История России. Река Чусовая
Городище, или Это вам не Греция…

Стрелка с высоты птичьего полета.  Фото Филиппа Алеева

Стою на самом носу Стрелки, смотрю в сторону Камской ГЭС –  справа Кама, слева – Чусовая. Любуюсь величественностью Камского водохранилища. Правый берег Чусовой здесь заканчивается. Здесь сливаются Азия с Европой.

Место встречи двух крупнейших уральских рек овеяно легендами. Думается, иначе и быть не могло. Священное место наших предков. С глубокой древности  они – водные трассы-кормилицы!

Известно, что народы осваивали новые земли, продвигаясь вдоль рек: водные пути обеспечивали самые лёгкие связи, являлись базой для пропитания: рыбы, да и зверя вдоль рек было больше, ну и, конечно, больше простора и солнца, чем в тайге. Поэтому жилища, поселения, города ставились вблизи рек. И наши предки умели выбирать красивые места. Вот как это.

В конце 1990-х, впервые оказавшись на Стрелке, я был ошеломлён природной красотой и водной массой, распахнувшейся перед моим взором! Вырос-то я в лесном захолустье, где из-под земли били хрустально чистые ключи, но до ближайшей реки Ирени было три километра. А тут…

В 2000 году здесь у моей семьи появилось десять соток земли. Первое время я не мог наглядеться на водное пространство, на дивные закаты за Камой, на интригующую чёрноту осеннего неба над головой, усеянного бриллиантами звёзд, на сияющую миллионами огней ночную Пермь вдалеке, на величественно проплывающие самоходные баржи и крохотные катерочки, которые медленно тащили с верховьев Камы огромные (площадью чуть не по гектару) плоты брёвен, на живописные белопарусные одинокие яхты или на стайки яхт.

Хоромы писателя Богомолова

Поразительно было то, что за несколько километров лай собаки на противоположном берегу доносился  по воде так отчётливо, будто собака  лает где-то рядом, под берегом. А белые ночи?!

Ночи белые над Пермью,
До чего ж вы хороши,
И за Камою деревню
Видно, хоть рукой маши!

Кстати, за Камой напротив Стрелки расположена деревня Тупи́ца, в которой родился писатель Александр Спешилов, автор известного романа «Бурлаки». Он сам перед революцией прошёл через бурлацкий труд…

Очень скоро я открыл для себя, что человек, живущий на берегу большой реки, по своему мировосприятию, мироощущению совсем другой, нежели обитатель лесного, «тесного пространства». И теперь благодарю Бога, что мне довелось остаток дней моих связать сразу с двумя могучими и легендарными реками.

Итак, стою на Стрелке. У меня за спиной – деревня Городище, теперь со всех сторон зажатая дачными строениями, хотя земля здесь плодородием не отличается – песок, галька: брось горсть цемента – взлётно-посадочная полоса появится. В советское время до начала 1990-х годов земля принадлежала колхозу «Всходы коммунизма». На Стрелке было поле, но урожаи приносило весьма скудные…

В древности на мысу было поселение – городище. Стало потом археологическим памятником (общая площадь памятника – 3 га). Считай, что во времена Гомера, в первом тысячелетии до нашей эры, здесь уже обитали люди. Так ведь местечко-то какое – природная крепость! Находка для древнего человека. Но здесь тебе не Греция…

Мергелево-гипсовые отложения Стрелки острым выступом вдаются в объединенную пойму рек Камы и Чусовой, ныне затопленную водохранилищем. В вытянутом треугольнике мыса – две стороны обрывистые, высотой 40 метров, а третья сторона (короткая) была защищена рвом и земляным валом. И представляла для древнего человека неприступное укрепление. На северном склоне бьёт родник (наверное, он и тогда бил), в случае долговременной осады от жажды не умрёшь. Не было здесь современной водной массы, измеряемой в наши дни километрами… Русло  той и другой реки ещё на начало 1950-х годов отстояло от Стрелки  километра на полтора. Слияние их происходило чуть выше того места, где начинается теперешний шлюз Камской ГЭС.

