Портрет белого медведя во весь рост. Фото Н. Вехова

Самые первые рассказы-«страшилки» о встречах с белыми медведями, снабжённые иллюстрациями, можно отыскать в опубликованных описаниях приключений знаменитого голландского мореплавателя Виллема Баренца и его спутников у берегов Новой Земли и Шпицбергена в 1594-1597 годах. Они полны настоящего ужаса и человеческого трагизма.

Первая встреча европейцев с белым медведем. Голландцы во время своей первой экспедиции в 1594 г. у берегов о. Медвежьего в Баренцевом море. Старинная гравюра

Вчитаемся в строки Геррита де Фера, официального биографа голландских экспедиций, в записках которого уже в начале повествования говорится, что первый же встреченный ими у берегов Новой Земли медведь проявил совершенно фантастическую силу, «небывалую ни у льва ни у другого дикого зверя: простреленный пулей, он все же встал и, прыгнув в воду, поплыл; моряки, усиленно гребя веслами, преследовали его, накинули ему на шею петлю и стали тащить назад к кораблю. Они никогда не видели такого медведя и рассчитывали притащить его на корабль живым, чтобы показать в Голландии; но медведь оказался настолько силен, что они сочли счастьем спастись от него и удовольствовались его шкурой. Он издавал такой громкий рев и проявил такую огромную силу, что это с трудом поддается рассказу. Дав медведю немножко передохнуть и отпустив веревку, которой он был привязан, они принялись медленно тащить его, желая утомить. При этом Виллем Баренц время от времени ударял его палкой. Но медведь, поплыв к лодке, положил на нее лапу. … Он вдруг так навалился на лодку, что наполовину влез в нее. Это привело в ужас моряков; они перешли в переднюю часть лодки и почти отчаивались в своем спасении. Избавил их от опасности изумительный случай: петля или веревка, наброшенная на шею медведя, застряла на лопасти руля, так что зверь не мог двигаться дальше, и был задержан…».

Нападение белых медведей на голландцев на о. Вайгач во время второй экспедиции. Старинная гравюра

Вся жизнь белого медведя – или, как на научном языке звучит его название, Ursus maritimus, что означает «медведь морской», – связана с морем. Он единственный из группы медведей значительную часть времени проводит в воде.

Взрослые самцы белого медведя обычно имеют длину от 2 до 2,5 м, а известны случаи поимки и добычи животных до 3 м; высота плеч – 130-140 см. Самки мельче – длина тела от 1,6 до 2,5 м. Огромный зверь имеет и соответствующий его размерам вес – отдельные упитанные самцы достигают 800-1000 кг.

Любопытные белые медведи. Фото И. Мизина

Распространены белые медведи только в Северном полушарии, не выходя за пределы зимней границы дрейфующих льдов. Самые южные области распространения в ареале зверя отмечены в Северной Америке. Белый медведь – вечный странник. Одиночных зверей ежегодно наблюдали лётчики полярной авиации, выполняющие рейсы по ледовой разведке во внутренних районах высокой Арктики, почти у самого Северного полюса. Но наибольшая концентрация зверей отмечена всё-таки близ кромки паковых льдов, где скапливаются и главные кормовые объекты медведей – моржи и тюлени.

Белые медведи на территории бывшей полярной станции «Мыс Желания». Фото И. Мизина

Для белого медведя выделяют и область регулярного залегания в берлоги беременных самок. Это районы так называемых главных «родильных домов» животных. После спаривания у самок на короткое время проявляется устойчивая связь с сушей; ведь только на ней они устраивают берлоги и приносят потомство. Таких «родильных домов» в Арктике известно несколько. В пределах Российской Арктики наиболее крупным из них является остров Врангеля, хотя на Новой Земле, на Северной Земле, на Земле Франца-Иосифа или островах Де-Лонга находятся менее значимые места, где беременные самки залегают в берлоги и приносят на свет одного-трёх детёнышей.

Главным пищевым объектом этого хищника-одиночки является кольчатая нерпа, или акиба. Медведь настолько специализирован питаться акибой, что области их распространения накладываются друг на друга, да так, что высокая численность хищника полностью совпадает с местами концентрации кольчатой нерпы. Не брезгует белый медведь и морским зайцем, или лахтаком, моржом, гренландским тюленем и хохлачом.

