Как на Вятской земле отливали знаменитые колокола

По приправочным книгам писма и дозору князя Федора Звенигородского с товарищи 123 году (1615 г.), в Слободском были 4 кузницы на оброке да 5 пустых.

По книге писма и меры И.Б. Доможирова 7137 (1629) года на посаде было уже 15 действующих кузниц. Также в городе (крепости) и на посаде было 8 церквей, да при них 4 колокольницы, на которых 20 колоколов мирских да один большой – «Государево жалованье». Были ли они куплены на торге в Холмогорах, В. Устюге или слиты на месте из приобретенной там же колокольной меди, состоящей из 78 процентов чистой меди и 22 процентов олова, – неизвестно, но то и другое было весьма накладно. Как писал Н. Костомаров: «…пуд колокольной меди, доставляемый англичанами, датчанами, шведами и голландцами, стоил в конце XVI – начале XVII века от 3-х до 5-ти рублей за пуд. Колокола, естественно, дороже, да еще доставка до города. Олово, которое привозили датчане и англичане, было брусчатое (брусами), лычное (полосовое), рогожное (свертками), т.е. прокатанное. Цена олова в конце XVI века была от 40 до 60 алтын за пуд». Вряд ли слобожане платили такие деньги.

Резиденция князя М. Гагарина и Богоявленский монастырь, первая четверть XVIII века

Все дело в том, что вятчане уже давно проторили дорогу в далекую Сибирь, по Чрезкаменному пути. Подтверждением этому является одно событие 1499 года. Великий князь Иван III Васильевич послал в Югорскую землю воевод кн. Семена Курбского да кн. Петра Ушатого, да Василия Иванова сына Гаврилова. Было сформировано три отряда. Согласно Разрядной книге 1475-1508 гг. в первых двух было по трое, а в третьем, самом малочисленном, два вятчанина: «…которые живут в московской земле», т.е. те, что были выведены с Вятской земли после ее завоевания в 1489 году, вхождения в состав Московского государства и расселены в подмосковных городах.

Вятчане упоминаются вслед за воеводами и боярскими детьми, что говорит о том, что они были не просто участниками похода в числе руководителей, а являлись, судя по всему, проводниками и толмачами. Были ли среди них слобожане – наверняка, хотя официально города в то время еще не существовало, а возможность доставки олова вятчанами с уральских копей подтверждалась и была реальной.

Кто такие котельники?

В старину ремесло, которым человек занимался и которое давало средства к существованию, определяло в дальнейшем и его фамилию. «Медное и вообще литейное производство на древнем языке называлось котельным, а мастера – котельники». Литейщики или котельники находили для себя достаточно работы, в том числе по производству колоколов, которые появляются очень рано и были небольшими. Лучшими литейщиками в 1194 году были владимирцы. Владимиро-суздальцы сыграли главную роль в грандиозном плане Андрея Боголюбского по завоеванию Вятско-Камского междуречья, отторжению его от Камской Булгариии и основания Вятской вечевой республики в 1181 году. Они проложили дорогу в древнюю Чердынь, столицу Биармии, перекрыв волоки с р. Сысолы на верха Вятки и Камы, построив Кай-город – город договоров, а по по сути – таможня. ( «На каю стать» – договариваться). Был и второй Кай – Кайский монастырь на р. Кае, впадающей в р. Молому, кратчайший путь от В.Устюга по рекам Моломе и Вятке к Каме и Волге.

Колокол отлит Авксентием Бакулевым в 1755 году, находится в колокольне Преображенского собора

В Великом Новгороде вечевой колокол, упоминающийся в первый раз летописью в 1149 году, был весом не более двух пудов, а первый церковный колокол в 70 пудов был слит в 1358 году. От котельника произошло сначала прозвище – Котельник, а впоследствии и фамилия – Котельников. Так: «…на посаде четыре семьи Котельниковых, за которыми не числилось ни кузниц, ни покосов, ни меленок-колотовок», – отмечает И.Б. Доможиров. Чем же они занимались, что являлось источником их существования?

Котельник – в то время это не только человек, изготавливающий медные котлы и посуду, но также занимающийся поиском и выплавкой медной руды. Добывали медь в рудниках и выплавляли вблизи от них. В Слободской доставлялась медь уже в слитках по р. Холунице, олово поступало с Урала, обеспечивая работой местных кузнецов, предметы производства которых были весьма востребованы населением в XVI-XVIII веках, до появления чугунного литья. А была ли медная руда на северо-востоке России? Была. Была и железная руда, просто никто не хотел раскрывать местоположение рудников и плавилен, являющихся источником их существования. Все делалось скрытно от властей, а на готовой продукции клейм не ставилось.