И в наше время, каких-то 70 лет назад, под Стрелкой ещё простирались смешанные леса – богатые и дичью, и зверем, правда, уже не такие дремучие, как прежде – сильно прореженные в местах обитания человека; зеленели заливные луга с многочисленными озёрами, лежали плодородные пойменные пашни, реки изобиловали рыбой. Стояли небольшие деревни. Одна из них так и называлась – Подстрелка (Стрелка, Подгалкина деревня – это всё она же) в шесть десятков домов. Почему Подгалкина? Да потому что над нею возвышалась Галкина гора (Стрелка), на которой стояла Галкина деревня. Отсюда и Галкино городище. Со временем название, видимо, трансформировалось просто в Городище. Известна деревня с 1672 года, жили в ней тогда Якушевы.

Место, думается, вряд ли было удобным для повседневной жизни, особенно в зимнюю пору: возвышенное, голое, каменистое, продуваемое  морозными ветрами… И напрашивается предположение, что постоянное стойбище первобытных людей могло находиться именно под Стрелкой, в месте, защищенном от ветров. Здесь в изобилии было топливо,  близость охотничьих и рыболовных угодий. А в случае нападения можно было укрыться на Стрелке, где имелись жилища, что подтвердили раскопки конца 19 и начала 20 века. Возможно, здесь же было и капище древних, культовое место с идолами.

Заготовка дров на Чусовой. 1970-е гг. Из семейного архива А.И. Колчиной

Длина городища – 134 м, ширина по валу – 41 м. Вал прямой; перед ним заметны следы рва. «На площадке городища мною, – пишет А.В. Шмидт в своём отчёте о командировке в Уральскую область, – и П.С. Поповым в 1923 г. было сделано 7 разрезов (6 на южной стороне и 1 на северной). Повсюду на глубине около 9 см, почти сразу под дерном, залегал плитняковый мергель.

Лишь в одном пункте, на южной стороне, были найдены в небольшом количестве черепки и расколотые кости животных.

По слухам, переданным крестьянами, под крайними в сторону городища избами ближайшей деревни, носящей название Галкино городище, были обнаружены при постройках человеческие кости.

По утверждению археологов, древние поселения, стоянки, были не только на Стрелке, на Галкиной горе, но и под Стрелкой, например, стоянка у Лёвшино, в устье Чусовой. Пойма рек на слиянии  Чусовой и Камы при весенних разливах уходила под воду. Но вдоль берега Камы, на некотором расстоянии от речного ложа, вдоль подножия отвесно возвышающегося мергелисто-гипсового массива Галкиной горы, протянулась невысокая незаливная гряда (по местному «вере́тие»). Как и следовало ожидать, пишет А.В. Шмидт, все древние находки делались на возвышен­ной гряде. Южное местонахождение лежит в километре к югу от деревни Подстрелки, по направлению к д. Усть-Чусовой, на западном склоне веретия, вблизи низины («согры»). Здесь археологами были найдены стоянки ерзовской и ананьинской культур.

Впервые древние поселения были обследованы в 1878 году представителем казанской школы геологов-палеонтологов А.А. Штукенбергом. Были обнаружены предметы X-I вв. до нашей эры, изготовленные из глины, камня, стекла, кости, кремневые и металлические наконечники стрел, скребки, ножи, бронзовые бляхи, украшения, предметы быта, орудия и отходы производств, предметы религиозных культов, а также остеологический материал…

В течение 1882-1887 гг. экспедиция Штукенберга выполнила большую программу работ на реке Чусовой, где Александр Антонович описал 276 видов вымерших животных: кораллов, мшанок, моллюсков, плеченогих,  из которых 45 оказались новыми. Находки выявили неизвестный доселе этап в истории Пермского моря, который Штукенберг назвал кунгурским веком пермского периода. В береговых осыпях мергелево-гипсовых отложений на Стрелке можно и сегодня обнаружить отпечатки древних растений почти трёхсотмиллионнолетней давности, когда всё это было дном Пермского моря.

Областная газета «Звезда» 16 июня 1954 года писала, что на берегах Чусовой, недалеко от впадения её в Каму, советскими учёными изучено около 25 памятников ранней истории. На берегу Борового озера (затоплено) была раскопана большая деревня второго тысячелетия до н.э. Вот какое бесценное место ушло под воду! Но здесь тебе не Греция…

До строительства ГЭС берега Чусовой соединяла постоянная паромная переправа. Ширина реки в этом месте в летнее время, как утверждает «Географический и статистический словарь Пермской губернии 1878 года, составленный Н.К. Чупиным», была от 40 до 50 сажен (80-100 метров), весной же разливалась  почти на версту.

