Урал – батюшка, соединяя или разъединяя Европу и Азию, протянулся с юга на север на огромное рассто­яние. Как говорили в старину – стал яко стена. Горных вершин в Уральском хребте – великое множество. Вздыма­ются они над днищами речных долин – одна выше, другая ниже. Человек пришел на Урал – с незапамятных времен. В период палеолита уралец уже осваивал уральские просторы. В долинах рек, еще в каменном веке, оставил человек свои «метки» на речных прибрежных скалах в виде писаниц, а также на стенах пещер – доселе загадочные рисунки. А на множестве скал – в виде каменных чаш.

С древних времен обитают на уральских горах манси, ханты, ненцы. Несколько позднее на уральских про­сторах поселились башкиры. Урал приютил эти народы. Они же, перемещаясь между уральскими горами, стали давать имена этим горам. С приходом на Урал русских людей названия вершин стали осваиваться ими. Пришла пора понять, где находится самая высокая гора Урала.

Надежное и устойчивое освоение русскими людьми уральских районов происходило по сложной схеме, но предпочтительно с юга на север. До начала XIX века долгое время самой высокой уральской вершиной считали гору Иремель, расположенную на Южном Урале. Затем в середине XIX века, по мере знакомства с более северны­ми участками Уральского хребта, высшей горой признавали Конжаковский Камень, а несколько позднее – гору Тельпосиз, расположенную на Приполярном Урале. И только в 1927 г было инструментальными измерениями показано, что высочайшей вершиной Урала является гора Народная, расположенная на Приполярном Урале. Но еще в середине XIX века венгерский путешественник Антал Регули со слов местных манси показал, что именно эта гора имеет мансийское название Поэнг-Ур, что в переводе на русский язык означает – «высшая гора». Таким образом, звание высшей уральской горы условно во времени «перемещалось» в северном направлении по мере знакомства с новыми уральскими районами.

Настоящая книжечка повествует об истории обнаружения и открытия высшей уральской Горы, которая находится в местах значительно удаленных от населенных мест. В книге идет речь о том, где находится Гора, как добраться к ней и совершить на нее восхождение. Автор будет считать себя, выполнившим свою роль агитатора и пропагандиста высшей уральской Горы, если кто-то из читателей этой книги пожелает добраться до Горы и под­няться на нее.

Будущему путешественнику и восходителю на Гору следует иметь в виду, что на Приполярном Урале, где находится высшая уральская Гора, дороги и тропы со временем могут зарастать растительностью, а также могут появляться со временем новые дороги и тропы. Поэтому перед путешествием к Горе следует собрать самую све­жую информацию о том, как лучше добраться до Горы.

Доброго пути тебе будущий путешественник и восходитель на высочайшую Гору Урала.

Карта района г. Народной
  1. Познание Уральских гор

Уральские горы были заселены издревле. Стоянки древнего человека найдены в самых различных районах Уральского хребта: от Полярного и Северного Урала до оренбургских степей.

У Геродота, «отца истории» (V век до новой эры) отсутствуют какие-либо конкретные сведения об Уральс­ких горах. Не находится информации об Урале и в огромной географической компиляции Страбона (II век до нашей эры).

Ряд исследователей на протяжении почти двух веков пытаются связать Уральские горы с информацией Аристея Проконесского о его путешествии из Греции в VII-VI веках до новой эры в скифские земли и далее в страну исседонов. Вернувшись из своего семилетнего путешествия, Аристей написал поэму «Аримаспея», в которой имеются строки: «Исседоны… вверху, в соседстве с бореем, многочисленные и очень доблестные воины, богатые конями и стадами овец и быков… они носят косматые волосы и являются самыми могучими из всех мужей» [1]. Геродот в своей «Истории» записал: «Сын Кастробия Аристей, уроженец Проконеса, говорил в своей поэме, что по вдохновению Аполлона он прибыл к исседонам, что над исседонами живут одноглазые люди, ари­маспы, над аримаспами стерегущие золото грифы, а еще выше Гипербореи, простирающиеся до моря» [2]. Ряд авторов, используя созвучие слов иссе (от иссе + дон ‘река’) и Исеть (небольшая река на восточном склоне Сред­него Урала), пытаются утверждать, что Аристей побывал на Уральских горах. Вероятно, впервые эту мысль выска­зал Мюллер Ф.Х. еще в 1837 г [3]. Это мнение поддержал А.Гумбольдт, который считал, что «можно открыть в бессмертном творении отца истории самое ясное указание на хребты Урала» [4]. В другом месте своей монографии «Центральная Азия» он высказывал мнение о том, что можно «относить название исседонов к имени, прилагае­мому в настоящее время к одной небольшой речке близь Екатеринбурга». И поясняет в примечании, что он имеет в виду реку Исеть. Такая точка зрения в дальнейшем получила широкое распространение как в зарубежных, так и в отечественных публикациях. Большинство авторов считают, что исседоны жили на уральской реке Исеть. Однако, ряд других авторов помещали исседонов в районах весьма удаленных от Урала: от Азовского моря до Тибета. При анализе данных этих авторов проявляется определенная тенденция: чем в более позднее время жил автор, тем далее на восток относил он место проживания исседонов. При таком огромном разбросе недостаточно убедительных мнений о месте обитания исседонов, вероятно, следует отдать предпочтение более древним сообще­ниям, размещающих исседонов по соседству со скифами (Дамаст Сигейский) или «с колхами по вершинам гор» (Плиний Старший). Колхи однозначно проживали в Колхиде, на Кавказе. Тогда и исседоны обитали на Кавказ­ский горах. Аналогичного мнения придерживался Ельницкий Л.А. [5]. Ястребов Е.В. был «не склонен отстаивать мысль о том, что Аристей добрался до реки Исеть, где, якобы жили исседоны» [6], но и не отвергал её. Я же поддерживаю мнение Ельницкого и считаю, что Аристей Проконесский Уральские горы не посещал.

Судя по всему, по историческим архивным источникам, дошедшим до нашего времени, информация об Уральских горах впервые приведена в географических трудах египетского ученого Клавдия Птолемея,

Карта «Азия VII» по Птолемею

создавшего их во II веке нашей эры. Он написал фундаментальный труд под названием «Географическое руководство» [7], которое представляло собою описание карты ойкумены, известной в птолемеевское время, со списком картографических координат различных пунктов мира. «Географическое руководство» Птолемея состо­ит из 8 книг. Данные, относящиеся к району современных Уральских гор, представлены в VII книге, именуемой «Азия». На птолемеевской карте Азии показаны истоки р.Даикс (р. Яик, современная р.Урал), притоки которой располагаются в трех горных хребтах, не соединенных друг с другом, именуемых Рыммики, Нороссус и Алри. Следует согласиться с мнением Ястребова Е.В. о том, что «упоминание реки Даикс дают основание считать, что Норосские и Рыммикайские горы не что иное, как Южноуральские горы» [6]. Для определения расположения птолемеевских хребтов на современной карте я использовал мысль о том, что единица птолемеевской долготы содержит различное расстояние, увеличивающееся в восточном направлении. Проведя соответствующую мате­матическую обработку данных Птолемея, мне удалось показать линейную взаимозависимость между современ­ными и птолемеевскими координатами долгот и широт [8] и вывести соответствующие линейные уравнения, используя которые можно по птолемеевским значениям широты и долготы рассчитать их современные значения. Проведенные расчеты показали,

Горы по Птолемею на современнйой карте

что птолемеевский хребет Алри располагается на широте верховь­ев рек Урал, Миасс и Ай, что соответствует положению горы Урал на картах Семена Ремезова, составленных в конце XVII — начале XVIII веков. Птолемеевский хребет Рыммики располагается на пространстве Общего Сырта и распространяется на северо-восток до гор, расположенных в большой излучине в верховьях р.Белой, т.е. в районе современного Южного Урала. А птолемеевские горы Нороссус по широте близки к современному хребту Мугод­жары. Таким образов, уже во II веке нашей эры Уральские горы были частично известны западному миру.

Первые конкретные сведения об уральских горах зафиксированы в русских летописях. Наиболее ранней, из сохранившихся до нашего времени, является летопись, именуемая «Повестью временных лет» или «Несторовой летописью» по имени ее составителя Нестора, написавшего ее в Киево-Печорском монастыре в начале XII века. В этой летописи под 1096 г имеется запись, сделанная со слов новгородского боярина Гюраты Роговича, который послал своего отрока в поход с новгородскими ушкуйниками в северные земли: «Послах отрок свой в Печору, люди, иже суть дань дающие Новугороду… Югра же люды есть язык нем, и соседят с Самоядью на полунощных странах. Югра же рекоша отроку моему: «Дивно мы находим чюдо, его же весьма слышали преже сих лет, се же третье лето поча быти: суть горы заидуче в луку моря, им же высота ако до небесе, и в горах тех кличь велик и говор… Есть же путь до гор тех непроходим пропастьми, снегом и лесом, тем же не доходим их всегда: есть же и поодаль на полунощии» [9]. Скорее всего здесь речь идет о высоких горах Заполярного или Приполярного Урала.

В 1483 г царь Иван III послал московскую рать на «великую реку Обь и в Югру». В устюжском летописном своде записано: «А воеводы были великого князя князь Федор Курбский Черной, да Иван Иванович Салтык Травин… а с ними устюжане и вологжане, вычегжане, вымичи, сысоличи, пермяки. И быть им бои с вогуличи на усть реки Пелыни… А воеводы великого князя оттоле пошли вниз по Тавде реце мимо Тюмень в Сибирскую землю… А от Сибири шли по Иртышу реце вниз, воююча, на Обь реку великую в Югорскую землю, и князеи югорских воевали и в полон вели». По мнению некоторых историков [10,11] московская рать из Чердыни подня­лась по рекам Вишера и Велс, перевалила через Урал на р. Кул и далее вниз по рекам Вижай и Лозьве. Этот поход был первым, из известных ныне, переходом московских отрядов через Уральский хребет.

В 1499 г. царь Иван III снова отправил рать за Уральский горы, в Сибирь. Воеводами в этом походе были Семен Курбский (сын Федора Курбского, руководителя уральского похода в 1483 г.), Петр Ушатый и Василий Бражник Иванов сын Гаврилов. В устюжском летописном своде записано: «Они же, ходивше на лыжах пеши зиму всю, да Югорскую землю всю вывоевали и в полон вели». В летний период отряды добрались до р.Печоры. Переждав распутицу, уже на лыжах отправились через Уральский хребет: «От Печоры шли воеводы до Камени две недели; и тут развелись воеводы князь Петр да князь Семен Камень щелью, а Камени в оболоках не видать, коли ветрено ино оболока раздирает, а длина его от моря до моря… А от Камени неделю, до первого городка Ляпина». Судя по тому, что отряды были на р. Печоре, можно считать, что они поднялись вверх по р. Щугор и перевалили через Уральский хребет в районе горы Тельпосиз.

Первая из известных европейская карта с реальным расположением северной части Уральских гор была составлена в 1546 г. и позднее была приложена к книге «Записки о Московии» Сигизмунда Герберштейна авст­рийского посла в Москве [12]. На этой карте

Карта Московии, 1549 г. С. Герберштейн

Уральские горы нанесены чередой холмиков, вдоль которых идет надпись: «Горы называемые земной пояс страны». Топоним «Земной пояс» Герберштейн заимство­вал из русского дорожника, который ему удалось найти в Москве. После публикации этой карты более полувека на европейских картах русские земли, включая Уральские горы, отражались подобно «герберштейновской» карте (с некоторыми незначительными изменениями, но однотипным названием гор).

Рыбаков Б.А. и Гольденберг Л.А. считают, что в 1497 г была составлена первая русская карта Московии, которую они именуют «Старым чертежом», не сохранившимся до нашего времени. В 1552 г. царь Иван «земли велел измерять и чертеж государства сделать». Такой чертеж был изготовлен, но тоже не сохранился. В 70-е гг. XVI века была составлена «старая разрядная» роспись Большого чертежа. 3 мая 1626 г. в Москве случился боль­шой пожар, в котором погибло множество картографических материалов. Однако Старый чертеж чудом уцелел. Он оказался «ветх, впредь по нем урочищ смотреть не мочно, избился весь и розвалился». В 1626-1627 гг. был изготовлен Новый Большой чертеж «против старого чертежу, что в чертежу цело». Этот Большой чертеж не сохра­нился. А вот опись его «Книга Большому чертежу» (КБЧ) – дошла до нашего времени. Ныне, согласно данным Сербиной К.Н., известно 37 списков КБЧ. Самый древний из них относится к 60-м годам XVII в [13]. В КБЧ приведены топонимы, расположенные практически на всей территории Урала. По моим подсчетам в КБЧ упомя­нуто 100 уральских топонимов, в том числе 63 потамонима и 8 оронимов. Отмечу, что в представлениях русских составителей КБЧ первой четверти XVII века горный хребет с будущим названием Урал осознавался как непре­рывная горная структура, не имеющая к тому времени единого объединяющего названия. Оно – название Ураль­ский хребет – появилось позднее. Чаще всего горы именовались просто Камнем.

В 1667 г в Тобольске был составлен чертеж Сибири, который историки часто именуют «годуновским» по имени Годунова, стольника и воеводы в Тобольске в то время. Оригинал чертежа не сохранился. Но известны шесть его копий: три шведских, одна немецкая и две русских. На «годуновском» чертеже

Годуновская карта Сибири, 1667 г. (копия С.У. Ремезова)

Сибири Уральский хребет показан в виде дуги. Северная ее часть подходит к устью р.Оби, а южная заканчивается на широте верховий рек Тобол, Яик, Белая.

В 1675-1678 гг. Н.Г. Спафарий Милеску ездил российским послом в Китай. Он составил чертеж, который историки именуют «Чертеж Сибири Спафария». На этом чертеже

Чертеж Сибири Спафария

Уральский хребет с небольшим изгибом идет от р. Собь на юг до истоков р. Тобол, где под углом 90 градусов поворачивает на восток, продолжаясь до Алтая. При этом около восточного колена хребта стоит надпись «Камень».

Во второй половине XVII и начале XVIII века наибольшей полноты в познании Урала и его изображения на чертежах добился Семен Ульянович Ремезов. Он изготовил три географических атласа Сибири: Чертежная книга Сибири, Хорографическая чертежная книга, Служебная чертежная книга. Они в начале имели главным образом справочно-служебное назначение. И с веками заслуженно приобрели славу выдающихся исторических и духовных памятников русской науки и культуры, мирового масштаба. Как признание больших заслуг Ремезова его «Чертежная книга Сибири» внесена в хронологические таблицы важнейших работ по картографии всех стран и народов мира за период с 600 г. до новый эры и до 1930 г. В его картографических чертежах представлен Урал полномасштабно от «моря акиана северного» до прикаспийских пустынь. Поэтому Семена Ульяновича следует считать первым исследователем-картографом Урала. Уральский хребет на своих чертежах он изображал анало­гично «годуновскому» чертежу Сибири. Речная сеть на его чертежах отразила реальность, так как он, собирая информацию для своих чертежей, объехал большую часть территории Урала.

Самый южный участок Уральского хребта – Мугоджары – впервые был показан на карте Сибири, изготов­ленной А.А. Виниусом. Он ряд лет в конце XVII века трудился в Посольском и Сибирском приказах в Москве, в которых было собрано большое количество географических карт Московии. Он написал труды географического содержания. Кроме того он владел искусством рисования. Имея доступ к собраниям чертежей, он собрал в свой чертеж наиболее достоверные данные о сибирских краях. Оригинал карты Виниуса не сохранился. Известна един­ственная копия в составе «Служебной чертежной книги» С.У. Ремезова. На карте Виниуса Уральский хребет нанесен в виде цепочки бесформенных разнообразных пятен, напоминающих «холмики». На севере эта цепочка гор подходит к устью р. Оби. А на юге она не делает поворота на восток в районе верховий рек Яик и Тобол, как показывались Уральские горы на многих предыдущих русских чертежах, и продолжается на юг до Аральского моря. На карте Виниуса показано восточное ответвление от Уральских гор, но оно отходит на восток значительно южнее верховий рек Тобол и Яик. Таким образом Виниус впервые нанес на карту саму южную часть Уральских гор – Мугоджары.

