Вознесенская часовня

В начале ХХ века перед Домом Ипатьева, которым в то время владел купец Шаравьев, появилась часовня в память находившейся здесь Вознесенской церкви 18 века. Часовню установили на чугунную «подушку» и окружили кованой оградкой.

Вознесенская часовня начала ХХ века

Само сооружение представляло собой четырёхгранный куб, окрашенный тёмно-лазоревой краской и украшенный позолоченной лепниной. Со всех сторон в нишах были написаны образы Святого Епископа Митрофания Воронежского, Святого праведного Симеона Верхотурского Чудотворца, Вознесения Господня и Святого пророка Ильи. Росписи ежегодно «подновлялись» иконописцами Вознесенской церкви и Ново-Тихвинского монастыря. Купол же был окрашен светло-голубым цветом и завершён бронзовым крестом «на шаре».

Памятной часовне предстояло простоять около трети века и быть уничтоженной в 1927 году к открытию музея Революции, хотя остатки ее фундамента виднелись здесь вплоть до 1941 года.  Часовню разрушали по частям. Первоначально уничтожили только купол с крестом и сбили изображения святых. И только через значительный промежуток времени снесли всё стальное – включая и барельефы ангелов, и кованую ограду.

Вознесенская часовня, фото 1919 года
Интерес к Кресту

В 1990 году Свердловский городской Совет народных депутатов принял решение о передаче земельного участка, на котором находился дом Ипатьева, Свердловской епархии. Этому предшествовал первый покаянный молебен на месте дома. А уже 13 октября 1990 года, в Покровскую родительскую неделю, Преосвященный архиепископ Свердловский и Курганский Мелхиседек отслужил панихиду по невинно убиенным, а незадолго до этого на месте дома воздвигли деревянный крест.

Примерно в это же время крест на месте дома 17 февраля 1992 года посещал госсекретарь США Дж. Бейкер. Интерес к месту проявили и киношники с «Мосфильма». В первых числах сентября 1990 года оператором Г. Энгстремом был снят молебен у креста. Интерес к кресту был не просто ради праздного любопытства, а имел глубокие политические корни. Так, первым заполучить это место выразил желание епископ Берлинский и Великобританский Марк, представляющий русскую православную церковь за рубежом. Но ему отказали. На земельный участок претендовали и влиятельные коммерческие организации – в частности, «Евро-Азиатская компания», «Интер-Урал» и «Технезис». Их проекты поражали своим размахом – пятизвёздочные гостиницы, храмы, мастерские по изготовлению утвари, паломнический центр и многое другое.

Но в Екатеринбурге не было единого мнения, что делать с этим огромным пустырём – строить храм, воссоздать дом с размещением в нём музея Романовых или что-то иное. Поэтому местная епархия первоначально заказала Свердловскому архитектурному институту разработать проект часовни на месте расстрела семьи последнего российского императора. Спонсором конкурса на лучший форт-проект выступили проектная фирма «Архпроект-2» и магазин «А-салон», и в середине января 1991 года были подведены итоги работы десяти групп студентов и преподавателей. Среди представленных проектов было выделено три – «…самая эмоциональная, самая профессиональная и самая уральская работы».

Под первое определение подходил проект студента-третьекурсника Михаила Трясцина, которому помогал его сокурсник Сергей Ларионов. Часовня На Крови, в их понимании, должна была представлять собой подобие поминальной свечи, выполненной из тёмно-серого и тёмно-красного гранита.

Совершенно иное представление было у доцента кафедры архитектуры жилых и общественных зданий Андрея Савченко. В его проекте были соблюдены православные каноны, но трактовавшиеся в современных формах. Идеей представленной работы было предложение вскрыть, как предполагали тогда, сохранившиеся части фундамента Ипатьевского дома, а часовню поставить рядом как памятник-надгробие.

Третья работа представлена старшим преподавателем кафедры рисунка Маргаритой Седовой. Её часовня напоминала знаменитый каслинский чугунный павильон. В ней отразилось увлечение преподавателя историей художественного литья на Урале.

Актер Олег Янковский у памятного креста на месте дома Ипатьева. 1991 год

В ходе проведения конкурса стало известно, что Алексий, патриарх Московский и Всея Руси, благословил постройку на этом месте храма «Во Имя Всех Святых в земле российской просиявших».

Часовня Елизаветы Фёдоровны

23 сентября 1992 года состоялась закладка первого камня храма-памятника на месте расстрела царской семьи. Как известно, храм не начинали строить аж до 2000 года. Между тем, всего несколько дней до закладки памятного камня потребовалось на возведение деревянной часовни Во имя мученицы Елизаветы Фёдоровны, трагически погибшей в Алапаевске. Она мечтала в 1918 году посетить дом Ипатьева, в котором томилась её сестра императрица Александра Фёдоровна, но этому не суждено было сбыться. Деревянную часовню установили рядом с тем местом, где находился сам дом, на месте перекрытого Верх-Вознесенского переулка. По проекту архитекторов Долгова и Гостюхина было выстроено сооружение, представляющее однокупольный восьмигранный сруб с двускатным пристроем и небольшим крыльцом. Работой по возведению часовни занималась бригада Валерия Дмитриева из Верх-Исетского лесхоза, а также производственно-коммерческая фирма «Палникс», основанная в этом же году. Среди работающих были плотники Фёдор Космачёв, Евгений Баталов, Алексей Рунков и другие.

Часовня Святой Великомученицы Елизаветы Фёдоровны после строительства 1992 года

Но построенную часовню не хотели оставлять в покое. Первоначально её два раза поджигали, а в ночь с 23 на 24 февраля 1998 года прогремели взрывы. У здания часовни были выбиты два бревна, стёкла, уничтожена часть крыши и ящик для пожертвований, но при этом ничего не похищено. Эксперты из МВД установили, что взрывное устройство равнялось 600 граммам тротила. Это событие первоначально не было отмечено ни в одной из милицейских сводок. Дело в том, что, когда прогремел взрыв, патруль выехал на место, но, увидев издали, что крест стоит на месте, развернулся и уехал.

Часовня Святой Великомученицы Елизаветы Фёдоровны, восстановленная после взрыва 1998 года

Немного раньше, после второго поджога в 1997 году, вокруг часовни была установлена кованая решётка. Кованые детали украсили окошечки и крыльцо, а на алтарной части повесили кованый крест.

 Деревянный храм-навес

Одновременно с этим шёл снос временного деревянного храма, к которому подошли с большими предостережениями. Была создана специальная бригада для демонтажа. Как вспоминали участники строительства деревянного навеса, в 1991 году, когда на этом месте начались земляные работы, стали погибать рабочие. Число смертей дошло до цифры в 5 человек. Кого сбила машина, кого убили, кто скончался от инфаркта.

Временная часовня, фото июль 1997 года

Так или иначе, временный храм разобрали быстро. Единственное, что не уничтожили – деревянный крест. Его поместили в домовую церковь во имя Симеона Верхотурского, располагающуюся в покоях Правящего Архиерея.

Внучка основателя Екатеринбурга Татищева в Елизаветинской часовне, начало 2000-х годов

Сергей Скобов