Вид со Стрелки на Камскую ГЭС

А Кама протекала ближе к своему теперешнему правому берегу, возле Заозерья (здесь был и остался затон,  база Камского речного пароходства).

В начале 2000-х годов старожилы деревни Городище рассказывали мне, что пока не существовала плотина, до Камы от деревни расстояние было километра полтора (сейчас она рядом, под берег спустился – и ты у воды).

Всё это изменилось, исчезло (в том числе и древнее городище на самой Стрелке) в середине 20-го века со строительством Камской ГЭС. Подстрелка была затоплена в 1954 году, когда началось заполнение Камского водохранилища. Сейчас порт Лёвшино и Заозерье соединяет водное пространство около шести километров шириной.

Сёла, деревни, производственные строения из зоны затопления были, разумеется, перенесены. Леса и кустарники перед затоплением вырубали, для этого было создано три специализированных треста. Но ресурсов не хватало, на момент непосредственного наполнения водохранилища было очищено всего 19 тысяч гектаров вместо 70. А в зоне первой очереди затопления – 8 тысяч гектаров вместо 28. Как писал в первом квартале 1954 года инженер управления Камгэсстроя М. Ратников, «до заполнения первой очереди водохранилища осталось очень мало времени, чтоб очистить ложе от строений и леса». Вырубки вели выборочно, брали только товарную древесину, самую лучшую, все убрать не успели, и какая-то часть деревьев, видимых со Стрелки, тихо ушла под воду.

Стоят деревья там сейчас или улеглись на дно? Один из жителей Городища рассказал мне случай: несколько лет назад в Чусовой возле Стрелки утонул его двоюродный брат. Искали с помощью водолазов, но не нашли, отказались, говорят: лес стоит в воде, страшно. А глубина здесь 25 метров. Может, зацепился утопленник где-нибудь за подводное дерево…

Заполнение этой огромной и сложной по форме «чаши» началось в апреле 1954 года. Предстояло накопить воды объёмом  12,2 кубического километра, заполнить водохранилище площадью 1910 квадратных километров (в нормальных условиях). Подпор уровня воды у плотины составил 22 м и распространился по Каме – на 350 км, по Чусовой – на 153 км.  Максимальная глубина водохранилища достигает 30 метров. В зону затопления попали 56 колхозов, и нетрудно представить, какие площади сельхозугодий были выведены из хозяйственного оборота…

Сведений о том, сколько времени заполнялось ложе Камского моря, обнаружить не удалось, но строительство Камской ГЭС полностью было завершено в 1958 году.

Галкино городище. Нынче это просто Городище. Небольшая деревенька в две улочки. Относится она к Краснослудскому сельскому поселению Добрянского района. На 1 января 1981 года в Городище проживало ещё 144 человека.  В наши дни – 18 человек.

Небесная торпеда над Стрелкой

Крестьяне деревни Городище до революции входили в Залеснинское общество Краснослудской волости, были малоземельны и своего хлеба хватало им лишь до Рождества, а потому главным подспорьем в хозяйстве являлся сторонний заработок: в период навигации – работа в Лёвшино на пристани, у Нобеля, зимой – перевозка чугуна из Лёвшино в Полазненский завод Абамелек-Лазарева. Но главным образом местных крестьян поддерживала в то время примитивная добыча алебастра, которым богат левый берег Камы выше Стрелки.

На сегодня от древнего городища не осталось и следа. Самый мыс, оконечность Стрелки, где находилось городище, просто уничтожили. На том месте, где вершина Стрелки была пересечена валом и рвом и представляла собой для древнего человека неприступное укрепление, сегодня мы видим огромный зарастающий карьер. И Стрелка здесь давно уже не имеет первоначальной 40-метровой высоты.

Карьер на месте древнего Городища

Чтобы проложить в устье Чусовой железную дорогу (Пермь – Углеуральская), проходящую через реку от Банной Горы до «5 км», нужно было в зоне затопления намыть и насыпать высокую дамбу длиной более 1,5 километра, выстроить мост. И камень для возведения и укрепления дамбы строители брали в 2,5 км, на Стрелке. Его взрывали, экскаваторами грузили на самосвалы МАЗы и отвозили на дамбу. Работы вели солдаты стройбата, которые года два квартировали в бараках на «5 км». Городищенская детвора бегала сюда смотреть кинофильмы. Теперь эта территория занята корпусами Пальниковского психоневрологического интерната.. К началу 1957 года железная дорога была сдана в эксплуатацию и с 1 января начала работать.