Такую географическую идею Виниуса заимствовал Николас Витсен, бургомистр Амстердама. Он был раз­носторонней личностью, увлеченно занимающейся познанием Московии во второй половине XVII века. В 1689 г. он составил карту Московии, названной «Новая географическая карта северной и восточной части Азии и Евро­пы, простирающаяся от Новой Земли до Китая». А в 1692 г. он издал книгу «Северная и Восточная Тартария» [14], которая фактически была обширным комментарием к его карте. Для своей карты Витсен собирал информацию более двух десятков лет. Он поддерживал активную переписку с Виниусом. Поэтому не удивительно, что он изобразил южную часть Уральских гор аналогично карте Виниуса. Витсен на своей карте

Часть карты Московии, 1689 г., Н. Витсен

изобра­зил Уральский хребет в виде горизонтальных цепочек «холмиков», располагающихся друг над другом. Вслед за Виниусом Витсен изобразил на своей карте южную часть Уральского хребта – современные Мугоджары. Вдоль Уральских гор Витсен нанес несколько их названий: Пояс, Рифей, Алатев горы, Риммики. Позднее Мугоджарские горы (без названия на карте) окончательно утвердились как орографический объект.

Последним участком Уральских гор, нанесенным на карту, стало северо-западное ответвление, ныне имену­емое Пай-Хой. По информации, имеющейся в моем распоряжении, первая публикация о горах на Югорском полуострове появилась в 1786 г. В сборнике «Новые ежемесячные сочинения» была напечатана статья В. Крести­нина о самоедах, обитающих в тундре и по побережью Северного моря, в которой он кратко упоминает о горах, идущих к северо-западу от верховьев р. Кара.

В 1825-1830 гг. архимандрит Вениамин крестил самоедов в Большеземельской тундре. Позднее он в «Ар­хангельских губернских ведомостях» опубликовал описание мезенских самоедов. В своей статье он пишет о Ка­менном хребте, который «от вершины реки Кары пошел отдельною ветвию, по левой стороне сей реки (по ея течению), сперва на северо-запад, а потом на запад к реке Оио или Великой… до самого Югорского Шара». Он составил карту тех мест и отправил ее в Русское Географическое общество. К сожалению такая карта пока не известна. Более подробные сведения об Югорском полуострове собрал А.И. Шренк, который совершил путеше­ствие через тундру самоедов к северной части Уральских гор. Позднее он опубликовал книгу в двух томах о своей поездке [15]. В своей книге он сообщает, что главная цепь гор Падаягой «берет свое начало с хребта Уральского», примыкая к нему «в виде ветвей», уходящих в северо-западном направлении. Не успел выйти в свет русский перевод книги Шренка, написанной на немецком языке, как хребет Пай-Хой, в виде северо-западного ответвле­ния Уральских гор, окончательно утвердился на географических картах. Это произошло благодаря работам двух экспедиций: единоличного путешествия по Уралу венгра и североуральской экспедиции Императорского Русско­го Географического общества.

Предки венгерского народа принадлежат к угорской ветви финно-угорских народностей. Усилиями не­скольких поколений венгерских и других, в том числе и русских, исследователей, показана языковая общность венгров и манси-хантов. Среди этих исследователей венгр Антал Регули

Антал Регули

был первым из тех, кто самостоятельно собирал научный материал о манси и хантах в местах их современного обитания на Урале. В 1843­1845 гг. он совершил путешествие вдоль Уральского хребта от широты Екатеринбурга до побережья Северного Ледовитого океана, туда и обратно. Возвратившись из уральского путешествия, он в Петербурге, по просьбе Рус­ского Географического общества, составил карту Северного Урала. На этой карте нанесены горы, расположенные на Югорском полуострове. На большей части своей протяженности горы изображены на карте в виде двух парал­лельных хребтов, протянувшихся от верховьев р. Кары до пролива Югорский Шар. На этой территории Регули записал 53 названия гор и приморских мысов. Отмечу только одну существенную деталь: на карте Регули отсут­ствует название цепи этих гор (Пай-Хой).

В 1847-1850 гг. Русское Географическое общество провело свою североуральскую экспедицию, отряды кото­рой работали в основном три летних сезона на местности. Два летних сезона отдельно работали два самостоятель­ных отряда: одним руководил Гофманн Э.

Э. Гофманн

, профессор Санкт-Петербургского университета [16], а другим – Стражевский Н., горный инженер, капитан корпуса горных инженеров [17]. Кроме того, в экспедиции, в большей мере самостоятельно работал астроном и геодезист Ковальский М.

М. Ковальский

. Результаты экспе­диции были опубликованы в двух томах. Автором первого тома был Ковальский [18], автором второго тома – Гофманн [19]. Одним из главных итогов экспедиции явилась карта обследованного района Урала, составленная топографами корпуса топографов Д.Юрьевым и В.Брагиным. На этой карте показаны горы на Югорском полуос­трове, вдоль которых стоит надпись – «Хребет Пай-Хой».

Таким образом, с середины XIX века Уральские горы на русских картах приобрели окончательную форму с меридиональным направлением основной части, с северо-восточным поворотом в районе северной части Припо­лярного Урала и с двумя низкогорными участками – Пай-Хоем северо-западного направления в северной части и Мугоджарами южного направления в южной части Уральского хребта. С большим удовлетворением и гордостью за успехи российских первопроходцев я отмечаю, что познание Уральских гор – это заслуга русских естествоиспы­тателей и пытливых людей. Первым картографом Урала следует считать Семена Ульяновича Ремезова. За ним последовали петровские геодезисты, уральские землемеры, горные инженеры, военные инженеры и др. Благодаря их трудам и исследованиям создана итоговая русская карта Уральского хребта.

  1. Поиски высшей уральской вершины

По мере накопления знаний об уральских вершинах естественно и закономерно возник вопрос: «Какая гора на Урале является самой высокой?»

Вероятно впервые попытался ответить на этот вопрос Иван Лепехин, руководитель одного из отрядов ака­демических экспедиций во второй половине XVIII века [20]. Все отряды таких экспедиций вели обследования в летнее время, а зимой жили на одном месте, обрабатывали проведенные наблюдения, писали отчеты. Так первый том труда Лепехина был напечатан уже в 1771 г., когда он еще продолжал свое путешествие. В 1768-1771 гг. он посетил на Урале районы от Оренбургских степей до широты Конжаковского Камня. В 1770 г. он побывал в районе южно-уральских гор Ямантау и Иремель. А в 1771 г. добрался до Конжаковского Камня на Северном Урале. Он не проводил измерений высот посещаемых вершин. Но качественно пришел к выводу о том, что из всех виденных им вершин самой высокой является гора Косвинский Камень. Правда этот свой вывод он сделал в осторожной форме: «Косвинский Камень вышиною все прежде описанные превосходил». В другом месте он оттенил мысль о том, что горы на Северном Урале выше, чем в других посещенных им районах Урала: «… в холодной стороне за Верхотурьем, близ высочайших гор самая лучшая и богатейшая у нас медная руда находится».

Начиная с 20 гг. XIX века, стали проводиться определения высоты уральских вершин (см. таблицу 1). В 1828-1829 гг. на Южном Урале путешествовали студенты Дерптского университета Гельмерсен Г.

Г. Гельмерсен

и Гофманн Э. Они определили высотные отметки большого количества уральских вершин барометрическими измерениями. В 1829 г. они были прикомандированы к А.Гумбольдту,

А. Гумбольдт

совершавшему поездку по России, и сопровождали его от Златоуста до Оренбурга, а затем и в поездке на Каспийское море. В следующем году они по рекомендации Гумбольдта были командированы в Германию. Там они обработали свои уральские измерения и опубликовали их в 1831 г. [21] на немецком языке. На русском языке их труд был напечатан в 1835 г. в Горном журнале. По первым измерениям Гельмерсена и Гофманна высота горы Иремель – 1469 м.

В 1831 г в Горном журнале появилась статья полковника Терлецкого [22]. Он привел данные о высотах ряда уральских вершин. Не известно, каким способом он проводил измерения. Но приведенные им данные высот гор, выраженные в футах (1 фут равен 0,3048 м), имеют весьма четкие величины: высота горы Иремель – 1356 м (4450 футов), а горы Конжаковский Камень – 1219 м (3999 футов). Таким образом Терлецкий считал гору Иремель высшей вершиной на известном в то время пространстве Уральского хребта.

Немецкий физик и путешественник Эрман Г.А. в 1828-1830 гг. совершил кругосветное путешествие, во время которого он посетил населенную часть Северного Урала и, несмотря на зимние условия, добрался до Обдорска (современный город Салехард). Приехав в Обдорск, к своему большому удивлению, над одним из домишек он увидал развивающийся флаг русского военного флота. Оказалось, что здесь находилась команда моряков под руководством штурмана Ивана Никифоровича Иванова, который по приказу гидрографического департамента морского министерства, начиная с 1821 г., проводил подробную топографическую съемку бере­гов Северного Ледовитого окена от устья р.Печоры до Обской губы. Иванов несколько раз переезжал на оленьих упряжках через Уральские горы, от Обдорска до Карской губы. Иванов рассказал Эрману о высоких горах, расположенных в трех днях езды на оленях от Обдорска. Такое сообщение заинтересовало Эрмана и он решил измерить высоту некоторых гор, видимых из Обдорска. Он за три дня на оленьих упряжках доехал до гор и поднялся на самую высокую из них. У него не было барометра. Поэтому он для измерения высоты горы исполь­зовал метод по температуре закипания воды. На вершину занесли с собой дрова и разожгли костер. Вскипятили воду и Эрман измерил ее температуру в момент закипания. После этого он просто вылил воду из котелка, чем крайне удивил своих проводников, которые, вероятно, приняли его за шамана. Позднее он провел соответству­ющие расчеты и получил высоту горы Ханами (Ханмей) равной 1521 м. Кроме того, Эрман из Обдорска опреде­лил азимуты пяти вершин, включая и гору Ханами, а также угловые превышения этих гор над Обдорском. Используя данные о разности высот соседних вершин, определенных Эрманом, мне удалось сопоставить их с современными горами. Так, например, Эрман определил высоту горы Ханами равной 1521 м, а современная ее высота – 1333 м. Безымянная к югу соседняя гора по измерениям Эрмана имела отметку 1212 м, что близко к современному значению – 1222 м. Другие три вершины по данным Эрмана существенно отличаются от совре­менных высот этих гор. Таким образом Эрман, хотя и ориентировочно, показал, что Уральский хребет в север­ной своей части на широте Обдорска имеет значительную высоту. Однако северные горы, высоту которых опре­делил Эрман, оказались ниже южноуральской горы Иремель. Эрман впервые провел измерения высоты не­скольких вершин на Заполярном Урале, а также подтвердил факт простирания Уральского хребта в северной его части в направлении (юго-запад) – (северо-восток) [23]. Вернувшись из путешествия Эрман опубликовал свои измерения уральских вершин в книге на немецком языке [24] в 1833 г. Опубликовав уральскую информа­цию, он тем самым довел ее до европейских географов. Так, например, Гумбольдт данные Эрмана по высотным отметкам заполярных уральских вершин использовал в своей книге «Центральная Азия» [25]. Такие данные Эрмана использовал и Гофманн [19].

Таблица 1

Высота уральских вершин, определенная различными авторами в XIX веке

1830-е годы – время детективных событий в исторической географии Урала.

В 1835 г Гофманн в своей статье о геологии Среднего Урала несколько уточнил высоту горы Иремель – 1479 м [26]. В свою очередь Гельмерсен дал свое уточнение высоты горы Иремель – 1546 м [27].

В 1837 г А.Шренк совершил путешествие по тундрам самоедов (ненцев). Через Пай-Хой он добрался до северной оконечности Уральского хребта. Он в двух томах издал описание своего путешествия и полученные материалы [32]. Первый том его труда в 1855 г. был издан в переводе на русский язык. Второй том с научными материалами на русский язык до сих пор не переведен. Шренк поднялся на гору Гатоумбай, одну из северных гор Уральского хребта. Барометрическим способом он определил ее высоту – 1277 м, что существенно ниже южно­уральской горы Иремель.

В конце июня 1829 г., совершая поездку по Уралу, Гумбольдт приехал в Богословск (современный город Карпинск), к западу от которого его взору открылась горная цепь вершин. В своем дневнике Гумбольдт сделал записи о 8 горах в этой цепи (Павдинский Камень, Семичеловечий Камень, Сухой Камень, Конжаковский Ка­мень, Киртым, Косвинский Камень, Кумба и Денежкин Камень). Одна из этих вершин явно превышала по высоте все остальные. Он измерил превышение этой горы (Конжаковский Камень) над Богословском. В письме к Гель­мерсену от 9 апреля 1837 г. Гумбольдт писал: «Я измерил в Богословске кругом Катера вертикальный угол Конжа­ковского Камня… Его удаление согласно карте, которую я получил у директора, равна 48 верстам… я получаю…, взяв половину угла, учитывая кривизну земли, 1/10 на рефракцию, 670 туазов [1306 м — КВГ] возвышения над Богословском или же только 820 туазов [1598 м — КВГ]… над уровнем моря… Я видел самую высокую вершину отчетливо, при ясной погоде и безоблачном небе» [28]. Гумбольдт гору Конжаковский Камень считал самой высокой из измеренных вершин в пределах известного в то время Урала. В своем письме к П.Шиллингу в 1832 г он записал: «Иремель… 722 туаза [1407 м — КВГ]. На северном же конце Урала к западу от Богословска, согласно моим измерениям Конжаковский Камень – 820 туазов [1598 м — КВГ], Денежкин Камень на меридиане предыду­щего и в 75 верстах к северу, — еще выше, но не измерен…» [29]. Мнение Гумбольдта о том, что среди известных вершин на Урале самой высокой является гора Конжаковский Камень подтверждает и Розе Г., спутник Гумболь­дта по поездке в Россию: «Итак, высочайшая гора есть Конжаковский Камень» [30].