1569 год. Царь Иван IV для распространения в России рудного промысла дозволил прибывшим из Англии рудокопам завести селение на Вычегде с условием обучения русских людей горному искусству и плавлению руды. Англичане хозяйничали на этих землях почти 100 лет и неизвестно – кого и чему они научили, а дохозяйничали до того, что в 1649 году шведский резидент в Москве Померинг сообщал в своем донесении на родину: «…Вятские горные заводы… большей частию лежат в запустении». Официальная история об этих заводах ничего не сообщает.

1771 год, июль 16-го. Академик Лепехин, спускаясь на лодке по реке Вятке от с. Сырьяны к Слободскому, остановился у селения Юрпаловского и обследовал привлекшую его внимание Юрпаловскую гору, в результате чего отметил, что около берегов Вятки и медные руды есть, но, к сожалению, ввиду ограниченности по времени, т.к. он отклонился от намеченного маршрута из-за полного отсутствия дорог по берегам р. Сысолы (сообщение было только зимой) и не посетил заводы Слободского уезда, о которых известно, что Холуницкий и Климковский заводы, начало которых было положено задолго до «горной свободы», каждый о двух печах, выплавляли медь. В развитии медеплавильного дела на Вятке сыграли свою роль местные условия. Рудопроявления меди известные на территории Слободского уезда служили объектом эксплуатации с древнейших времен. В окрестностях Климковского завода в конце XIX века считалось 6 недействующих медных рудников. Руды преимущественно медистые песчаники и медистые глины, по характеру залегания и свойству пород были легко доступны разработке, в большинстве своем были легкоплавкими.

Бакулевский колоколитейный завод, конец XIX века

В начале XVII века торговый человек Родион Котельников сплыл из Слободска на собственном судне в Астрахань, судя по фамилии, с грузом меди, медной утвари, колоколов и железа, месторождение которого было пожаловано Верхневятскому Екатерининскому монастырю Слободского уезда по грамоте царя Бориса Годунова и активно разрабатывалось.

«Горная свобода» от царя Петра

Сохранилось множество распоряжений царя, а с 1721 года «Отца Отечества, Императора Всероссийского» Петра I, направленных на улучшение горного дела, составленных им инструкций по разведке и опробованию руд. Из них наиболее важным, можно сказать, потрясшим основы строя был указ от 10 декабря 1719 года. Нужда в полезных ископаемых была так велика, что Петр пошел на крайнюю меру. Нарушив священный принцип частной собственности, он объявил «горную свободу». Было разрешено всем и каждому, какого бы и достоинства он ни был, как на собственных, так и на чужих землях: «…искать, копать, плавить, варить и чистить всякие металлы… злато, сребро, медь, олово, свинец, також и минералов…».

Заканчивался петровский указ грозно! «Тем, кто избретенные руды утаит и доносить об них не будет… объявляется наш жестокий гнев и неотложное телесное наказание и смертная казнь и лишение всех имений, яко непокорливому и презрителю нашей воли и врагу общественной пользы…».

« Горная свобода» и другие меры, принятые Петром I, принесли важные результаты как по всей России, так и в Слободске. В 1719 году железное и медное производство вышло, говоря современным языком, «из тени» и позволило слобожанам увеличить свое благосостояние и способствовало дальнейшему процветанию города, а новый горный устав 1739 года, в коем признано, что содержание горных заводов частными людьми полезнее и прибыльнее, только усилил эти тенденции.

Преображенский собор, колокольня и Благовещенская церковь

Официальная вятская историческая наука считает первым колокололитейщиком хлыновского посадского жителя Филиппа Душкина, в чем весьма сомневался слободской краевед Александр Васильевич Рева. Действительно, в переписи 1646 года отмечен на хлыновском посаде «…Филька Патрикеев с. Душкин, жен.», в 1678 году также записан «…Филька Патракеев с. Душкин, у него сын Стенка, жен.» Прошло 32 года, а он все Филька, хотя известно, что этот человек отлил в 1666 г. колокол для церкви Благовещения Пресвятой Богородицы в 50 пудов в с. Бобино, а 1669 году для села Загарья и, возможно, в с. Адышеве (1679 г.) и с. Сезеневе (1683 г.). Не мог такой мастер писаться просто Филькой и прав был А. Рева, утверждавший, что это был другой Филипп Душкин, уроженец г. Слободского, близ которого существовала деревня Душкина, исчезнувшая в одном из пожаров XVII века, а Филиппа, набравшего опыта и ставшего мастером, пригласили в Хлынов, предоставив все нужное для литья колоколов, и скоро он стал настолько известен, что позволял себе оставлять на колоколе лаконичную надпись: «Слил в Хлынове Филипп». Для с. Бобино Душкин дал себе волю и размахнулся на целую историческую справку, которую весьма сложно было разместить на колоколе, окружность которого составляла около полутора метров.

