной избе

Уже темно, и я под светом фонарика подхожу к ночлегу. Через недолгое время в котелке приятно закипает вода, а я делаю краткий анализ прошедшего дня, отмечая, что миграция лосей еще не началась.

В горах ночное морозно-звездное небо. Стоишь посреди Вселенной с ощущением, что до Космоса можно дотянуться рукой, и почему-то немного грустно. Для жителей больших городов, наверно, необходимы такие минуты – остановиться, осознать, подумать, простить, забыть про скорости жизни, в которой всегда куда-то опаздываешь…

Проснувшись по темноте, с первыми лучами солнца выхожу на маршрут. Встречаю рассвет короткой фотосессией и задерживаюсь на несколько минут, наблюдая за рождением нового дня. Спускаясь по восточному склону, прохожу мимо елей и берез, которые уже укутаны в теплые снежные шапки плотного снега, а в кристальном воздухе во всей красе гордо возвышается хребет Мартай.

В тайге ручьи еще не замерзли, поэтому я заблаговременно несу в рюкзаке болотные сапоги, зная, что меня ждут четыре речные переправы. Но все равно некоторой неожиданностью стало то, что местами даже в высоких сапогах не сразу могу перебраться на другой берег, так как из-за морозов ручьи местами уже замерзли и вода «подперла».

Ну вот и она – таежная изба. В скором времени весело затрещали в печке дрова… В дальнейшем было сделано несколько радиальных маршрутов. Дмитрий Мельник пришел через три дня, пройдя 70 км.

«Серега, извини, задержался. Два раза под лед провалился, и пришлось ночевать на Посьмаке и Белой…» – эти первые слова заставили меня с еще большим уважением относиться к этому потомственному промысловику-труженику. Какие тут вообще могут быть извинения!

За чаем разговорились: «Как сезон? Как собаки? Семья волков уже ждет лосей на переходах…»

На мой вопрос об истории избы и что за силуэты вырезаны на срубе –охотник рассказал, что эту избу построил бывший районный охотовед в пятидесятых годах прошлого века. Он здесь промышлял белку. А на стене вырезаны святые покровители охотников и рыболовов Апостол Андрей и Святой Трифон.

На следующий день, возращаясь обратно по свежим следам волчьей стаи, я желал, чтобы как можно дольше горел огонек керосиновой лампы в этом зимовье, согревая сердца уставших путников.

Ночевка. Переход. Шуги нет. Вот и кордон «71 квартал». До свидания, заповедник!

Оригинал опубликован в ноябрьском номере журнала Уральский следопыт за 2019 год

http://www.uralstalker.com/uarch/2019/2019/11/30/

Сергей Зимин С 2017 года работает в ФГБУ «Государственный природный заповедник «Вишерский». Окончил Вятскую сельскохозяйственную академию. Биолог-охотовед. Занимается изучением охотничье-промысловых млекопитающих.
автор Сергей Зимин
Сергей Зимин С 2017 года работает в ФГБУ «Государственный природный заповедник «Вишерский». Окончил Вятскую сельскохозяйственную академию. Биолог-охотовед. Занимается изучением охотничье-промысловых млекопитающих.
Обложка ноябрьского 2019 года номера журнала "Уральский следопыт"
Обложка ноябрьского 2019 года номера журнала “Уральский следопыт”