В июне 1833 г. русский астроном В.Федоров тригонометрическим способом измерил высоты вершин, расположенных в Уральском хребте и прекрасно видных из района Богословска, в том числе и Конжаковского Камня [31], высоту которого ранее определял и Гумбольдт. Сам Федоров эти результаты своих определений не опубликовал. Однако они, результаты измерений, каким-то образом стали известны Гофманну и Гельмерсену, которые опубликовали их в своих печатных работах [26,27]. Кроме того, Гельмерсен 28 марта 1835 г. написал об этом в письме к Гумбольдту [28]. В сообщении Гельмерсена фигурировала высота Конжаковского Камня рав­ной 8000 футов [2600 м — КВГ] и даже более (до 9000 футов), что почти в два раза превышало величину, опреде­ленную Гумбольдтом. Гумбольдт высоко оценивал Федорова как естествоиспытателя. Так в письме к Гельмер­сену от 9 апреля 1837 г. он сообщает, что ему «известна большая аккуратность» Федорова и его опытность [33]. В другом письме к Якоби Б. от 13 марта 1840 г. он характеризует Федорова как «исключительно аккуратного астронома» [34]. В письме к Гебелю Ф. от 26 апреля 1838 г. он назвал Федорова «прекрасным ученым» [35]. Гумбольдт полностью доверял измерениям Федорова и считал, что ошибка измерений была у него, Гумбольдта. В письме к Гельмерсену он писал: «Мне было бы весьма интересно выяснить причину моей ошибки… ибо ошибка, конечно, получилась у меня» [33]. Гумбольдт написал несколько писем российским адресатам (Гель­мерсену Г., Гебелю Ф., Купферу А.) с просьбами сообщить ему точные результаты измерений Федорова высоты Конжаковского Камня [33,35,36]. В течении пяти лет Гумбольдт не мог получить уточняющую информацию о высоте Конжаковского Камня. Наконец, в конце 1839 г или в начале 1840 г он получает письмо от Федорова В.,

. в котором ситуация проясняется. О действительном положении вещей Гумбольдт сообщает в письме к Якоби Б. от 13 марта 1840 г. [34], а также детально пишет в своем труде «Центральная Азия» [25], где помещает специаль­ную «Гипсометрическую заметку относительно измерений г.Федорова». Эта ситуация разъясняется также в специальной главе «Высота Северного Урала» во втором томе «Путешествия на Урал, Алтай…», опублико­ванном Г.Розе в Берлине в 1842 г [30].

В действительности оказалось, что Федоров в районе Богословска определил высоты четырех вершин. Пре­вышение самой высокой горы над точкой замеров Федорова составило 1490 м. Название этой вершины Федоров не установил. И Гумбольдт вначале сомневался в том, что они определяли с Федоровым одну и ту же вершину [25]. Сомнения Гумбольдта рассеял Гельмерсен, который в свое работе [37] показал, что безымянная вершина Федоро­ва и есть Конжаковский Камень, высоту которого Гельмерсен рассчитал следующим образом: к превышению Конжаковского Камня в 1490 м (по измерению Федорова) он прибавил абсолютную высоту Богословска , равную 226 м (по измерениям Купфера), и получил абсолютную отметку Конжаковского Камня равной 1716 м. Примерно также поступил и Розе, который принял абсолютную высоту Богословска равной 156 м и получил отметку Конжа­ковского Камня – 1646 м. Именно такая высота Конжаковского Камня нанесена на карте, приложенной к книге Гумбольдта «Центральная Азия». На этой же карте указана высота горы Иремель – 1546 м. Таким образом, в итоге Гумбольдт считал Конжаковский Камень выше горы Иремель.

На этом географические страсти вокруг Конжаковского Камня не улеглись. Спустя несколько лет на Кон­жаковский Камень поднялся Гофманн и барометрическим методом определил его абсолютную высоту [38]. По его измерениям высота горы оказалась равной 1596 м. В завершении указываю современную отметку высоты Конжа­ковского Камня – 1569 м.

В 1845 г. в Лондоне вышла в свет книга о геологии России и Уральского хребта [39]. Авторами книги были геологи: два англичанина – Мурчисон Р. и Вернейль Е и один русский – Кейзерлинг А. Они проводили геологичес­кие исследования на Урале. К книге приложена карта Уральских гор. На ней надписаны высоты ряда вершин. Высоты Иремеля и Конжаковского Камня на карте приняты по данным Гумбольдта, указанным в его книге «Цен­тральная Азия»: Иремель – 1546 м, Конжаковский Камень – 1646 м. На карте также показаны североуральские вершины: Сабля – 1219 м и Тельпосиз – 1372 м. Информация об этих горах на русских географических картах появилась еще в конце XVIII века. Самым ранним, из известных мне, картографическим источником, на котором показаны горы Сабля и Тельпосиз, является «План губернской границы между Вологодского наместничества Усть-Сысольсокй округи и Тобольского наместничества Березовской округи, пройденной по хребту Поясового Павдинского Камня одними землемерами октября дня 1784 года» [40]. На карте указаны имена первопроходцев. Ими были: «Губернскую межу проходили: Вологодского наместничества уездной землемер Матвей Каелкин, Во­логодского наместничества уездной землемер Петр Меншев, с натурою сверял Тобольского наместничества уезд­ной землемер прапорщик Иван Остафьев». В 1834 г. в район горы Тельпосиз проник отряд северной горной экспедиции под руководством Н.Стражевского [41]. В 1843 г. в районе горы Сабли побывал Кейзерлинг [42]. Он не смог добраться по болотам до подножия горы и видел ее с расстояния около 35 км. Он отметил на Сабле наличие альпийских форм рельефа и вечных снегов в ущельях. Высоты гор Сабли и Тельпосиза в лондонской книге указа­ны несомненно «с легкой руки» Кейзерлинга. Он в книге, написанной совместно с П.Крузенштерном, о поездке в район р. Печоры написал, что гора Сабля «имеет высоту не более 4000 фут…» [1219 м — КВГ], а гора «Тельпосиз очевидно выше горы Сабля» [42]. Кейзерлинг и Крузенштерн не проводили инструментальные измерения этих гор, а сделали только ориентировочную, скорее всего глазомерную субъективную оценку их высоты. Тем не менее в лондонской книге появились именно такие данные о высоте гор: Сабля – 1219 м, Тельпосиз – 1372 м. Высоты этих гор – меньше, чем у вершины Конжаковский Камень (1646 м) по данным Гумбольдта.

Следующий шаг в поисках высшей вершины Урала был сделан в 1847-1850 гг. североуральской экспедици­ей Императорского Русского географического общества. Гофманн, руководитель этой экспедиции, уже в год окон­чания экспедиционных работ опубликовал статью [43], в которой высказал свои соображения о самой высокой вершине Урала. В этой своей работе он принял следующие высоты гор: Иремель – 1521 м, Конжаковский Камень

– 1615 м. Но самой высокой вершиной на Урале он считал гору Тельпосиз, мимо которой он проплыл на лодке по р.Щугор в 1847 г. Однако, в этой работе он не привел отметку высоты горы Тельпосиз, так как к тому времени еще не были обработаны экспедиционные материалы. Но он твердо отдавал этой горе пальму высотного первенства. Ковальский М., астроном, участник экспедиции Русского Географического общества, тригонометрическим спосо­бом определил высоту гор Сабли и Тельпосиза. Высоту первой он определил в зимних условиях из деревни Ора­нец, расположенной на берегу р.Печоры. Высоту второй он измерил в летних условиях с двух соседних вершин, высоты которых были установлены барометрическим способом. По измерениям Ковальского Сабля имела высоту 1648 м, а Тельпосиз – 1582 м [18]. Таким образом, Ковальский высшей горой Урала считал гору Сабля. Гофманн внес коррективы в расчеты Ковальского, связанные, главным образом, с высотными отметками базисных точек, городов Чердынь и Березово, по отношению к которым в экспедиции брались все отсчеты. В результате Гофманн получил следующие высоты гор: Тельпосиз – 1689 м, Сабля – 1567 м [19]. Таким образом, Гофманн высшей ураль­ской вершиной считал гору Тельпосиз. Любопытен то факт, что местное население считало гору Сабля выше по сравнению с Тельпосизом. Сообщение об этом записал Гофманн в своей книге [19]: «… перед нами открылся полный вид Тельпоса, который остяки называют Не-пуби-ур. Он, после Сабли, считается высочайшею горою в здешнем краю… Переводчик мой определил мне наглядно высоту и крутизну Тельпоса и Сабли следующим образом. Если смотреть от подошвы первого на его вершину, то свалится с головы шапка, а попробуй посмотреть этак на вершину Сабли, так и сам упадешь назад». Однако, Гофманн не принял во внимание мнение местных жителей и предложил считать Тельпосиз выше вершины Сабли. И оказался прав, современные отметки высоты этих гор: Сабля – 1497 м, Тельпосиз – 1617 м. Гофманн в 1858 г опубликовал в берлинском журнале, а через два года и в переводе на русский язык, большую работу, в которой привел полную сводку высот уральских вершин [38]. Здесь он повторил свои выводы о том, что гора Тельпосиз является высшей вершиной Уральского хребта. В этой работе он уточнил высоту горы Конжаковский Камень. В 1853 г. он поднялся на эту гору и барометрическим способом определил ее высоту – 1596 м, что достаточно близко к ее современной отметке – 1569 м. Отмечу также исторически упущенный Гофманном шанс обнаружить действительно самую высокую вершину Урала. В 1850 г. на своем уральском экспедиционном маршруте он на оленьей упряжке проехал всего в нескольких километрах от реальной высшей горы на Урале Поэнг-Ур (Народная) и не обратил на нее никакого внимания. Мнение Гофман­на о горе Тельпосиз, как высшей уральской вершине, устойчиво продержалось три четверти века.

В 1924-1928 гг в северных районах Урала работала североуральская комплексная экспедиция Уралплана и Академии наук СССР. В 1927 г. она обследовала район Приполярного Урала. Руководил экспедицией Алеш­ков А.Н.

А. Алешков

Результаты работы экспедиции в тот год были наиболее успешными. Был обнаружен ряд вершин, высота которых оказалась значительно выше, чем у горы Тельпосиз. В этом была главная заслуга геодезиста экспедиции Янченко С.А.,

С. Янченко

который в ту пору был еще студентом Ленинградского университета. Среди вновь открытых вершин наивысшей оказалась гора, которой дали название На родная. Высоту ее тогда определили равной 1870 м. В отчете экспедиции было записано: «С открытием новых вершин прекращается высотное первенство гор Сабли и Тельпоса» [44]. Современная высота высшей уральской горы Народной – 1895 м. Она действительно является самой высокой вершиной Урала.

На основании вышеизложенного можно отметить, что звание высшей уральской горы во времени услов­но перемещалось на север. Сначала высшей считали гору Иремель на Южном Урале. Затем в результате сравни­тельно недолгой но «жаркой» дискуссии звание высшей горы перешло к Конжаковскому Камню, к чему опреде­ленные усилия приложил Гумбольдт. Далее пальма первенства перешла к горе Тельпосиз. И, наконец, в начале XX века действительно высшей вершиной Урала была определена гора Народная, расположенная на Припо­лярном Урале.

На этом в истории поисков высшей Уральской горы можно было бы поставить точку. Однако, оказалось, что высшая уральская гора Народная имеет древнее мансийское название — Поэнг-Ур, с которым также связана целая история. В 1843-1845 гг. венгерский естествоиспытатель А.Регули совершил путешествие вдоль Уральского хребта, от широты Екатеринбурга до побережья Северного Ледовитого океана, туда и обратно [45]. Он составил несколько рукописных карт различных районов Урала. На одной из них – «Карте речной области Северной Сосьвы»

— вдоль цепочки гор по линии Главного Уральского водораздела между верховьями рек Пуйва и Норэти (совре­менная р. Народа) показаны скобка и надпись: «Здесь Урал есть наивысший» [46]. На другой своей карте [47] Регули сделал вставку, на которой изобразил горы и реки в районе вышеупомянутых рек Пуйва и Норэти. В одном из вариантов опубликованных его карт на вставке одна из показанных гор помечена крестиком и имеет мансий­ское название Poаh -Urr (Поэнг-Ур)

Вставка на карте Северного Урала А. Регули

– на карте Регули слово Урр записано с двумя буквами рр, а в современном написании указывается одна буква р – Ур). Анализ расположения этой вершины на карте (в верховьях р.Норэти) позволяет сделать однозначный вывод – это современная гора Народная. В рукописных материалах Регули назва­ние Поэнг-Ур встречается более 10 раз и имеет обобщенный смысловой перевод – верхушка, макушка, голова, т.е. вершина, выделяющаяся среди всех окружающих ее гор, или вершина, находящаяся выше других гор, то есть высшая вершина [48]. Таким образом, Регули впервые нанес на карту высшую вершину Урала, сделав географи­ческое открытие [45]. Сделал он это со слов местных жителей (манси). Однако, это открытие Регули в XIX веке не было полностью осознано научной общественностью и не вошло в широкий оборот. Высшая уральская вершина была «открыта» Регули, но ее еще предстояло «открыть». Эта миссия была выполнена спустя три четверти века, в 1927 г. североуральской экспедицией Уралплана и Академии наук СССР [49].

  1. Приполярье

Многократно бывал я на Приполярном Урале. И летом, и зимой. Поднимался на многие вершины. И каж­дый раз удивлялся их красоте. Бесчисленным горным кряжам. Подпруженным озерам. Диву вершин скалистых гребней. Непрерывному говору воды на водопадах и речных порогах. Буйству сверкающих хариусов, выпрыгива­ющих из воды за мошкарой во время вечернего «жора». Коврам из цветов и трав на альпийских лугах. Богатству горных камешков: переверни камешек и найдешь граненый хрусталик. Обилию разнообразных ягод.

Термин «Приполярный Урал» стал использоваться в начале XX века. Первым такое название употребил А.В. Журавский, посетивший в 1907-1908 гг. отроги гор, расположенных между долинами рек Косью и Кожым в их среднем течении [49]. На востоке он увидел высокие горные пики, которые и назвал Приполярным Уралом. Затем такое название района применил Алешков А.Н. [44], после чего оно укоренилось как географическое понятие.

По вопросу северной и южной границах Приполярного Урала исследователи высказывают различные мне­ния. Анализируя и обобщая опубликованные соображения геофизиков о том, что Урал представляет собою систе­му подвижных блоков, разделенных глубинными разломами в сиалической оболочке земли, я пришел к выводу о том, что границы уральских регионов наиболее логично принять по глубинным разломам, которые имеют направление с юго-востока на северо-запад. Учитывая эти глубинные разломы, кососекущие Уральский хребет, границы Приполярного Урала я определяю следующим образом:

-северная – по верховьям рек Кожым (на западном склоне) и Малая Тынагота (на восточном склоне), по Березов­скому глубинному разлому;

— южная – по истокам рек Укъю (на западном склоне) и Няйс (на восточном склоне), по Печорскому глубинному разлому (в районе г. Маньхамбо).

Судя по всему, информация о горах Приполярного Урала у русских людей появилась в 1483 г., когда отряд московитичей побывал на р. Обь. И на обратном пути, поднявшись вверх по рекам Северной Сосьве и Ляпину, перевалил через горы и спустился вниз по р. Щугор. Однако, сведения о пройденных горах в документах этого похода сохранились в летописях в весьма скудном объеме. Затем в 1499-1500 гг. царь Иван III отправил рать в зауральскую Югру в новый поход. На этот раз отряд поднялся вверх по р. Щугор и перевалил через горы в долину р. Ляпин. Московитичи горы называли Камнем, «а Камени в оболоках не видать, коли ветрено ино оболока раздирает». После завоевания Сибири Ермаком был построен городок Березово. А от него установился традици­онный путь по рекам Ляпин и Щугор с переходом через горы Приполярного Урала.

В «Атласе Российской империи», изданном в 1792 г., на карте Вологодского наместничества между верхо­вьями рек Щугор и Подчерем обозначен «Кам. Толпас» (современное название Тельпосиз). А на карте Архан­гельского наместничества указана «г. Сабля». Такая информация указывает на то, что русские люди в конце XVIII века побывали в горах Приполярного Урала.

Первое описание гор в районе р.Щугор составил горный инженер Н. Стражевский. Он несколько лет руководил отрядами летних походов североуральской горной экспедиции в 1830-е годы [41,50]. В основном по восточному склону Уральских гор он пробрался до верховьев р. Щугор и первым сделал описание горы Тельпо­сиз. В 1847 г. в составе уже экспедиции Русского Географического общества он прошел по Главному Уральскому водоразделу от истоков р. Вишеры до среднего течения р. Щугор. И на этом пути он впервые определил высоты нескольких десятков уральских вершин.