Дамба и железнодорожный мост в устье Чусовой

В центре деревни Городище лежит небольшое зарастающее карстовое озеро. Когда-то оно было приличных размеров, даже на лодках ребятишки плавали. Воду использовали для полива и для бань жители близстоящих домов. Прежде в деревне имелась кузница, медпункт, пожарка… Теперь ничего этого нет.

На восточной окраине Городища более 20 лет  назад образовался свежий карстовый провал, который постепенно разрастался, ширился и поглотил в своё чрево и берёзу, и часть граничащей с провалом усадьбы, захватив погреб… Сейчас провал стабилизировался, местные жители и дачники превратили его в свалку мусора, завалив уже почти до краёв… Вообще мусор – это очень острая и важная проблема для Стрелки… В этом повинны все: и местные жители, и дачники, и туристы – любители навестить экзотический мыс. Археологам будущих тысячелетий достанется богатый «культурный слой»…

Но надо сделать и комплимент природоохранным структурам:  весной 2018 года на мысу появились аншлаги с призывами: «Стрелка» – мыс на слиянии рек Кама и Чусовая – природный памятник. Отдохнув, увезите свой мусор с собой». После установки таких надписей мусора стало заметно меньше. Но здесь тебе не Греция… И топорики диких ночевальщиков не щадят кусты и деревца, и даже крупные деревья, растущие по северному склону Стрелки…

Улица деревни Городище

Очень любят мыс птицы. С весны и до поздней осени их в изобилии можно видеть на Стрелке и стаями, и парочками: во́роны, воро́ны, дрозды, чайки, синицы, ласточки, овсянки и пронырливые сороки. Дрозды, конечно, бич огородников: клубника, ирга, созревшая черноплодка – их любимое угощенье. Когда ближе к осени на участках поспевает облепиха, на Стрелку слетается бессчётное количество ворон: без какой-либо рекомендации врачей они запасаются на зиму в природной аптеке витаминами, активно укрепляют свой организм. И пока не склюют последнюю ягодку – ни за что не покинут Стрелку. С ранней весны и до начала сентября на дачных участках неутомимо трудятся трясогузки, дважды за лето принося потомство и отлавливая всевозможных насекомых… По весне на мысу всегда куковала кукушка, в последние годы её стало не слышно: покинула беспокойное место. В одном укромном месте обитает даже дергач-коростель.

Встречаются здесь белки, бурундуки, ёжики, летом 2017 года периодически приходила на дачные участки лиса с подросшими лисятами.  Лисья семейка не брезговала едой, выставляемой дачниками для бездомных кошек и собак. В изобилии водятся мыши.

Зимой на Стрелку дороги нет (только по деревне Городище, да и то чистить её стали в последние годы, а прежде была лишь тропинка, которую постоянно переметало). Зимой здесь сугробы и царство зайцев. Лишь состоятельные владельцы снегоходов иногда выезжают на мыс обозреть зимний пейзаж, где круглый год глазам очарованье.

Но проблема дороги здесь не только зимой. Обильный поток желающих полюбоваться заповедной Стрелкой не оставляет дорогу в покое с самой ранней весны до поздней осени, а следить за нею некому. Садовый кооператив, конечно, собирая гроши с владельцев участков, в пределах своей территории поддерживает проезд в приемлемом состоянии, подсыпая гравий. Но интересно ли группе энтузиастов содержать дорогу (даже на участке протяжённостью чуть более километра) для «туристов» миллионного города? И на трёхкилометровом участке от Пальников до Стрелки дорога остаётся «российской» – ухаб на ухабе.

Конечно, раньше других красоту этого места познали и оценили геологи. В начале 1990-х годов объединение Пермнефть приобрело здесь землю под садово-огородный кооператив для своих работников, который организовался в 1994 году.

Колхоз, коему принадлежала скудная и бесплодная земля на южной стороне деревни Городище, надо полагать, без особого сожаления расстался с этой «красотой», ведь природные достоинства Стрелки не представляли для колхоза особого сельскохозяйственного значения. Это теперь территория  Краснослудского поселения считается, заметим, «территорией рекреационного развития».