Медведь-каннибал, пожирающий своего погибшего сородича. Фото И. Мизина

На всех тюленей белый медведь охотится примерно одинаково. Высматривая и скрытно подползя на брюхе против ветра, используя для маскировки любые неровности на снегу или льду – заструги, торосы, снежные надувы. Так плотно прижимая ко льду своё тело, отталкиваясь при этом задними лапами, останавливаясь, когда тюлень просыпается и поднимает голову, медведь постепенно ползёт к добыче. Приблизившись к тюленю на 4-5 м, он вскакивает и необычайно проворно, одним или несколькими прыжками, настигает его, убивая или оглушая ударом передней лапы по голове и сразу же оттаскивая в сторону добычу от лунки-продуха или открытой воды. Охотится на тюленей медведь и другим способом – подкарауливая жертву у лазок, отдушин и трещин, проводя часы в ожидании вылезающего подышать зверя. На голову высунувшегося на воздух тюленя обрушивается молниеносный удар лапой, после чего медведь хватает жертву когтями и зубами, оттаскивая его от воды. В практике охоты медведя и активный поиск, когда он внимательно обследует значительные территории среди торосов, айсбергов и других мест возможного устройства подснежных «хаток»-убежищ тюленей. Может он охотиться и с воды, осторожно подплывая к лежащим на льдинах тюленям, бесшумно ныряя или толкая перед собой льдинку для маскировки. У самого края льдины он одним прыжком выскакивает на лёд и отрезает путь жертве к отступлению.

Пиршество белых медведей на выброшенном ките. Остров Врангеля. Фото из архива автора

Моржей же и китов он потребляет исключительно в виде падали. Оказавшись на суше, медведь не прочь употребить в пищу и всякую мелюзгу – леммингов, яйца птиц, наседок и птенцов, часто подкарауливая их под птичьими базарами. Известны у белых медведей и случаи каннибализма. И уж совсем нетипично ведёт себя белый медведь в Исландии, нападая на домашний скот – овец, коров и лошадей.

Раз в году – в течение месяца – у белых медведей наблюдается гон. В одних районах Арктики он длится с середины марта до середины апреля, в других – отмечен летом, в июле-августе. Во время гона звери держатся парами, но известны случаи, когда одну самку сопровождало до 6-7 идущих на значительном расстоянии друг от друга самцов. Беременность длится, по разным наблюдениям, от 195-220 до 250-260 дней. Осенью беременные самки выходят на сушу и проводят здесь зиму в снежных берлогах. Берлоги устраиваются на довольно крутых склонах. Приготовившаяся к залеганию медведица долго бродит в поисках подходящего места – она выбирает небольшое углубление, в которое и ложится, предоставив остальное уже ветру и снегу. Но самки белого медведя способны и к самостоятельному копанию берлоги. В марте-апреле медведицы вскрывают берлоги и начинают выводить на свежий воздух новорожденных медвежат.

Пример безрассудного поведения человека. Военный гарнизон в пос. Белушья Губа на Новой Земле

У белого медведя сложились очень непростые отношения с человеком. Для населяющих северные просторы России и зарубежья аборигенов отношение к зверю всегда было одинаковым. Он, с одной стороны, считался священным. Ненцы и эскимосы украшали его черепами свои святилища, ему посвящали устные предания, в длинные зимние ночи в честь белого медведя устраивали костюмированные представления и вспоминали случаи из охотничьей практики прошедшего сезона. С другой же стороны, зверь всегда оставался для них одним из желанных промысловых объектов.

У поморов-промысловиков существовала поговорка: «Дай бог промышлять моржа на берегу, а ошкуя (белого медведя. – Н. Вехов) на воде». Европейцы всегда добывали его – будь то для пополнения запасов мясом гибнущих экспедиций в прошлом, считая зверя этакой «ходячей консервой», будь то для утилитарных целей, получая от добычи жир и шкуры, которые шли на освещение жилищ и изготовление всевозможных изделий из меха, кожи и т.д. Добывали зверя и для зоопарков, зоосадов и цирков, отлавливая медвежат, не гнушаясь при этом пристрелить отважно оберегавшую своё потомство самку. Отстреливали белых медведей немилосердно практически все путешественники и мореплаватели, кто, спасаясь от нападений, кто в надежде привезти на родину в подарок или как «сувенир» шкуру и обязательно с оскаленным черепом, украшенным крупными зубами.

Белый медведь на птичьем базаре. Фото из архива национального парка «Русская Арктика»

Многовековое истребление белого медведя привело к тому, что его численность стала заметно снижаться, он занесен в Красную книгу Международного союза охраны природы и природных ресурсов, а все приарктические страны занесли его в национальные Красные книги. Его силуэт часто красуется на полярной технике. Этакий белый увалень, душка, а в советском мультфильме ещё и любимый персонаж нашего детства – Умка. Но иллюзий о его миролюбивости не стоит строить. Достаточно сюжетов из теленовостей о том, что в таком-то северном посёлке белые медведи буквально в осаде держат его жителей. Вот вам и Умка из Красной книги.

Николай Вехов