В 1883-1884 гг. в горах Приполярного Урала побывал К.Д. Носилов [51]

К. Носилов

Он много путеше­ствовал. Побывал в Палестине, Египте, Турции. Поколесил по Европе – Франция, Швеция, Норвегия. Но самым любимым районом своих странствий всегда считал Уральский Север. На Приполярном Урале в зимних условиях на оленьих упряжках он проехал от Саранпауля на восточном склоне через Щекурьинский перевал, расположен­ный в районе горы Неройки, и мимо горы Сабли добрался до села Оранец на р. Печоре [52]. Этим же путем возвратился в Саранпауль. А летом 1884 г. он на оленьих упряжках добрался до р. Щугор и в одиночку, только с собакой, сплавился до села Оранец. Об этих своих поездках он рассказал в журнальных статьях и книгах.

В 1890 г. по маршруту Носилова на Приполярном Урале проехал французский путешественник Шарль Рабо. Но его книга с описанием уральского вояжа до сих для меня остается недоступной.

В 1885 г. тобольский купец А.А. Сыромятников организовал экспедицию в далекие северные края Урала [53]. Руководил экспедицией Кольштедт. Цель поездки – поиски полезных ископаемых – золото, медь. Начальный пункт – устье р.Войкар. На р.Большая Харута, на западном склоне Уральского хребта, нашли медное месторожде­ние. Вдоль западного склона гор отряд прошел до верховьев р.Кожым, откуда перевалил в долину р.Народа и сплавился по ней до Саранпауля. Интересен тот факт, что Кольштедт прошел всего в 20 км от высшей уральской вершины Поэнг-Ур (Народная).

В 1899 г в районе горы Тельпосиз побывал Е.С. Федоров

Е. Федоров

В течение шести лет он руководил геологической партией горного департамента геологического комитета. Он обследовал южную часть Приполяр­ного Урала в бассейнах рек Щугор и Большой Паток. Позднее он руководил геологическими исследованиями Богословского горного округа и организовал в Турьинских Рудниках первый в России геологический музей прак­тического назначения, который функционирует и поныне. Федоров все свои трудовые годы занимался минерало­гией и создал учение о симметрии и структуре кристаллов. Итогом этих его работ стала монография «Симметрия правильных систем фигур», вышедшая в свет в 1890 г., которая содержала вывод 230 пространственных групп симметрии.

В течение пяти лет в северных районах Урала в 1924-1928 гг. работала североуральская экспедиция Уралп­лана и Академии наук. В 1927 г. отряд этой экспедиции под руководством Алешкова обследовал район верховий рек Кожым и Народа. Здесь впервые инструментальным способом экспедиция обнаружила высшую вершину Урала – гору Народную [44,54,55].

В орографическом отношении Приполярный Урал представляет собой сложную систему хребтов и хребти­ков различных направлений, тяготеющих к северному протяжению, а также отдельных горных массивов. Харак­терной особенностью такой горной системы является расположение Главного Уральского водораздела на восточ­ной окраине гор. Начинаясь на юге Приполярного Урала хребтом Маньхамбо, водораздельная линия проходит далее на север через горы Яны-Янкеч, хребет Хосанер, хребет Сумахнер. И далее через длинный Исследовательс­кий хребет, доходящий до южной грани Полярного Урала. Исследовательский хребет – это сокращенное название, а полное – кряж Исследователей Северного Урала в XIX столетии. К западу от Главного Уральского водораздела размещается ряд хребтов. В северной части Приполярного Урала, примерно параллельно друг другу, расположено несколько хребтов: Обе, Западные и Восточные Саледы, Ябтикнырд, Малдынырд, Росомаха. За счет их ширина горной полосы Приполярного Урала в северной его части достигает 150 км. Отличительной чертой орографии региона является, тот факт, что в ряде случаев горные массивы, расположенные западнее Главного водораздела, имеют высотные отметки, превышающие высоты вершин, находящихся непосредственно на Главной водораз­дельной линии на одинаковой географической широте. К таким западным горным массивам можно отнести: Кожымиз, Тельпосиз, Лорцемпея, Сабля и др.

Высшей вершиной Приполярного Урала, как и всего Уральского хребта, является гора Народная (1895 м), имеющая местное мансийское название – Поэнг-Ур [56,57]. Особенно оригинальная черта рельефа Приполярно­го Урала состоит в том, что в районе высшей вершины Поэнг-Ур Уральский хребет изменяет свое общее направле­ние с северного на северо-восточное. В районе верховий рек Народа и Халмерью (на восточном склоне) и Кожым (на западном склоне) линия Главного Уральского водораздела делает двойной изгиб. От гор Поэнг-Ур и Карпин­ского она поворачивает на восток. Затем в верховьях р. Северная Народа на небольшом отрезке (длиной около 20 км) идет практически на юг! А далее от верховий р.Кожым принимает северо-восточное направление, по кото­рому протягивается Народо-Итьинский кряж. Этот искривленный участок водораздельной лини в среде туристов именуется Приполярным Интегралом [58].

Пожалуй самой эффектной высокогорной частью Исследовательского кряжа является участок, располо­женный между верховьями рек Парнук и Народа. (на восточном склоне). Здесь находятся три наиболее высокие вершины Урала: Поэнг-Ур (1895 м), Защита (1808 м) и Карпинского (1803 м), а также несколько вершин, высотная отметка которых превышает 1700 м(Янченко – 1741 м, Мансиньер – 1779 м, Регули – 1711 м, Ремезова – 1729 и др.). Для рельефа Приполярного Урала характерен и тот факт, что практически все перевалы, расположенные на ли­нии Главного Уральского водораздела, находятся выше границы леса. Исключение составляют два участка, распо­ложенные в районе р. Щугор: в истоках ее и там, где она, прорываясь через горы, имеет широтное направление течения (севернее г. Тельпосиз). Для Приполярного Урала характерно наличие большого количества сквозных поперечных речных долин, соединяющих реки восточного и западного склонов хребта: Манья – Большой Паток, Щекурья – Большой Паток, Пуйва – Торговая, Волья – Волоковка, Толья – Щугор, Маньняйс – Укъю и др.

Приполярный Урал является районом самым богатым осадками на всем Уральском хребте [60,61]. Наиболь­шее количество осадков выпадает на возвышенных участках западного склона – до 1500 мм в год. На восточных склонах количество осадков почти в два раза меньше. Более половины осадков выпадает летом. Для Приполярно­го Урала весьма характерна резкая смена погоды в летнее время. За несколько часов сухая и теплая погода может смениться на дождливую и холодную, подчас даже с выпадением снега. Такая резкая смена погоды обычно проис­ходит при западных и северо-западных ветрах. Сухой и теплой погоде сопутствуют восточные и юго-восточные ветры. Особенно резкое изменение погоды наблюдается в центральной горной части. Помню, как в одном из летних путешествий нас промочил холодный дождь и обильный снегопад в верховьях р. Ломесьвож. Но стоило нам спуститься в верховья р. Хобею, как через 5-6 км уже на восточном склоне, устойчиво сияло солнце на ясном небе и мы быстро отогрелись. А позади по-прежнему висели мрачные тучи.

Приполярный Урал имеет самую большую густоту речной сети на всем Уральском хребте. Водоносность рек на западном склоне в 2-3 раза больше, по сравнению с реками восточного склона. Реки западного склона несут свои воды в Печору, а восточного – в Обь. В летних условиях на горных участках рек, особенно на восточных склонах, имеют место дождевые паводки, когда при интенсивных ливнях резко увеличивается уровень воды в реках, поднимаясь на 2-3 м, при этом поток воды несет крупные камни, валуны и гальку, превращаясь в сель.

На Приполярном Урале – большое количество озер (по данным работы [61] только в горной части – 821). Как правило, размеры озер не велики – по площади до одного квадратного километра. Но при этом в каровых озерах глубина достигает десятков метров (Манси, Голубое и др.). В горах на западном склоне озер в пять раз больше, чем на восточном. В троговых долинах располагаются плотинные озера, образовавшиеся в результате подпруживания реки мореной, что обуславливает продолговатую форму таких озер. Самое большое озеро Припо­лярного Урала – Торговое, расположенное в истоках р. Торговой (правый приток р. Щугор), длина озера – 2,2 км, а глубина – 28 м. Самым глубоким (49 м) озером на Приполярном Урала является озеро Тельпос, расположенное на высоте 1140 м на склоне г. Тельпосиз.

На Приполярном Урале находится 49 ледников. Основное их количество — каровые (Югра, Хобе, Мань­Хобею, Гофманна и др.). Имеются также карово-висячие (Городкова, Парнук) и присклоновые (Лимбеко, Конус и др.) ледники. Самый большой ледник с площадью 0,75 квадратных километров – Манси, расположенный в восточном каре г. Мансиньер. Ледники Приполярного Урала расположены в пяти районах: в верховьях р. Наро­да, на хребтах Западные и Восточные Саледы, в верховьях р.Косью с притоками, на хребте Сабля и на горе Тельпо­сиз. Первые ледники на Приполярном Урале как и на всем Уральском хребте, обнаружил Алешков А.Н. [62,63] в 1927 г. Большинство приполярных ледников разыскал Л.Д. Долгушин [64].

На верховых горных участках Приполярного Урала находятся гольцовые пустыни и небольшие участки горных тундр. На последних растут низкорослые кустарники, травы, мхи и лишайники. Изредка встречаются арктические цветочки, которые весьма эффектно смотрятся на фоне каменистых пустынь. По мере спуска в реч­ные долины располагается пояс субальпийских лугов с коврами цветочного разнотравья. Этот пояс занимает узкие полоски на склонах гор, но весьма ласкает взор, когда проходишь по благоухающим лугам. Еще ниже, и на днищах речных долин – лесное таежное царство. На европейском склоне древостой представлен в основном елями и пихтами с примесью березы. На азиатском склоне леса состоят из ели, кедра, лиственницы и березы.

Приполярный Урал богат двумя полезными ископаемыми, добыча которых ведется там уже столетие. Гор­ный хрусталь добывается в районах горы Неройка и в долине р.Балбанъю. Интенсивно добывается золото: на верхних притоках р.Кожым, в долинах рек Манья и Халмерью. В верховьях р.Кожым имеется аметистовое место­рождение.

На Приполярном Урале функционирует национальный парк «Югыд Ва», включенный в список мирового наследия Юнеско.

Когда в 50-е гг XX века мы совершали свои первые путешествия на Приполярном Урале, то там практически не было никаких дорог и троп (за исключением кожымской дороги). Лишь изредка встречались следы от вездехо­дов. Но со временем антропогенная нагрузка на местность стала значительно увеличиваться, что сразу же отрази­лось в следах пребывания человека, в появлении троп и, со временем, дорог. Летом 1954 г. в долине р. Косью в районе устья р.Юнковож была абсолютно девственная местность – никаких следов пребывания человека. В начале 60-х гг. появилась тропа на левом берегу р.Косью. Через 4-5 лет набили тропу и на правом берегу реки. В конце 70-х гг. на левом берегу реки параллельно друг другу пролегали уже 2-3 тропы, глубиной местами до 30­40 см. А в конце 80-х гг. объявилась наезженная дорога. Думается, новые тропы и дороги будут появляться и в будущем. Нынешнее состояние путей сообщения на Приполярном Урале предопределено хозяйственным освоением района. В настоящее время используются следующие грунтовые дороги:

-Интинская дорога: Инта – р. Кожым – р. Балбанъю – база «Желанная» (130 км), эксплуатируемая круглогодично;

— Кожымская дорога: железнодорожная станция Кожым – рудник – Интинская дорога и далее до базы «Желанная»;

-Вангырская дорога: от 11 км Кожымской дороги – р. Косью – до верховьев р. Вангыр. Более обширную характеристику дорог и троп, а также вершин и перевалов на Приполярном Урале – см. работы [65-67].

В южной части Приполярного Урала в истоках р.Щугор через Уральский хребет проложено несколько ни­ток газопровода, по которым природный газ перекачивается из Западной Сибири в европейские районы. Вдоль газопровода из Вуктыла (на р. Печоре) проложена дорога до поселка Приполярный, на котором находится комп­рессорная станция. По этой дороге ходят специализированные автомашины.

Горы Приполярного Урала – классический туристский полигон, на котором можно приобрести горные на­выки и опыт, а потом отправиться в путешествие в более высокие и сложные горы. Именно вершины являются главной привлекательность Приполярного Урала. Без малого десяток сложных спортивных походов совершил я на Приполярном Урале. И поднялся там на более двух десятков приполярный гор. Не могу выделить среди них какие-то особенные. Все они, включая невысокие «горушки», по своему интересны. Традиционно на приполярных маршрутах главными целями определяются восхождения на вершины. К ним прокладываются маршруты. После покорения вершин можно отправляться в обратный путь, домой.

Мне посчастливилось побывать во всех регионах Уральского хребта. В нашей городской квартире на стене висит карта Урала. На ней я нанес все свои уральские маршруты: получилась непрерывная линия от побережья Северного Ледовитого океана до прикаспийских пустынь. На своих маршрутах я поднимался на множество вершин. Но среди них я безусловно выделяю одну – высшую Гору Урала – Поэнг-Ур (современное название – Народная). О ней и пойдет речь далее.

  1. Как добраться к тебе, Гора?

Следующие строки написаны в основном для тех, кто захочет своими ножками – пешком или на лыжах – пройти к высшей Уральской вершине.

Гора Поэнг-Ур (Народная) находится на значительном расстоянии от населенных мест. К горе можно подойти либо с запада, либо с востока. Западные маршруты начинаются на станциях железной дороги Котлас – Воркута. Как правило западные туристские маршруты начинаются (или заканчиваются) на станциях: Печора, Сыня, Косью, Кожим, Инта. С восточной стороны имеется практически единственный пункт – Саранпауль, до которого можно добраться общественным транспортом. Между воркутинской железной дорогой и Саранпаулем по птичьему полету – около 200 километров. Примерно на середине этого расстояния проходит Главный Уральс­кий водораздел, на котором и находится Гора.

Ниже представлено краткое описание нескольких маршрутов, по которым можно подойти к Горе.

При прохождении летних маршрутов существенное значение имеют функционирующие на местности пути сообщения – дороги и тропы. Стационарные дороги прокладывают главным образом добытчики полезных ископа­емых: пока производится добыча поддерживается относительно приемлемое состояние дороги. Вездеходные доро­ги прокладываются геологами. Такие дороги могут быстро зарастать растительностью. Пешеходные тропы весьма не постоянны. Они могут непредсказуемо появиться при интенсивной нагрузке пешеходов. Но могут и исчезнуть. Поэтому информация, особенно о тропах, неоднозначна: «Сегодня» туристы рассказывают о тропе, а «завтра» ее можно не обнаружить.

4.1. Интинская дорога

Река Балбанъю (западная) берет свои истоки на северных склонах горы Поэнг-Ур. В районе озера Большое Балбанты расположена промышленная база по добыче кварца в поселке «Желанная». Поселок соединен дорогой с железнодорожной станцией Инта. Протяженность дороги 130 км. Она эксплуатируется круглогодично. По доро­ге возможен проезд на автомашинах «Урал . Ездят и любители на квадроциклах и на специально подготовленных внедорожниках. В летний период проезд от Инты до поселка «Желанная» занимает 6-7 часов. В зимних условиях, особенно при многоснежьи, на проезд уходит 10-12 часов.

Первый участок после выезда со станции Инта дорога проходит по лесной зоне. В районе 35 км (здесь и далее отсчет идет от ст. Инта) дорога пересекает хребет Яренеймусюр (высота 508 м). На 38 км влево по ходу движения отходит дорога к Парнокскому месторождению марганцевых руд, расположенному в 35 км от Интинс­кой дороги на ручье Пачвож (левый приток р. Парнокаю).