Нарезали участки по 10 соток, колышками обозначили границы, пронумеровали, разыграли, застолбили, обтянули сеткой, появилось несколько домиков, вагончиков. Однако доставлять сюда стройматериалы паромом было затруднительно. По-настоящему обживать землю принялись после 1996 года, когда через Чусовую двумя км выше железнодорожного открылся автомобильный мост. За 25 лет садовый кооператив «Стрелка» умножился и превратился в целый дачный городок. Здесь и скромные домики первопоселенцев, и огромные современные коттеджи. А на склоне к берегу Чусовой, очень сложном для освоения, появилась целая улица самозахватчиков.

«Если бы директором был я», запретил бы потоку туристов въезжать на Стрелку на автомобилях. Поскольку дорога проходит через садово-огородный кооператив, то выхлопные газы обильно отравляют огородникам выращиваемую продукцию. Хочешь полюбоваться, будь любезен пройди один километр пешком, послушай тишину, полюбуйся водным простором, неохватным пейзажем за рекой, подыши чистым воздухом. Второе, что бы сделал – установил  на мысу на летнее время туалет (может быть, даже брал за него небольшие деньги, достаточные для откачки и вывоза содержимого). Поставил бы точку продажи дров для любителей костра, наладил прокат мангалов, палаток… Но это вам не Греция.

Дачные дома постройки последних лет

На одном из участков, купленном и пожертвованном Галиной Алексеевной Чудиновой, верующие в 2000 году решили построить часовенку. Строили всем миром из брусьев б/у, из подручных материалов, но больше всех трудился сам молодой энергичный священник Андрей Шо́хирев, отдавая постройке каждую свободную минуту, не гнушаясь никакой черновой работой. Здесь он безвозмездно проводит регулярные богослужения помимо основного своего храма, к которому приписан епархией. Поскольку часовня расположена над древним городищенским родником, то и поименована в честь иконы Божией Матери «Живоносный источник».

Храм иконы Божьей Матери «Животворный источник»

Со временем крохотная часовня стала тесной для сложившегося дружного прихода верующих. В 2008 году храм был перестроен, расширен, возведён из цилиндрованных брёвен по новому проекту, теперь уже нанятыми профессиональными строителями, и действует до сего дня. Паства, сплотившаяся вокруг отца Андрея, в основном приезжает из города, за 35 км, многие привозят детей. Отец Андрей – с 2017 года он протоиерей – к своему пастырскому долгу относится с ответственностью и огромной любовью, с не меньшим уважением и любовью относится к нему и паства. Всё лето, в свободные часы, он трудится  на огороде возле храма, а выращенные овощи раздаёт прихожанам. Конечно, и они ему помогают ухаживать за посадками.  Благодаря его усилиям родник на склоне был облагорожен и обустроен. Над ним возведено бетонное сооружение-укрытие, вмурована новая ёмкость из нержавейки для накопления воды – прежнюю выворотили и украли зимой воры с правого берега Камы. На длинном спуске к роднику сделаны перила и ступени. Для полива огородов воду качают насосом из Камы. Но всё Городище и дачники берут питьевую воду из родника. Прихожане храма «Живоносный источник» – ячейка людей высокой нравственности, такие никогда не бросят пакеты с мусором в ближайшую за их участком канаву, в кусты…

Старожилы утверждают, что на западной окраине Городища, рядом с озером, стояла когда-то церковь на кирпичном основании. Было небольшое кладбище, показывают место, где метрах в сорока находился дом священника. После революции храм оказался уничтожен. Говорят, что длительное время в бывшем храме располагалась начальная школа. Не об этом ли кладбище рассказывали жители  археологам, когда при постройках натыкались на человеческие кости?.. Но ни отец Андрей, ни автор этих строк документального подтверждения бытованию храма не нашли.

Когда-то здесь был медпункт

Популярный в определённой среде астролог Павел Глоба в лихие 90-е годы сотворил не менее лихой (можно сказать – бредовый) миф, согласно которому на месте слияния Чусовой и Камы – на мысе Стрелка – родился пророк и основатель учения зороастризма Заратустра. Глоба, похоже, даже роды принимал… А на дне Камского водохранилища якобы скрыты (попробуй опровергнуть) останки древнего зороастрийского города. С  момента сочинения сказки Глобой Стрелка превратилась в излюбленное место эзотериков. Экстрасенсы утверждают, что здесь место силы… Но до затопления низины никто из археологов и жителей деревни Подстрелки останков древнего города не находил… Мой друг остроумно подметил в рифму:

Смотрите в оба
Там, где Глоба!

