Приклад лягнул плечо, и от раструба к катеру охраны протянулся дымный шлейф. Почти сразу вспух огненный шар у борта, машина, завалившись на бок, ушла к земле. Следом рухнул пассажирский челнок и катер из хвостового охранения.

Отработали. Теперь не зевай.

– Не зевай! – заорал Хорхе. – Огнемёты готовь!

С ними по-другому нельзя – только огнемётами. Хотя крупнокалиберный пулемёт тоже себя неплохо показывает. О чём я думаю?

Гранатомёт отбросил, перекинул автомат со спины. Я в самую жару не полезу, меня берегут.

– Огнемётчики, в круг!

Это уже Купнов – командир звена огневой поддержки. Большой человек, обещал за пару кило чистого меня к себе взять. А что? Неплохая перспективка. Да, у них там опаснее, зато боевые побольше, да и трофеи… Это тебе не в оцеплении стоять – огнемётчикам все сливки достаются. Где только столько чистого взять? Я скопил полкило, но…

Мой сектор – катер, что я подбил. Хорошо так положил заряд – аккурат в двигатель. Там от жара должно уже всё оплавиться. Такая у них конструкция, у этих катеров – одна искра и выгорает всё к такой-то матери.

На пузо упал, автомат на кочке пристроил. Рядом, у соседней кочки, Пак сопит. Хороший он парень, меткий, но сопит. Вроде и не толстый особо, чтоб одышка была. Видно, физиология. В разведку с ним не пойдёшь, а тут – милое дело.

– Подохли? – спрашивает. – Как думаешь?

– Сгорели, думаю. Полыхает же.

Катер уже как факел пылает.

– Жаль, сгорит всё, – Пак носом потянул. – Хоть бы чуточку…

– Потерпишь, – ответил я, а сам подумал, что и вправду бы неплохо было урвать чего…

Чуть в стороне заревели огнемёты. Зефов так просто не грохнешь, они живучие как тараканы. Я обернулся, взглянул на сбитый пассажирский. Из развороченного люка уже вывалилась массивная белая туша. По ней работали четверо. Остальные шесть «держали» люк. Эти твари меньше, чем по трое, не летают.

Вроде на мгновение только отвлёкся, а Пак уже заверещал, следом, почти сразу, загавкал автомат. Длинными.

Я глянул на челнок и выматерился: из дыры в корпусе один за другим выскочили четыре гибких фигуры. Проклятье! Это ещё как?!

– Кончай палить! – заорал я, пытаясь непослушными пальцами нащупать свисток.

Нашёл кое-как. Засвистел – три коротких, один длинный, потом ещё один короткий.

– Мечники! – Голос у Хорхе, как труба полковая.

Мечников у нас всего четыре человека. Редкие они. Ценные. Но против харибо никто, кроме них, не выйдет. Тем пули – как мамонту рогатка.

Мимо меня скользнула фигура – Саня Любимов, старший. За ним Костя Воловой, Энрике Гонзалес и Густав Минц. Тёртые ребята. У Сани «ублюдок», почти с него самого длиной, остальные тоже с солидно вооружены. Только Костя, казак недобитый – в каждой руке шашка.

– Валим! – взвизгнул Пак.

– Стоять! – рявкнул я. – Совсем мозги отбил? Мечников кто прикроет?

Он пробормотал что-то, но я уже не слушал – поймал на прицел первого противника. Сильно, конечно, их не потреплем, но если по конечностям бить, то рубакам нашим чуточку легче будет. Автомат затрясся в руках…

Когда Гюнтер развалил почти пополам последнего харибо, я наконец-то позволил себе расслабиться немного. Обернулся.

Огнемётчики уже зефов прикончили, собрались вокруг, жрут теперь – отрывают куски от тел и жрут. Ещё бы. Вкусно же. Сладко.

Чуть в сторонке уже упакованные в мешки два тела. Это те, кому не повезло.

Глянул на мечников – тоже лопают так, что только зубы стучат. Потом буду животы болеть. Да им плевать.

Дикари.

Ещё шесть лет назад мы были нормальной загаженной планетой, страдающей от внутренних конфликтов, политических дрязг и шоу-бизнеса. Но в один далеко не прекрасный день появились зефы…

Что там отбирают у землян пришельцы в фантастике?

Нефть, уран, воду наконец…

Зефы отобрали у нас то, без чего, казалось, мы вполне могли прожить – сахар. А заодно пчёл и тёплые материки с фруктами.

Каково?

Мы всегда воображали себе диких роботов, ящеров, многоруких великанов, но Землю покорили сладости – зефирные люди, желейные люди, леденцы.

Жизнь, построенную на основе сахара, не мог себе представить ни один физик-психопат. Но она была. А теперь мы, обессиленные, сражаемся за мир, в котором мы поглощаем сахар, а не сахар поглощает нас.

И мы будем биться! Биться…

***

– Опять мечтаешь? – спросила бабушка, отставляя чашку.

Я только молча кивнул и передвинул фигурки солдатиков к четверым рыцарям, замершим у пакетика с резиновыми мишками.

– Кто на этот раз захватил Землю?

– Зефир и конфеты.

От неё скрывать бесполезно – сразу раскусит.

– И какие меры приняло правительство? – заинтересовалась она.

– Правительство пало. Сопротивление держится на партизанских отрядах.

– Но мы же победим?

– Положение серьёзное, – ответил я. – Сил мало, а без углеводов тяжело.

– Думаю, отчаиваться рано. – Бабушка сурово сдвинула брови. – Я сейчас поставлю чайник, и мы им покажем! Готовь войска к бою!

Оригинал рассказа размещен в октябрьском номере журнала Уральский следопыт за 2019 год здесь

http://www.uralstalker.com/uarch/2019/2019/10/76/

автор Иван Жеребилов

Родился в 1987 году в городе Краснодар. Окончил Краснодарский гуманитарно-технологический колледж по профессии «садово‑парковое и ландшафтное строительство». Является студентом филологического факультета КубГУ. Стихи издавались в журнале «Странник» (№ 3, 2010 год); рассказ «Я иду по воздушной дороге» публиковался в альманахе «Полдень XXI век» (июль 2012)
Родился в 1987 году в городе Краснодар. Окончил Краснодарский гуманитарно-технологический колледж по профессии «садово‑парковое и ландшафтное строительство». Является студентом филологического факультета КубГУ. Стихи издавались в журнале «Странник» (№ 3, 2010 год); рассказ «Я иду по воздушной дороге» публиковался в альманахе «Полдень XXI век» (июль 2012)
Обложка октябрьского номера журнала "Уральский следопыт"
Обложка октябрьского номера журнала “Уральский следопыт”