На 75 км дорога пересекает р. Кожым. Глубина брода 1,0-1,3 м. Брод находится в 2 км выше устья р.Лимбе­кою. В месте брода на правом берегу р.Кожым расположен туристский приют «переправа», построенный нацио­нальным парком «Югыд ва». На приюте – изба и два летних навеса. Сразу за бродом на левом берегу р.Кожым соединяются Интинская и Кожымская дороги.

В 1 км от брода через р.Кожым вправо по ходу отходит вездеходная дорога, ведущая в верховья р.Лимбекою. По этому своротку до озера Падежаты – 42 км. На 85 км Интинской дороги влево по ходу отходит дорога, которая через 2-3 км приводит на базу «Орлиная», построенную как база отдыха одним из предприятий города Инты.

Интинская дорога сворачивает в долину р.Балбанъю и приводит к базе «Санавож», расположенной на левом берегу р.Балбанъю в 6-7 км ниже устья р.Пеленгичей. «Санавож» — бывшая промышленная база, часть которой принадлежит национальному парку «Югыдва». От базы «Санавож» отходит дорога, ведущая к золотым приискам на р.Халмеръю на восточном склоне Уральского хребта, расположенным на расстоянии 80-90 км от базы «Санавож».

Интинская дорога от базы «Санавож» идет вверх по течению по левому берегу р.Балбанъю и через 30-35 км приводит к конечной цели – на базу «Желанная». Около базы дорога переходит в брод на правый берег р. Бал­банъю. База расположена на озере Большое Балбанты.

От базы «Желанная» в верховья р.Балбанъю идет вездеходная дорога, проходящая по мокрым участкам. Примерно через 15 км дорога транформируется в тропу, которая приводит к верхней развилке р.Балбанъю. Лес­ная растительность здесь отсутствует. Вверх по левой и правой развилкам р. Балбанъю идут тропы. Впереди расположены северные склоны горы Поэнг-Ур. Отсюда начинаются маршруты восхождений на высшую уральс­кую вершину.

4.2. Кожымская дорога

Кожымская дорога начинается на железнодорожной станции Кожым-рудник (ст. 1952 км). На первых 1,0­1,5 км дороги уложены бетонные плиты. Далее идет грунтовый путь. В 10 км (здесь и далее отсчет идет от станции) дорога пересекает ручей Нортничаёль. А в 1,5 км от этого ручья вправо по ходу отходит Вангырская дорога, ведущая в верховья р. Вангыр. На 15 км Кожымская дорога пересекает р.Сывью, а затем поднимается на невысо­кий перевал через хребет Обеиз. На 22 км вправо по ходу отходит отсыпанная дорога длиною 4 км к промышлен­ной базе «Обеиз», расположенной на одноименном хребте, здесь добывают малиновый песчаник. На 24 км Кожымская дорога пересекает ручей Пальникшор, через который проложен мост. На 29 км вправо по ходу уходит вездеходная дорога длиною около 30 км, ведущая в верховья р.Дурная. На 30 км Кожымская дорога пересекает в брод р. Дурная и далее поднимается на перевал (480 м) через хребет Западные Саледы. На 48 км Кожымская дорога пересекает ручей Джагалябтикшор, а еще через 2 км поднимается на невысокий с плавными очертаниями хребет Джагалябтик. Отсюда вправо по ходу уходит вездеходная дорога длиною около 15 км, ведущая в долину р. Хамбалъю. На 64 км Кожымская дорога пресекает р. Лимбекою, брод через которую сложный: ширина реки около 30 м, глубина 0,6-0,8 м в межень, высокая скорость течения. Переправа требует использования страховки. От места брода вверх по левому берегу р. Лимбекою отходит грунтовая дорога, ведущая в верховья р.Лимбекою.

На 66-67 км Кожымская дорога соединяется с Интинской дорогой. Отсюда по Интинской дороге можно пройти до верховьев р.Балбанъю, откуда начинаются маршруты восхождений на гору Поэнг-Ур.

4.3. Маршрут по реке Косью

Маршрут по р.Косью можно рекомендовать для зимнего путешествия. Летом в нижнем участке маршрута в отсутствии надежных троп и существенной заболоченности продвижение затруднено. В летних условиях р.Косью представляет интерес для сплава.

От станции Косью следует пройти вдоль железной дороги в сторону Воркуты до моста через р. Косью. Далее двигаться вверх по р. Косью, так как река на этом начальном участке маршрута не делает особо крупных извивов. В 2-3 км от железной дороги – устье р. Изъяю, а через 5 км – устье р. Лыаю. Далее до устья р. Лун-Изъяёль

– 22 км. На этом участке – много островов. Через 7-8 км – устье р. Вангыр, крупнейшего притока р.Косью. Далее р.Косью делает значительные изгибы. Поэтому на этом участке лучше пройти по азимуту, ориентируясь на так называемые Курсомбайские ворота. От устья р. Вангыр около 25 км до р. Изъяёль Верхний. На этом участке, в 4 км не доходя до этой реки, маршрут пересекает вездеходную Вангырскую дорогу. Отсюда р.Косью несколько отклоня­ется к северу, огибая с севера вершину с отметкой 803 м. Эта вершина отделена от северного окончания Курсом­байского хребта, образуя между этими возвышениями глубокое понижение шириною около 3 км, именуемое Курсомбайскими воротами. От р. Изъяёль Верхний до Курсомбайских ворот расстояние около 10 км с набором высоты около 100 м. От Курсомбайских ворот – около 5 км до р.Косью. Обогнув с севера гору 803 м, р. Косью резко поворачивают на юг и юго-восток (против течения) при выходе из гор. Долина ее сужается до 1,5-2,0 км. Окружа­ющие вершины поднимаются над днищем долины на высоту почти 1000 м. Отсюда начинаются горные красоты Приполярного Урала. Далее следует двигаться непосредственно по р. Косью.

В устье р. Индысей на правом берегу р.Косью находится база отдыха одной из нефтяных компаний. Река Индысей впадает в р. Косью двумя рукавами. В 8 км на правом берегу р.Косью когда-то находилась изба, обустро­енная художником Андреем Алякринским. В середине 90-х годов XX века эта изба сгорела, а сам художник пропал без вести. В 6 км ниже устья р. Капкан-вож р. Косью прорывается через скальные ворота.

От устья р.Капкан-вож можно совершить восхождение на г. Колокольня Чернова (1620 м). Расстояние от устья р. Капкан-вож до вершины составляет 6-7 км при наборе высоты около 1300 м. Подъем – по крутому камени­стому склону. С вершины прекрасно видно западное подножие гор и уходящая далеко до горизонта лесотундра.

От устья р.Капкан-вож до устья р. Профиль Манараги – 13 км. В 5,0-5,5 км ниже устья р. Профиль Манара­ги на левом берегу р. Косью находится балок «Косью» (баня). От устья р. Профиль Манараги можно совершить несколько восхождений. Для этого лучше подняться на 2 км вверх по р. Профиль Манараги и устроить лагерь около границы леса.

Отсюда можно подняться на «Пик Масленникова» (1584 м). Название вершине дано в 1979 г. группой екатеринбургских туристов под руководством В. Карелина. Евгений Поликарпович Масленников (1924-1978) – первый мастер спорта по туризму на Урале

Е.П. Масленников

Под его руководством в 1954 г группа свердловских (екатеринбургских) туристов совершила первовосхождение на г.Манарагу, а также впервые в послевоенное время побывала и на вершине Поэнг-Ур, высшей уральской горе. Он был соавтором и составителем ряда печатных книг по уральскому туризму (Путешествия по Уралу, 1956; По Среднему Уралу, 1959; Урал – туристская страна, 1964 и др). Пик Масленникова расположен в хребте, протянувшемся вдоль левого берега р.Косью. Из долины р.Косью в районе устья р. Ломесь-вож вершина Масленникова смотрится в виде эффектного конусообразного пика. Восточ­ная часть бокового гребня, в котором расположен «Пик Масленникова», имеет небольшое (100-200 м) превыше­ние над днищами долин рек Косью, Юнковож и Профиль Манараги и покрыто травянистой растительностью. На этом гребне в 5 км от р. Косью начинаются каменистые осыпи, тянущиеся вплоть до предвершинного плато, расположенного в 1 км к юго-востоку от вершины. Само плато сложено каменистыми россыпями в перемежку со снежниками. От плато к вершине идет крутой (до 40 градусов) склон с крупнокаменистой осыпью. В верхней части этого склона расположены скалы средней сложности. Набор высоты от плато до вершины – около 300 м.

Вершинный гребень представляет собою ряд столбообразных останцев, отделенных друг от друга провалами по

10-20 м. Наиболее высокий из них – второй с восточной стороны. На нем установлена памятная плита:

«Памяти

Е.П. Масленникова

первого мастера

спорта по туризму

на Урале

1924-1978»

На запад от вершины продолжается отрог, который понижается на 250 м, а затем снова поднимается к вершине Урал (1542 м). Юго-западные склоны «Пика Масленникова» уходят осыпными участками в крутосклон­ную долинку левого притока левой составляющей р. Юнковож. На север «Пик Масленникова» обрывается почти вертикальным участком высотою около 150 м. Далее вниз в долину р. Профиль Манараги идет крутой склон переменного наклона, изрезанный кулуарами, между которыми торчат островерхие останцы и скалы. Общая высота от днища р. Профиль Манараги до вершины составляет около 800 м. Внизу верхней трети этого северного склона расположен столбообразный останец высотою около 50 м, который виден издалека. «Пик Масленникова» является прекрасным обзорным пунктом. К востоку, на противоположном склоне долины р. Косью фантастичес­ким скальным бастионом громоздится гора Маранага. Далеко на юго-западе просматривается гора Сабля. А на юго-востоке, как на параде, выстроились в ряд вершины высотной части Исследовательского хребта – от горы Поэнг-Ур до пика Защита.

В верховьях р. Профиль Манараги, на ее левом борту расположен «пик Свердловских туристов» (название дано в 1979 группой туристов под руководством В.Карелина). Этот пик имеет высотную отметку 1646 м. Пик имеет три кара. Северо-восточный кар имеет наиболее обрывистые стенки высотою до 700 м. На дне его располо­жено озеро длиною около 1 км, вытянутое с запада на восток. Озеро не имеет видимого стока и расположено в котловине, приподнятой на 150-200 м над уровнем долинки левого притока р. Профиль Манараги. Северо-запад­ный кар расположен в долине р. Ягуней. Он имеет крутые скальные стенки высотою до 400 м. В нем находятся многочисленные снежники. Юго-восточный кар – наименьший и приподнят над днищем долины р. Профиль Манараги на 250 м и забит снегом. Сам «Пик Свердловских туристов» имеет скальный характер. Размеры вер­шинной площадки – 10- х 15 м. От вершины отходят четыре гребня. Два из них, северный и юго-западный, входят непосредственно в структуру основного хребта. А два других, восточный и южный, являются боковыми отрогами. Все гребни имеют скальный характер. Северный гребень ведет к горе «Центральная Колокольня» (1640 м). Восточ­ный гребень через 1 км разделяется на два гребня, образующих цирк, из которого вытекает левый приток р.Про­филь Манараги. Южный гребень – самый короткий и представляет собою гряду значительных скал, круто обрыва­ющуюся в долину р. Профиль Манараги. Юго-западный гребень – наиболее доступен, представлен скалами и каменистыми осыпями. Он спускается к перевальной седловине между верховьями рек Ягуней и Профиль Мана­раги. Склоны юго-западного гребня имеют серию кулуаров, заполненных снежниками. Наиболее простой марш­рут восхождения на «Пик Свердловских туристов» — по юго-западному гребню от указанной выше перевальной седловины.

Несколько севернее «Пика Свердловских туристов» расположена вершина «Центральная Колокольня» (1640 м). Вершина имеет два кара и оба они приподняты по высоте и не имеют выраженного видимого стока воды. В каждом из них находится по одному озеру. В целом оба кара заполнены каменистыми россыпями, под которыми вода просачивается в сторону долины левого притока р. Профиль Манараги. Склоны вершины, обращенные в сторону долины р. Ягуней, имеют весьма характерную особенность: они сложены ступенями высотою 0,5-1,5 м, вытянутыми поперек склона и образующими своеобразную гигантскую лестницу (до 600 ступеней). Вершина имеет три гребня. Юго-восточный гребень, острый и изорванный, опускается в сторону долины р. Профиль Мана­раги. Юго-западный гребень имеет незначительный перепад высот и через вершину 1590 м ведет к «Пику Сверд­ловских туристов». Северный гребень протягивается к горе 1414 м. На вершине «Центральная Колокольня» уста­новлен памятный металлический куб, смонтированный там туристами из города Нижний Тагил (Свердловская область) в 1968 г (руководитель В. Бельков). В техническом отношении наиболее простой маршрут восхождения на «Центральную Колокольню» — по каменистой лестнице из долины р.Ягуней.

В двух километрах северо-восточнее горы «Центральная Колокольня» находится массивная вершина «Ко­локольня Высоцкого» (1628 м), на которую можно подняться из верховьев левого притока р.Профиль Манараги.

Покорив вышеописанные вершины следует продолжить путь вверх по р. Косью. Через 2 км от устья р. Профиль Манараги – устье р.Юнковож. А еще через 4 км – устье р.Повсяншор. Далее через 2 км справа в р. Косью впадает р. Манарага, вблизи устья которой находятся открытые участки местности (лес отступает к бортам доли­ны). В полукилометре от устья р. Ломесьвож находится балок «Манарага». Между устьями рек Повсяншор и Манарага находится четыре небольших озерка, расположенных у окончания древних морен. Здесь р.Косью отклоняется к правому борту долины и прорезает эти морены, образуя красивую шиверу с порогом.

От балка «Манарага» можно совершить восхождение на красавицу – гору «Манарага». Наиболее удобный путь – с выходом на широкий осыпной гребень, идущий к вершине от перевала Студенческий, и далее на вершину, представляющую собой скальный гребень длиною около 1,5 км. В гребне расположено семь групп скал. А общее число скальных зубцов – около трех десятков. Второй «зуб» — самый высокий (1662,7 м).

Далее маршрут идет вверх по р. Манараге. В 1 км от устья р.Олений, впадающем в р. Манарагу, на правом берегу последней расположен балок «Олений». Отсюда можно совершить восхождение на гору Поэнг-Ур.

Для выхода из верховьев р.Манараги на железную дорогу возможны два пути. Один идет через перевал Кар-кар в верховья левого истока р. Балбанъю. И далее вниз по последней до базы «Желанная» с выходом или выездом на машинах по Интинской дороге. Второй путь через перевал Олений в долину р. Падежавож. И далее вниз по р. Лимбекою, с выходом по Интинской или Кожымской дорогам.

При проведении путешествия по долине р.Косью в летнее время следует иметь в виду, что в горной части по берегам р. Косью имеется значительное количество троп и даже дороги на отдельных участках. Информацию об этих тропах и дорогах – см. в брошюрах [65-68].

4.4. Маршрут через гору Сабля

Иногда туристские группы для подходов к горе Поэнг-Ур используют маршрут, на начальном участке кото­рого можно совершить восхождение на гору Сабля.

Представим кратко нитку маршрута: пос.Аранец – р. Вертный – р. Лунвож – восхождение на гору Сабля – перевал Аранецкий – р. Седью – перевал в долину р. Войвож – перевал Южный Сундук – р. Вангыр – перевал в долину р. Юнковож – р. Косью – р. Манарага.