По чистоте и силе звука равных не было

«В конце XVII века открывает в г. Слободском колокололитейный завод Трифон Каркин с братом Филиппом» пишет А.А. Спицын. Братья приходят на смену Душкину, отошедшему от дел по возрасту и здоровью. Лучший колокол Трифона – 300-пудовый для Вятского кафедрального собора, слитый в 1692 году на суммы, собираемые со всей епархии. На юбке этого колокола была выполнена славянской вязью весьма красивая надпись. В 1694 году преосвященный Иона, архиепископ Вятский и Великопермский, приобрел для кафедрального собора еще один большой колокол весом 552 п. 8 ф., отлитый совместно братьями Трифоном и Филиппом Каркиными. 12 июля того же года колокол занял достойное его место на колокольне кафедрального собора.

Потомки Каркиных уступили первенство семейству Бакулевых, которые в 1718 году выкупили участок на выгонной земле за речкой Спировкой и основали колокололитейный завод. Не исключено, что Каркины и Бакулевы были родственниками. В 1719 году завод заработал в полную силу. Заказов было предостаточно. Начав с небольших, от пуда и более, со временем на заводе начали отливать колокола до 300 пудов и выше и, наконец, при Ник. Ал. Бакулеве, в 1848 году, был отлит колокол в 1000 пудов по заказу купцов из г. Кунгура.

Основатель Слободского колокололитейного завода Бакулева Никита Кириллович

Слобожанам известен «Часовой», находящийся на колокольне Спасо-Преображенского собора, построенной в честь Победы русского народа в Отечественной войне 1812 года. Этот колокол 300 п. весом, отлитый в 1755 году, а также городские часы-куранты, отмеченные в описании города в 1784 года, размещались на старой колокольне, которая была разобрана, часы и колокол были установлены на новой колокольне, где находятся и поныне.

«Завод Бакулевых располагал полным набором готовых колоколов от 10 фунтов до 350 п. А также стройно и гармонично подобранных аккордов (звонов) и всех принадлежностей для колоколов. На заказных колоколах изображения Святых икон и надписей исполнялись заводом бесплатно. Выполнены заказы в Екатеринбург и Кунгур весом по 1000 п., 700 пудов в Барнаул, 500 пудов в Вятку. В Слободской, Орлов, Кукарку, Казань, Ветлугу по 400 п. Выполнены заказы в Закавказский край: Тифлис, Кутаис и другие губернии, города и села».

«27 июля 1873 года, при посещении Святой Горы Афон, Государыня Императрица Мария Александровна пожертвовала обители колокол в 333 п. 33 ф., отлитый в г. Слободском Вятской губернии на заводе Бакулевых. По убеждению многих, равного ему по чистоте и силе звука не было на всей Святой Горе».

В Андреевском скиту до сих пор звонят колокола – дар Афону слободских купцов Бакулевых. Сохранилось не только искусное литье с узорами и надписями, но и чистота звука.

На рубеже XVIII-XIX вв. в городе был образован медный цех, объединивший всех мастеров, работающих с медью и ее сплавами. Первым официальным старшиной цеха в 1803 году был Попов Никита Иванович. С этого же времени начали появляться первые подписные поддужные колокольчики. Изготавливались они и ранее, но были безымянные. Причина их изготовления в Слободске, а это название города подтвердил император Александр I в рескрипте купцу Ксенофонту Анфилатову на основание общественного банка, возможно, кроется в том, что в 1711-1715 гг. в городе находилась резиденция сибирского губернатора князя Матфея Петровича Гагарина, который занимался обустройством Сибирских трактов, как старого через Кай-городок, так и нового через Глазов и Кунгур и организацией ямской гоньбы по этим трактам.

Колокол отлит Н.А. Бакулевым в 18335 году, весит 3 пуда 4 фунта

Версия, весьма правдоподобная, что именно по его распоряжению, когда началось регулярное движение по трактам, поддужные колокольчики, как отличительный знак, присущий только России, стали неотъемлемой принадлежностью ямских троек, положив начало литейному производству их в Слободске.

Мастеров, отливающих подписные поддужные колокольчики, за период с 1803 по 1896 гг., было более 60-ти человек, причем работали большей частью целыми семьями.

В 2019 году ОАО « Слободской машиностроительный завод» будет отмечать 300-летний юбилей Бакулевского колокололитейного завода, наследником которого он является. Главным организатором этого события является его директор – Забарный Владимир Николаевич, который принадлежит к числу тех немногих руководителей, которым небезразлична история предприятия, так и города, где оно находится.

В.Забарный в Слободской библиотеке имени А. Грина

Владимир Николаевич является организатором научно-практических конференций, на которых выступают с докладами дипломированные историки и краеведы, и, надо думать, на юбилейной конференции будут озвучены доклады, раскрывающие новые неизвестные и интересные факты как из истории завода, так и города.

Сергей Пленкин
Иллюстрации предоставлены автором