Когда в конце 90-х – начале 2000-х Пермь накрыла волна «цунами» сектантских учений, которая захлестнула даже высшее командно-инженерное училище, я своими глазами наблюдал, как духовно замороченные курсанты ВКИУ имени маршала В.И. Чуйкова приезжали по воскресеньям на Стрелку и, не жалея своих увольнений, перекатывали с разных окрестных мест огромные камни, выкладывая из них на дне карьера какие-то магические знаки…

Сейчас наступила другая «эпоха» – разноцветных ленточек: молодёжь развешивает их на берёзках карьера целыми гроздьями… А что, удобно: загадал желание – и делать в жизни ничего не надо, жди, когда оно исполнится и с помощью сил таинственных свалятся на твою голову неисчислимые блага…

Крест на мысу Стрелки

Но мы же не в языческом государстве живём. Во свидетельство этого отец Андрей на самом мысу несколько лет назад установил деревянный православный крест (место для этого здесь очень подходящее и символичное: говорят, когда-то здесь стоял маяк). Крест на бетонном основании пока цел, но иконка Богородицы, вмонтированная в крест, уничтожена современными варварами. Это вам не Греция…

Стрелка. Здесь не просто и не только слияние двух рек, здесь слияние физического и духовного начала в человеке. А без такого слияния – и человека нет.

Виталий Богомолов
Фотографии автора

Информация об авторе:
Родился в г. Тавде Свердловской области. До 4-х лет воспитывался в детском доме 
Верхотурья. Детство и юность прошли в деревне Межо́вка Ординского района Пермской 
области. С 14 лет трудился в колхозе. Отслужив в армии, работал на заводах Перми.
 Окончил филфак Пермского гос. университета. Работал в книжном издательстве.
 С 1992 года «свободный художник». Автор более двух десятков книжных изданий 
(пять из них – поэтические) и многих публикаций в периодике, коллективных 
сборниках. Лауреат конкурса имени В.М. Шукшина, кавалер ордена Ф. Достоевского.
 Награждён многими дипломами и почётными грамотами. Член Союза писателей России.
 Живёт в Перми.
                     Послесловие координатора проекта

  Фотоэкспедиция «История России. Река Чусовая» на страницах журнала «Уральский
 следопыт» началась в апреле 2014 года с истоков реки, что в Челябинской области.
 Мы посетили 75 исторических, доживших до наших дней, чусовских поселений – 
городов, поселков, сел и деревень Свердловской области и Пермского края.

  Музейные, библиотечные, школьные собрания, личные архивы краеведов, семейные 
альбомы – все открывали нам свои закрома. Особенно были щедры на участие, помощь,
 разного рода инициативы библиотеки чусовской округи – городские, сельские, 
поселковые. Фотоэкспедиция показала, что нет сегодня в России института более
 отзывчивого, инициативного и бескорыстного. Еще бы! Ведь библиотеки в своем 
повседневном общении с людьми опираются на многовековую книжную культуру!

  Актуальность и содержательность проекта была подтверждена и оценена грантом 
Президента Российской Федерации.

  В ходе нашей фотоэкспедиции, встреч с рекой и людьми Чусовая словно бы обрела 
плоть, стать и судьбу женщины-реки. Любовь, соучастие людей одушевили ее в нашем 
восприятии. Мы общались и воспринимали реку как человека и ее глазами
 очеловечивали две стихии, в коих река живет: природу (Лесогор) и власть, деяния,
 волю человека (Огнедел).

  Ровно пять лет (апрель 2014 – апрель 2019) длилось наше общение с рекой и
 окружающим ее миром людей. Река взрослела, мужала, меняла русло, жили на ее 
берегах поколения россиян и, уходя, оставляли после себя память и памятники, 
творения рук своих, лица и судьбы на фотографиях и живописных работах. Возникали 
и исчезали на ее берегах деревни, села… И, думается нам, следующим этапом памяти
 и сыновней любви должны бы стать на берегах Чусовой памятные вехи исчезнувшим 
поселениям и людям на вечной реке – пока не заросли быльем реалии и память.

  Редакция журнала «Уральский следопыт» готова поддержать и «озвучить» любую 
инициативу в этом направлении.

                                                               Юний Горбунов