До начальной точки маршрута (пос. Аранец) летом можно добраться на «ракете» по р. Печора (60 км) от г. Печора, расположенном при железной дороге на Воркуту. На начальном участке маршрута движение происходит по заросшему Аранецкому тракту, ныне превратившемуся в торную тропу, теряющуюся на болоти­стых участках и хорошо видимую на сухих местах. Из района верховьев р. Лунвож можно совершить восхожде­ние на гору Сабля.

Самой ранней, из известных мне, картой, на которой показана гора Сабля, является «План губернской границы…», составленный в 1784 г. русскими землемерами (см. выше). В 1843 г в поселке Аранец побывал А. Кейзерлинг. Он не смог добраться по болотам до подножия горы Сабля и видел ее с расстояния около 35 км. В 1850 г. около горы Сабля проехал Э. Гофманн. В его отряде был художник Бермелеев, который зарисовал гору Сабля

Гора Сабля (рисунок Бермелеева, 1850 г.)

Гофманн в своей книге [19] записал, что восхождение на гору Сабля «не представляет никакой возможности». Однако в XX веке подъем на Саблю стал традиционным. По информации, известной мне, впервые на гору Сабля поднялись 21 июля 1938 г. геологи Краснов Н.И. и Чернуха К.А., сотрудники централь­ного научно-исследовательского геолого-разведочного института в г. Ленинграде. В послевоенное время в июне 1952 г. впервые на гору Сабля поднялась группа туристов Московского электротехнического института связи. В 1954 г. на Саблю поднялись туристы из городов Москвы, Свердловска и Ленинграда.

Ниже привожу описание восхождения на гору Сабля группы свердловских туристов под руководством Е.П.Масленникова 19 июля 1954 г. [69].

«Сегодня – подъем на Саблю.

По пути к главной вершине проходим через тощую тайгу, в которой едва нашли себе по альпенштоку. Крутая заснеженная осыпь ведет нас к подножию 400-метровых скал, венчающих вершину. Впереди – альпинис­ты. Они выбирают путь к вершине не по гребню, а прямо «в лоб», по гигантскому каменному желобу – кулуару, ведущему к вершине. Идти приходится медленно, используя каждый уступ. Чувство строгой собранности, с кото­рой идут Рэмм и Геннадий, передается всем: ничего – кроме цели.

В короткие минуты отдыха оглядываемся кругом. От самого подножия горы уходит к горизонту плюшевый ковер тайги с блестящими полосками рек и бледно-зелеными проталинами болот. В расплывчатой вишнево-крас­ной дымке заката заметны светлые блестки Печоры. Внизу, под нами, — большое озеро, по черно-серой глади которого плывет лед, а со скал прямо в воду спускаются снежные языки.

Вот и вершина – маленькая площадка с горкой камней – туром, в которую туристы прячут записки о восхож­дении. Сразу взгляды всех обращаются на восток и северо-восток, где протянулись могучие заснеженные гряды Исследовательского хребта – главной цели нашего путешествия. Как зачарованные, безмолвно рассматриваем раскинувшуюся до горизонта горную страну. Много мы видели, бывали в горных районах, но разве думал кто­нибудь встретить подобную картину на нашем старом и казалось бы, давно всем известном Урале!

стр 19
стр 20

— Это слово очень трудно перевести. Перевод будет многословным. Это слово легче показать. Представьте себе, что Вы одели парку [верхняя одежда из шкуры оленя с пришитым капюшоном — КВГ]. Капюшон накинули на голову.

Затем Евдокия Иванонва встала со стула и повернулась ко мне спиной. Правую руку приподняля немного, наклонив ее в сторону. А левую руку подняла чуть выше и почти горизонтально. И продолжила:

-Вот так выглядит гора Поэнг. Маленькая головка – капюшон – в середине. Вправо – наклон. А влево – ровно. И…

Я был удивлен. Именно так смотрится высшая уральская гора с юга. Небольшое возвышение – в районе макушки Горы. На восток – наклоненная линия отрога. А на севере – выровненный отрог. Но еще большую степень удивления испытал я когда Евдокия Ивановна обратила мое внимание на детали:

-Правая рука наклонена, но кисть – горизонтальна. Предплечье левой руки – горизонтально, но рука согнута в локте. И локтевая часть левой руки сильно наклонена вниз. А кисть левой руки – снова горизонтальна. Вот, в целом, это и есть гора Поэнг.

Увидев мою изумленную физиономию, Евдокия Ивановна добавила:

-Я никогда не бывала в горах. Но моя бабушка, когда я была маленькой, рассказывала мне о самой высокой Горе на Уральском хребте, называя ее – Поэнг-Ур. И показывала мне именно такую форму Горы…

Какое сочное наблюдение и потрясающая точность в передаче деталей внешнего облика Горы!!! Кисть правой руки – это плато Руин, внизу юго-восточного гребня. Горизонтальное предплечье левой руки – это плато Отдыха (такое название когда-то мы дали этому плато, отдыхая и даже загорая в мартовский денек). За ним идет крутой сброс высоты к перевалу Кар-кар – резко наклоненная вниз локтевая часть левой руки. А более выполо­женный участок ровной линии перевала Кар-кар – это кисть левой руки.

На этом примере я убедился в том, что манси умеют связать название горы с внешним ее видом, отражая определенные характерные отличительные детали внешнего облика вершины. Увидев определенный абрис горы, запоминаемый с детства, манси сразу определял название вершины, что позволяло ему легко ориентироваться в горном районе. Практически в памяти манси хранилась своеобразная виртуальная карта расположения серии гор, на которой каждая из них фиксировалась определенным характерным внешним обликом, контуром, абрисом.

Макушка Горы представляет собою купол. Восточные склоны его имеют внизу уклон около 20-25 градусов и круче на предвершинном участке. Затем восточные склоны Горы выполаживаются и на отметках 1200-1250 м расположено обширное восточное плато, которое в туристской среде именуется Плато Руин. Это плато занимает обширную площадь: на восток – вплоть до верховьев р.Экспедиции, впадающей в р. Народа, и с севера на юг – от правого борта долины р. Карпин-шор до левого борта долины р. Народа. Перепад высоты от Плато Руин до высшей точки Горы – около 650 м. Плато Руин покрыто каменистыми россыпями с размерами от кулачка до глыб с ребрами по несколько метров. В нескольких местах на Плато Руин лежат снежнички. В восточной части Плато Руин расположены истоки двух составляющих р.Экспедиции

Плато Руин. На заднем плане г. Карпинского (А. Вашков)

После слияния этих ручьев р.Экспеди­ции резко поворачивает на юг и около 3 км, почти до самого устья, протекает в узком ущелье. От северо-восточной части Плато Руин, восточнее долинки р.Экспедиции, отходит широкий отрог в юго-восточном направлении, на котором (гребне) находится несколько поднятий с отметками около 900-1350 м. Плато Руин возвышается над долинами рек, окаймляющих его: на севере над озером Голубое в долине р. Карпин-шор – на 100 м, а на юге над долиной р. Народа – примерно на 350 м.

Северные склоны вершинного купола Горы под углом 15-20 градусов опускаются примерно на 400 м и переходят в северное Плато Отдыха, расположенное на отметках 1400-1450 м между долинами рек Манарага, Балбанъю и Карпин-шор. От Плато Отдыха примерно в северном направлении отходит неширокий северный отрог длиною около 4 км, расположенный между двумя истоками р. Балбанъю. На восточном склоне северного отрога расположено два скальных сброса. Один (северный) в форме полуцирка, на днище которого лежит озеро Восьмерка с вытекающим из него правым истоком р. Балбанъю. Второй является западной стенкой кара, образо­ванного скалами северного отрога Горы и скалами на склоне горы Карпинского. Внизу этого кара находится озеро Верхнее Балбанты. К юго-восточной части Плато Отдыха примыкает северо-восточный кар Горы, в котором лежит озеро Голубое с вытекающим из него р. Карпин-шор. В северо-западной части Плато Отдыха размещаются два кара. Один из них обращен на север и в нем лежит озеро с островом на середине, лежащее на отметке 1133,5 м. Из этого озера вытекает левая составляющая р. Балбанъю. К этому озеру с Плато Отдыха ведет неширокая ложбина с перепадом высота около 300 м (до озера). Второй кар обращен на запад. В нем также находится озеро, вода из которого течет в р. Манарага. Этот кар – висячий: он примерно на 350 м поднят над днищем долины р.Манарага. Оба эти кара соприкасаются друг с другом, образуя перевальную перемычку перевала Кар-кар. Западный край Плато Отдыха на 600-650 м возвышается над днищем долины р.Манарага. Склоны Горы, спускающиеся от Плато Отдыха в долину р.Манарага, крутые (до 30-40 градусов) и имеют многочисленные присклоновые террасы. К юго­западной части Плато Отдыха подходит северо-западный кар Горы с расположенным в нем маленьким озерком, из которого вытекает правый верхний исток р. Манарага. Этот исток расположен в круто падающей ложбине.

Непосредственно к высшей точке Горы примыкает только один, юго-западный, кар, в котором находятся истоки р. Народа. Стенки этого кара – крутосклонны и имеют перепад высоты около 750 м. В юго-западном каре хорошо выражены три больших кулуара, забитых снегом. Один из них, крайний восточный, подходит непосред­ственно к высшей точке Горы. Восточная стенка юго-западного кара – скальная, а западная сложена из каменис­тых осыпей. По этой западной стенке проходит юго-западный гребень Горы, опускающийся к Центральному перевалу (из долины р. Народа в долину р. Манараги). Далее этот гребень поднимается на гору Янченко.

Непосредственно на склонах Горы расположены четыре маршрутных перевала:

-из р. Манарага через перевал Кар-Кар в левый исток р.Балбанъю;

  • из правого истока р.Балбанъю через перевал в долину р. Карпин-шор, на озеро Голубое;
  • из долины р. Карпин-шор, от озера Голубое перевальным маршрутом через Плато Руин в долину р. Народа;

 

-из верховий р. Народа через Центральный перевал в долину р.Манарага.

Кольцевой маршрут, вокруг Горы, связывающий прохождение через все четыре указанных перевала, можно назвать Перевальным Кольцом высшей уральской горы Поэнг-Ур.

  1. Как подняться на Гору?

На высшую уральскую Гору Поэнг-Ур можно совершить восхождение из долин четырех рек:

  • с севера, из верховьев р. Балбанъю;
  • с запада, из верховьев р. Манарага;
  • с юга, из верховьев р. Народа;
  • с востока, из верховьев р. Карпин-шор. Ниже приведены характеристики различных вариантов маршрутов восхождений на Гору.

 

7.1. Маршруты из верховьев р. Народа

По долине р. Народа лес поднимается до устья долины р. Экспедиции (высотная отметка 620 м). Здесь можно разбить лагерь, из которого совершить восхождение на Гору. Удобное место для лагеря – нижняя терраса в левом борту долины р. Народа, несколько выше р. Экспедиции. Вдоль террасы обычно дует ветерок, который отдувает комаров. Здесь же можно набрать сухих стволов кустарника для костра. Единственный недостаток лаге­ря – за водой необходимо ходить до реки за 150 м.

7.1.1. По р.Экспедиции

От лагеря подъем идет вверх по узкому ущелью р.Экспедиции. Ущелье – крутопадающее и узкое (в некото­рых местах ширина днища ущелья составляет всего 5-10 м). В холодное лето ущелье бывает заполнено снегом. Недалеко от входа в ущелье находится нижний водопад высотою 6 м. Подъем идет в северном направлении. Но через 2,5 км ущелье поворачивает на северо-запад. Примерно через 0,5 км после поворота ущелья расположено слияние двух истоков р.Экспедиции (высотная отметка 850 м). Примерно в 100 м от слияния истоков на левом из них расположен большой водопад (высота около 25 м). От слияния истоков следует подниматься вверх по право­му истоку на Плато Руин с набором высоты около 350 м. В верховьях обоих истоков и на самом Плато Руин расположены снежнички. Пересечение Плато Руин – около 1,5 км по каменистым россыпям различной крупности и участкам мелкозема и щебня. Далее подъем на вершинный купол примерно в северо-западном направлении с набором высоты около 700 м. Общее расстояние от лагеря до высшей точки Горы – около 8 км, а общий набор высоты – 1285 м. Спуск – по пути подъема.

7.1.2. Из долины р. Народа через Плато Руин

Долина р. Народа представляет собою типичный трог и имеет корытообразный поперечный профиль. Дно долины покрыто моренным обломочным материалом. Выше устья р. Манси-шор в долине р. Народа расположено несколько небольших озер, которые «подняты» друг над другом и разделены моренными грядами, ориентированными поперек долины реки. На участках, разделяющих озера, река «пропиливает» уступы морен, образуя небольшие водопадики.

От лагеря по тропе, проходящей по левому берегу р. Народа, следует пройти 3 км до устья р.Манси-шор, правого притока р. Народа. Далее вверх по р. Народа нужно пройти еще 2 км. И отсюда начать подъем на левый борт долины р. Народа примерно в северном направлении. Подъем проходит по крутым каменистым склонам. На склоне расположено несколько боковых террас. Набор высоты от днища р. На рода до южного края Плато Руин составляет около 400 м. После выхода на Плато Руин следует пересечь его в северном направлении (1 км), остав­ляя справа поднятие с отметкой 1249 м. Далее идет подъем на вершинный купол Горы с набором высоты около 700 м. Общее расстояние от лагеря до высшей точки горы 9 км с общим набором высоты 1285 м. Спуск с вершины можно совершить по долине р.Экспедиции.

7.1.3. Из верхней части долины р. Народа вдоль восточной кромки юго-западного кара Горы

От лагеря нужно пройти вверх по долине р. Народа до нижнего уреза воды в озере, расположенном в 3,5 км выше устья р. Манси-шор (высотная отметка озера 877 м). В верхнюю часть этого озера впадает не только р. На- рода, но и ручей, собирающий воды от ледников Югра и II Международного Полярного года. От этого озера следует начать подъем на левый борт долины р. Народа примерно в северо-северо-восточном направлении с выходом на южную часть восточной кромки юго-западного кара Горы с набором высоты около 500 м, оставляя при этом справа большую группу скал. Далее – подъем вдоль кромки юго-западного кара Горы на вершинный купол Горы с набором высоты еще около 500 м. Весь подъем проходит по каменистым россыпям с участками простых скал. Общее расстояние по пути подъема от лагеря до высшей точки Горы составляет около 10 км с общим подъе­мом высоты 1285 м. Спуск – по долине р.Экспедиции.

7.1.4. Из истоков р. Народа по западному гребню Горы

От лагеря пройти 9 км до верховий р. Народа, истоки которой находятся в юго-западном каре Горы. А затем подняться на перевал Центральный, расположенный между вершинами Поэнг-Ур и Янченко, с набором высоты около 200 м. Высотная отметка Центрального перевала – около 1230 м. Далее путь пролегает вверх по западному гребню Горы. Перепад высот от Центрального перевала до высшей точки Горы – около 650 м. Путь по западному гребню проходит по скалам средней сложности. Скалистый западный гребень круто обрывается в обе стороны, в юго-западный и северо-западный кары Горы. В средней части западного гребня имеется небольшой выровнен­ный участок. Затем следует крутой взлет на высоту около 200 м. А далее – выход на не крутой участок, ведущий к высшей точке Горы. Общее расстояние по пути подъема от лагеря до высшей точки Горы составляет около 13 км с общим набором высоты 1285 м. Спуск с вершины лучше совершить через Плато Руин.

7.2. Маршрут из верховьев р. Карпин-шор

7.2.1. От озера Голубое через Плато Руин

Этот вариант восхождения на Гору удобно начать от озера Голубое, расположенного в верховьях р.Карпин­шор. Озеро расположено на высотной отметке – 1140 м. Древесная растительность здесь отсутствует. От нижнего уреза озера, откуда из озера вытекает р. Карпиншор, следует подняться по каменистому склону в юго-западном направлении на правый борт долины, в северную часть Плато Руин, с набором высоты около 150 м. А далее примерно в западном направлении идет каменистый подъем на вершинный купол Горы с набором высоты около 600 м. Общее расстояние от озера Голубое – 4 км, а общий набор высоты – 750 м. Спуск – по пути подъема.

7.3. Маршруты из долины р. Балбанъю

Из долины р. Балбанъю совершить восхождение на Гору можно по нескольким маршрутам. В качестве базового лагеря для восхождения для сравнения рассмотрим точку слияния двух истоков р. Балбанъю, располо­женной на высотной отметке около 800 м. Древесная растительность на этой отметке отсутствует.

7.3.1. Маршрут от слияния истоков р. Балбанъю вверх по левому истоку

От лагеря следует двигаться в западном направлении вверх по долине левого истока р.Балбанъю. Через 1,5 км долинка поворачивает в южном направлении. А еще через 2,5 км расположено верховое озеро, лежащее на высотной отметке 1134 м. В туристской среде озеро именуется Бубликом, так как в его середине находится остров округлой формы. В 250 м ниже озера в левый исток р. Балбанъю справа (по течению) впадает маленький ручей, по узкой лощине которого в южном направлении можно круто подняться на Плато Отдыха с набором высоты около 400 м. Затем вверх по каменистым россыпям на купол Горы с набором высоты около 400 м. Общее расстояние по пути подъема от лагеря до высшей точки Горы – около 9 км, с общим набором высоты около 1100 м. Спуск – по пути подъема.

Этот маршрут является самым простым и легким. По такому маршруту на Плато Отдыха заезжают на специ­ально подготовленных автомашинах – внедорожниках до деревянного креста, установленного на Плато Отдыха.

7.3.2. Маршрут по северному отрогу Горы

Непосредственно от лагеря следует подниматься «в лоб» в южном направлении на северный отрог Горы. Далее в южном направлении вверх по северному отрогу Горы, огибая кромки сначала верхнего кара, расположен­ного в верховьях правого истока р. Балбанъю, а затем – северо-востчоного кара Горы, находящегося в верховьях р. Карпиншор, с выходом на Плато Отдыха. Отсюда – вверх на макушку Горы с набором высоты около 400 м. Общее расстояние по пути подъема от лагеря до высшей точки Горы составляет около 7 км, с общим набором высоты около 1100 м. Спуск – через Плато Отдыха и по левой составляющей р. Балбанъю.

7.3.3. Маршрут из правого истока р. Балбанъю с выходом на седловину северного отрога Горы

Из лагеря следует идти вверх по правому истоку р.Балбанъю до моренной перемычки между озером Восьмер­ка и озером Верхнее Балбанты, расположенной в верхнем каре верховий правого истока р.Балбанъю. Отсюда подняться на северный отрог Горы по каменистому участку, расположенному между двумя участками скал с набором высоты около 300 м. Далее вверх по северному отрогу Горы через Плато Отдыха до высшей точки Горы. Общее расстояние по маршруту восхождения составляет 8 км, с набором высоты около 1100 м. Спуск – через Плато Отдыха и по левой составляющей р.Балбанъю.

7.3.4. Маршрут из верховьев правого истока р. Балбанъю с выходом на Плато Отдыха

Из лагеря следует идти до истока правой составляющей р. Балбанъю и от озера Верхнее Балбанты по каме­нистой лощине подняться на перевал, ведущий в истоки р. Карпиншор. Длина этого участка – около 5 км, с набором высоты около 450 м. Далее по скальному гребню, разделяющему два кара, подняться на северный отрог Горы. А затем вверх по этому отрогу через Плато Отдыха до высшей точки Горы. Общее расстояние от лагеря до макушки Горы составляет 9 км. С общим набором высоты около 1100 м.

7.4. Маршруты из долины р. Манарага

Из долины р.Манарага можно совершить восхождение на Гору также по нескольким маршрутам. Для этих маршрутов в качестве базового принимается лагерь, находящийся в долине р. Манарага на крутом повороте реки, после которого долина реки имеет направление юг-север. Место лагеря — в 2 км выше устья р. Олений. Высотная отметка лагеря – 750 м. В районе лагеря древесная растительность отсутствует.

7.4.1. Маршрут через висячий цирк под перевалом Кар-Кар

В 0,5 км выше (против течения) лагеря в р. Манарагу впадает справа ручей, вытекающий из висячего цирка под перевалом Кар-Кар. Следует подняться в этот цирк, набрав высоту около 350 м. В этом цирке находится три озера. Следует пройти к самому большому по площади озеру, расположенному в южной части цирка. От места, где из этого озера вытекает ручей, нужно по скальному участку кромки цирка подняться на Плато Отдыха, с набором высоты – 350 м. Далее – на макушку Горы. Общее расстояние по маршруту – 5,5 км, с набором высоты – около 1150 м. Спуск – по пути подъема маршрута 7.4.2.

7.4.2. Маршрут по верхнему правому истоку р. Манарага

Из лагеря следует пройти вверх по долине р. Манарага около 3 км до слияния двух самых верхних истоков р. Манарага. Левый исток вытекает из озера, расположенного в цирке с перевалом Центральный, ведущем в долину р. На рода. Правый исток имеет обобщенное направление запад-восток. Далее нужно двигаться вверх по этому правому истоку р. Манарага. Правый исток протекает в узкой, крутопадающей лощине, в верховьях которой на выположенном участке в северо-западном каре Горы расположены два маленьких озерца. Расстояние от места слияния двух истоков р. Манарага до указанных озер – около 2 км, с набором высоты около 400 м. От озер следует продолжить подъем по каменистому склону в северо-восточном направлении с выходом в западную часть Плато Отдыха (расстояние 0,5 км, с набором высоты около 200 м). Затем продолжить подъем вдоль кромки северо­западного кара Горы на ее вершинный купол (расстояние 2 км, с набором высоты 400 м). Общее расстояние от лагеря до высшей точки Горы – 7,5 км, с общим набором высоты – около 1150 м. Спуск – по пути подъема.

7.4.3. Маршрут по западному гребню Горы

От лагеря следует идти вверх по долине р. Манарага до слияния двух истоков р. Манарага (3 км) аналогично маршруту 7.4.2. Затем продолжить движение в южном направлении и по крутому скалистому взлету подняться (100 м) в цирк, в котором расположены два озера (большое и маленькое). Пройти вдоль этих озер и подняться на перевал Центральный (расстояние около 1,0 км, с набором высоты около 200 м), ведущий в долину р. Народа. Далее продолжить подъем по западному гребню Горы с выходом на южную кромку северо-западного кара Горы (расстояние около 1 км, с набором высоты около 250 м), Здесь вдоль кромки этого кара расположен относительно выположенный участок гребня длиною около 1 км. После чего следует крутой скальный взлет с перепадом высоты 200 м, расположенный в месте соединения скальных стенок северо-западного и юго-западного каров Горы, с выхо­дом на северную кромку юго-западного кара Горы. Далее по каменистым россыпям вверх по склону купола (около 0,5 км, с набором высоты около 100 м) на высшую точку Горы. Общее расстояние по маршруту около 7 км, с набором высоты – около 1150 м. Спуск – по маршруту 7.4.2.

7.4. Сравнение маршрутов восхождений

В таблице 2 представлены сравнительные характеристики выше описанных маршрутов восхождений на гору Поэнг-Ур (Народная).

Самый легкий маршрут – 7.3.1 – из верховий левого истока р.Балбанъю. В летних условиях он оценивается как некатегорированный. А зимой его категория – 1Б. Самыми сложными, по моей оценке, являются четыре маршрута:

-7.1.4, по западному гребню из верховьев р. Народа;

-7.4.3, по западному гребню из верховьев р. Манарага;

-7.4.1, через висячий цирк под перевалов Кар-Кар из верховьев р. Манарага;

-7.3.4, из верховий правого истока р. Балбанъю с выходом на Плато Отдыха. Категорийность маршрутов восхождений на Гору указанных в таблице 2 приведена для летних условий. Для зимних маршрутов категория может быть увеличена на одну ступень сложности.

Таблица 2 Сравнительные характеристики маршрутов восхождений на гору Поэнг-Ур

  1. Что в имени твоем, Гора?

С названием Горы дело обстоит весьма непросто.

Среди опубликованных материалов название высшей уральской вершины появилось в 1929 г. В 1927 г. экспедиция Уралплана и Академии наук СССР планомерно, начиная с 1924 г, обследовавшая северную часть Уральского хребта, установила в верховьях р.Косью и правых притоков р.Хулга наличие мощного горного кряжа, которому дали название – «Кряж исследователей Урала в XIX столетии» или в упрощенном виде – «Исследова­тельский кряж». Были определены высоты ряда вершин в этом районе. Наивысшей из них было дано название – Народная (по аналогии с именем р. Народа, берущей истоки в одном из каров вершины). По результатам

 инструментальных измерений гора Народная оказалась высшей среди вершин на всем Уральском хребте. Геоде­зические измерения в экспедиции производил С. Янченко, который в то время был студентом Ленинградского университета. Позднее его имя было дано горе, ближайшей южной соседке высшей вершины Урала. В материалах, опубликованных сотрудниками североуральской экспедиции в 1927 г., не уточнено место ударения в названии Горы. Народная или Народная. Позднее, в ряде публикаций, в том числе и в изданиях

 Большой Советской энциклопедии, появились различные формы написания этого оронима – Наро дная, Народа, Народная, Народа-из. Например, Гвоздецкий Н.А. считал, что название вершины не от слова «народ», а от названия реки На рода [75]. Поэтому он, как и ряд других исследователей, ставит ударение на первом слоге

– Народная. Академик П.Л. Горчаковский, пожалуй, единственный из действительных членов Российской Акаде­мии наук, побывавший на макушке высшей уральской горы, в своей специальной статье, посвященной названию горы, ссылаясь на мнение Городкова Б.Н., считал, что название вершины происходит от русского слова «народ»

 [76]. Поэтому ударение в названии вершины он ставил на втором слоге – Народная. Такую точку зрения поддер­жали Архипова Н.П. и Ястребов Е.В. [77], а также Матвеев А.К. [78]. Вторую версию (Народная) ни доказать ни отрицать, невозможно. Ее можно либо принимать, либо отри­цать, пользуясь только верой в то или иное мнение. А вот первая версия (Народная) может быть подвергнута структурному анализу. Если бы гору назвали по имени реки, то ее могли бы именовать На родинская (по мнению Горчаковского) или На родская или На родинская (по мнению Матвеева). Действительно в русском языке при словообразовании прилагательных от существитель­ных широко используются суффиксы –ск и –н, например, атмосфера – атмосферный, эстрада – эстрадный, газета

– газетный, клубника – клубничный, диета – диетический, Антарктика – антарктический, Арктика – арктический. При этом суффикс –н встречается гораздо чаще нежели суффикс –ск.

 

Рассмотрим сравнение, которое предложил сделать Матвеев, расширив объем сравнения. В топонимии Урала имеется ряд однотипных по структуре названий: Сосьва – сосьвинский, Павда – павдинский, Ревда – ревдинский, Серебрянка – серебрянский и др. Для всех этих примеров характерно образование названий гор (Павдинский, Лялинский и др.) от названий рек (Павда, Ляля и др.) с дополнительным словом – Камень (Павдин­ский Камень, Лялинский Камень и др.). В этих примерах название реки – первично, а название горы – вторично. Для всех этих топонимов характерным является использование двух суффиксов –н и –ск. Если бы «первоназыва­тели» высшей уральской горы хотели назвать вновь открытую ими вершину по имени реки На рода с использова­нием традиционной уральской структуры наименования гор, то они могли бы дать название вершине в форме Народинский Камень. Но «первоназыватели» решили не использовать такую форму названия горы. Но тогда и форма Народинская должна быть исключена из дальнейшего рассмотрения. Другая форма – Народская, от аналога Кама – Камский, предложенная Матвеевым, является типичным исключением из вышеприведенного ряда и допустима как прилагательное («Камский берег» или «Камская долина»), имеющая отношение к потамо­нимам, а не оронимам.

Далее отмечу, что на Урале имеются следующие топонимы: поселок Ягодное, гора Ягодная, хребет Ягодный. Названия их происходят от рек Ягода, Ягодная, протекающих по соседству с такими горами. И при словообразо­вании имени горы от названия реки используется суффикс –н: река Ягода – гора Ягодная – хребет Ягодный, а не река Ягода – гора Ягодинская – хребет Ягодинский. Кроме того на Урале имеется хребет Срединный – от «середи­на» (а не Срединский).

По аналогии с выше изложенным получаем: река На рода – гора Народная. Следовательно «первоназыва­тели» совершенно правильно дали название горе. Именно – Народная! С ударением на первом слоге.

В опубликованных статьях Алешкова А.Н. [62,63,73,79] находится и подтверждение логике названия горы На родная. В этих статьях приводятся производные от названия горы Сабля – «Сабельный район», «Сабельный отряд», «Сабельный массив», «Сабельная нагорная долина», «Сабельный ледник». И во всех случаях Алешков использовал суффикс –н. А ведь мог бы употребить и суффикс –ск. Действительно, в русском языке для слов, оканчивающихся на –я, при словообразовании используются оба эти суффикса, например: аналогия – аналогич­ный, аномалия – аномальный, авария – аварийный, буржуазия – буржуазный, семья – семейный, но и археология

– археологический, Англия – английский, артиллерия – артиллерийский, геодезия – геодезический, судья – судей­ский. Даже беглое знакомство со словарем русского языка показывает, что в таких случаях суффикс –н применяется гораздо чаще, чем суффикс –ск. В словаре имеются: агрессия – агрессивный, операция – операционный, башня – башенный, вафля – вафельный и многие другие. Добавлю, что еще В. Даль в XIX веке в своем «Толковом словаре» указал: сабля – сабельная полоса [80]. И Алешков в полном соответствии с Далем использует суффикс –н:

стр. 27
стр. 28
стр. 29
стр. 30

В первой трети XIII века в поисках Magna Hungary было проведено две экспедиции, в составе которых участвовал доминиканский монах Юлиан [140]. Он в большом городе Булгар на реке Этиль нашел венгерку, которая указала ему путь к восточным венграм. Юлиан отыскал восточных венгров и «они его внимательно слу­шали, так как язык у них совершенно венгерский: и они его понимали и он их» [140]. Таким образом по данным Юлиана восточные венгры проживали «близь большой реки Этиль» [Волга — КВГ], между этой рекой и Уральски­ми горами. Примерно об этом же районе проживания восточных венгров пишет П.Карпини, который в 1245­1247 гг. совершил путешествие к Монголам [142]: «… непосредственно за Русией, Мордвинами и Билерами, то есть Великой Булгарией прилегают Баскарты, то есть Великая Венгрия; за Баскардами Паросситы, жившие от них дальше к северу». Мнение Карпини поддержал Рубрук Г., который в 1253 г. также совершил путешествие в восточ­ные страны [143]: «Проехав 12 дней от Этилии, мы нашли большую реку, именуемую Ягак [Яик, современная р. Урал — КВГ], она течет с севера из земли Паскатир и впадает в вышеупомянутое море [Каспийское — КВГ]. Язык Паскатир и Венгров – один и тот же, это пастухи, не имеющие никакого города, страна их соприкасается с запада с Великой Булгарией.. Из этой земли вышли гунны, в последствии венгры». Иванов В.А. в своих работах утверж­дает, что «в последние века I тысячелетия новой эры обширные и благодатные в природном отношении простран­ства от низовьев р.Камы на западе до Южного Зауралья на востоке было заселено древневенгерскими племена­ми» [144]. Халикова Е.А. считает, что формирование ранневенгеского этноса происходило на Икско-бельском междуречье, а территория Magna Hungary находилась на левобережье нижней Камы, Южном Приуралье и вос­точных склонах Урала, включая верховья реки Сакмары [145]. А Боталов С.Г. территорию древней Правенгрии распространил по восточному склону Уральского хребта на север до межозерья Уелгов и Сайгырлов, расположен­ных в 50 км севернее города Челябинска [146].

Из вышеизложенного следует следующее:

-в конце IX века новой эры венгры ушли из Предуралья на Запад,

-на уральской земле осталась часть венгров,

— оставшиеся на Урале венгры позднее трансформировались в народ манси,

-манси в первом тысячелетии до новой эры и в первом тысячелетии новой эры занимали территорию южного Предуралья, горную часть современной Башкирии (Южного Урала) и южную часть Зауралья.

Выше упоминалось, что угры (манси) из южных краев переселялись на север. Их расселение на северных землях распространялось до рек Печора, Вычегда, Чепца и др. В мансийских преданиях сохранилась информация о том, что «дед упрямого человека большую реку Печору переплыл на лодке без весла» [130]. В XVII веке манси жили на реках Северного Предуралья. А в начале XVIII века они перешли на восточный склон Урала на реки Сосьва и Ляпин, оставив территорию бассейнов рек Западного Предуралья – Вишеры, Чюсовой, Яйвы, Косьвы, Лозьвы, Печоры [120].

В начале XVIII века Семен Ульянович Ремезов, тобольский картограф, историк и других важных дел уме­лец, составил «Хорографическую чертежную книгу» [147], в которой приведены чертежи (карты) практически всех Уральских районов. В этом альбоме карт на вклейке к листу 119 представлена территория верховьев реки Северной Сосьвы [148]. На такой карте показано около шести десятков поселений, в которых в основном прожи­вали манси.

В 1843-1845 гг. венгерский исследователь Антал Регули совершил путешествие на Урале, от широты Екате­ринбурга до побережья Северного Ледовитого океана, туда и обратно [149]. После возвращения из уральской поездки Регули в Петербурге по просьбе Русского Географического общества составил «Этнографо-географичес­кую карту Северного Урала» [150]. На этой карте он показал границу расселения манси, которая в северной своей части проходила по верховьям реки Хулга. При этом район высших уральских гор находился на территории, заселенной манси. В центральной части этого района находится высшая уральская вершина – Поэнг-Ур, на мансийском языке именуемая «высшая, главная гора». В районе этой горы манси издревле пасли оленей. И, естественно, им был знаком каждый микроучасток этой земли. Олени на пастбищах поднимались высоко по склонам гор. Манси шли вслед за оленями и поднимались на вершины гор. Могли ли манси подняться на макуш­ку Поэнг-Ур? На этот вопрос я отвечаю однозначно и утвердительно. Из верховьев левого истока реки Балбанъю подняться на вершину весьма просто. А, поднявшись на гору, отчетливо видно, что она, гора, по высоте выше всех окружающих гор. Соседняя вершина, с современным названием «Гора Карпинского» — ниже. Южная пикообраз­ная вершина, с современным названием Защита, — также ниже. С верхней площадки горы Поэнг-Ур видно, что все окрестные горы ниже Поэнг-Ур. Поэтому манси и назвали эту высокую гору – «высшая, главная гора». Тем самым какой-то безвестный манси совершил географическое открытие: обнаружил самую высокую гору, поднялся на нее и дал ей название Поэнг-Ур, характеризующее особенность горы – она является самой высокой вершиной среди всех гор района. Позднее было установлено, что гора Поэнг-Ур является высшей среди всех вершин Уральского хребта. Об этом – смотри далее.

  1. Открытие Горы венгром

В замке Святого Ангела в папском архиве Ватикана хранятся две пергаментные рукописи XIII века. В них венгерский мессионер доминиканский монах брат Юлиан, который в 1235-1237 гг. совершил два путешествия в Восточную Европу, рассказывает о своих поисках Прародины венгров – Великой Венгрии [92-94]. В нескольких средневековых венгерских хрониках сохранились сведения о том, что венгры – мадьяры поселились в Среднем Подунавье в 896 г. [94]. А пришли они сюда с Востока. Предки венгерского народа принадлежат к угорской ветви финно-угорских народностей [97]. Ближайшими их языковыми родственниками являются манси и ханты, кото­рые и ныне живут в уральских районах. В наше время эти сведения подтверждены археологическими [95], но главным образом лингвистическими [96] данными. Впервые после ухода семи мадьярских родов на запад своих древних сородичей на Урале отыскал брат Юлиан на большой реке Этиль. С тех пор усилиями нескольких поколе­ний венгерских и других, в том числе и русских, исследователей однозначно показана языковая общность венгров и манси, хантов. Успех этих доказательств был предопределен применением методов сравнительного языкозна­ния. А сам процесс такого познания, как правило, протекал в кабинетной тиши с отысканием истины на кончике пера. Среди этой блестящей когорты мыслителей особенно выделяется венгр Антал Регули

Антал Регули

. Он был первым из тех, кто непосредственно сам собирал свой научный материал о манси и ханты в местах их обитания на Урале.

Родился Регули 11 июля 1819 г. в семье адвоката в г. Зирц [98-102]. Учился в будапештском университете. В студенческие годы большой интерес вызвал у него курс истории. В эти же годы у него проявилась страсть к путешествиям. Он посетил ряд городов Центральной Европы. А после окончания университетского курса он совершил продолжительную поездку по Северной Европе. Именно в Стокгольме у него пробудился интерес к проблеме происхождения венгерского народа и его родства с финно-угорскими народами [99]. Этот интерес предопределил весь его дальнейший жизненный путь и, как путеводная звезда, привел его в Россию. В 1841 г. он приехал в Петербург.

Уезжая в Россию Регули планировал провести работы в Петербурге, Москве и Нижнем Новгороде, а затем поехать в Турцию. Однако под влиянием главным образом академика К.Бэра он принимает решение совершить поездку на Северный Урал в места обитания манси и ханты. Не дождавшись денег, высланных ему из Венгрии, он взял их взаймы у К. Бэра и поехал на Урал.

29 сентября 1843 г. (здесь и далее все даты путешествия Регули приводятся по стилю, существующему в России в XIX веке) Регули выехал из Петербурга [90]. Проехал через Москву, Нижний Новгород, Казань. 7 ноября он прибыл в Пермь, откуда и начались его уральские странствования. Он проехал и проплыл на лодке вдоль Уральского хребта от широты Перми и Екатеринбурга до побережья Северного Ледовитого океана (туда и обратно). Почти полтора года путешествовал он по Уралу. Дважды встречал новый год в этом крае – в районе Денежкина Камня и в Березове. Закончил он свое уральское путешествие также в Перми – 12 марта 1845 г.

Из Перми он проехал в Казань и Нижний Новгород, где собирал материалы по языкам мари, чувашей и мордвы. 26 августа 1846 г. он возвратился в Петербург, где пробыл еще около полугода.

Регули не отличался крепким здоровьем. Он часто болел и до поездки на Урал. После уральской поездки состояние его здоровья существенно ухудшилось. И он из Петербурга уехал в Германию, где около трех лет лечился на водолечебницах. В 1848 г. он был назначен хранителем университетской библиотеки в Будапеште. Но присту­пил к исполнению обязанностей в этой библиотеке только в 1850 г после неудачного исхода в освободительной борьбе венгерской революции. Он вел обработку своих уральских материалов. Но, к сожалению, ничего сам не сумел опубликовать. Умер Регули в Будапеште 23 августа 1858 г. Могила его сохранилась на старом городском кладбище в Будапеште. Надгробие на его могиле выполнено в виде мраморного столба, верхушка которого грубо обломлена, что символизирует короткую жизнь его, оборванную болезнью.

Часть материалов, собранных Регули в России, была напечатана его последователями. Однако до сих пор значительная часть его рукописей не опубликована (письма, словари и пр.).

На основе Дневника, составленного Регули [90] и оригинальной рукописной карты Северного Урала, изготовленной Регули, можно представить его уральский маршрут в следующем виде: Пермь – Соликамск – Верхотурье – Всевелодоблагодатское (здесь он провел почти три месяца и совершил экскурсионную поездку в верховье р. Ивдель) – Верхотурье – Ирбит – Тобольск – Пелым (здесь он провел более двух месяцев) – далее пешком из р.Пелым на р. Тапсия – затем на лодке проплыл по рекам Северная Сосьва и Ляпин до с. Щекурьин­ское – далее до конца маршрута он ехал на оленьих нартах – р. Манья – р. Хобею – р. Маньхобею – р. На рода – р. Хулга – р. Большая Сыня – г. Обдорск – р. Кара – хребет Пай-Хой – Югорский Шар (побережье Северного Ледовитого океана) – р. Уса – р. Лагорта – р. Войкар – р. Обь – Березово (здесь он пробыл более трех месяцев) – р. Северная Сосьва – р. Лозьва – Ивдель – Верхотурье – Кушва – Нижний Тагил – Невьянск – Екатеринбург – Кунгур – Пермь. В конце своего Дневника Регули привел собственный расчет расстояния по своему уральскому маршруту – около 10000 км.

Когда Регули вернулся в Петербург после своего путешествия, то Русское Географическое общество попро­сило его изготовить карту той части Урала, в которой он проводил свои исследования. И он составил карту – «Этнографо-географическая карта Северного Урала составленная в путешествии 1844 и 1845 гг. А. Регули. СПБ, 1846». Рукописный оригинал этой карты ныне хранится в библиотеке Русского Географического общества в Пе­тербурге. Карта выполнена на двух листах ватмана. В нижнем правом углу карты приведены объяснения исполь­зованных топографических знаков (всего 20 штук): границы расселения народностей, земледелия, разведения животных, распространения сосны, кедра и лесов в целом, города, деревни, хижины охотников, дороги, пешеход­ные пути, волоки и др. В письме академику П.Кеппену Регули писал [81]: «… что касается до имен и названий мест, то они обозначены со всею полнотою там, где живут вогулы. Нет ни одной деревеньки, ни одной вогульской жилой лачуги, которая не была бы показана на карте. Обозначение названий горных возвышенностей покажется, может быть, в некоторых местах слишком подробным, но полагаю, что для путешественника, желающего путеше­ствовать в этих местах, оно должно казаться скорее недостаточным, нежели слишком полным». Эта карта была литографирована в Петербурге и сослужила добрую службу участникам североуральской экспедиции Русского Географического общества в 1847-1850 гг. Руководитель этой экспедиции Э.Гофманн писал: «Но особым счасти­ем для нашей экспедиции было то, что в это время г. Антон Регули на возвратном пути из северного своего путешествия увиделся с нами в Петербурге… Дневник его, кроме виденного им самим, заключает в себе драгоцен­ное собрание сведений обо всем Северном Урале» [19]. По оценке Гофманна карта Регули «… принесла экспеди­ции величайшую пользу в том отношении, что на ней было означено множество названий гор и рек». Тираж карты, вероятно, был небольшим, в основном для участников экспедиции. Поэтому эта карта Регули не попала в широкий научный оборот. Экземпляр такой литографированной карты ныне хранится в Будапеште в отделе рукописей библиотеки Венгерской Академии наук.

На этой карте Регули способом отмывки обозначил большое количество горных вершин в Уральском хребте

– от Пай-Хоя до широты Екатеринбурга. Полный свод оронимов с карты Регули мною опубликован в работе [103]. В этом списке числится 414 названий гор.

На такой карте Регули в нижней правой четверти поместил вставку, на которой в более крупном масштабе изображен участок Уральского хребта от истоков рек Кожым и Народа на севере и до истоков рек Большой Паток и Щекурья на юге. В настоящее время этот участок известен как «район высших вершин Урала». Именно здесь расположена высочайшая вершина Урала – гора На родная (1895 м). Вставка выполнена на отдельном листочке ватмана размером 158 х 200 мм, наклеенном на общий лист карты. На карте нанесены названия 12 рек, которые все сохранили свои имена до нашего времени. На вставке надписаны 60 названий гор, список которых опублико­ван в работе [104]. Только 9 названий гор, записанных на вставке, сохранили названий и поныне. Практически все топонимы, записанные на вставке, имеют мансийское происхождение.

Почему же Регули поместил на своей большой карте вставку с изображением именно этого района? Для ответа на этот вопрос обратимся к его рукописным материалам.

В своем Дневнике Регули многократно (всего 33 записи) делал пометки о различных картах. Часть карт он получил от разных лиц. 14 ноября 1843 г. в Перми он «получил губернскую карту», которая ныне хранится среди материалов Регули в Будапеште. Карта имеет большие размеры. На карте имеются надписи: «Карту сочинял уездный землемер Лаский», «Свидетельствовал в должности уездного землемера Морев», «Пермский уездный землемер Киттаров». 19 января 1844 г. во Всеволодоблагодатском – «… у Грана, получил от него географические карты, которые гости из Богословска привезли». 28 февраля 1845 г. у Н. Стражевского в Рудниках – «Рисовал карту истоков Печоры».

В Дневнике Регули находятся записи о картах, которые он рисовал собственноручно со слов местного насе­ления. 12 февраля 1844 г. во Всеволодоблагодатском – «делал карту Лозьвы…». 1 апреля 1844 г. в Пелыме – «…ра­ботал над речной областью Конды». 9 июля 1844 г. в Тапсунте – «я рисовал Урал и Верхнюю Сосьву».

В Дневнике Регули имеются записи и о том, что он составлял карты – схемы и по собственным наблюдени­ям: 5 сентября 1844 г. – «Я описываю Урал»; 8 сентября 1844 г. – «Я писал самоедский Урал».

Среди рукописных материалов Регули, хранящихся в Будапеште, мне удалось отыскать шесть карт, выпол­ненных рукою Регули. Для дальнейшего обсуждения особый интерес представляет «Карта речной области Север­ной Сосьвы», составленная по сообщениям Алексея Касимова во Всеволодоблагодатском в январе 1844 г. Напом­ню, что на этой карте показан район, характеризуемый записью «Здесь Урал есть наивысший». Таким образом в самом начале своего путешествия Регули со слов манси Алексея Касимова знал место расположения наивыс­ших уральских вершин. Регули обладал любознательностью и жаждой познания. Поэтому, естественно, он не мог проехать мимо такого участка высших уральских вершин. Сообщение Алексея Касимова о высших горах Урала

34
35
36

Грянула Великая Отечественная война. В суровую блокадную зиму сорок второго года Янченко исполнял обязанности начальника гидрографического управления Главсевморпути в Ленинграде. Эвакуировался после­дним. В Красноярске управление работало до конца войны.

После окончания войны – вновь работал в Главсевморпути. Одновременно вел педагогическую деятель­ность в Гидрографическом институте. Несколько лет руководил учебно-производственным отрядом на Новой Земле. Похоронен 5 мая 1954 г. в Ленинграде.

В честь Степана Алексеевича два географических объекта названы его именем. Его ученики назвали мысом Янченко выступ суши в самом северном российском архипелаге – Земле Франца-Иосифа. Кроме того имя Янченко носит вершина на Приполярном Урале, расположенная в 5 км к юго-западу от высшей уральской горы Поэнг-Ур (На родной). Высота горы Янченко – 1741 м

Гора Янченко (фото В. Данько)

Ороним «гора Янченко» появился на карте в 1935 г.

Карта района г. Поэнг-Ур (С. Боч и Ф. Трифонов)

. Этим именем гору назвали С.Г. Боч и Ф.Г. Трифонов, участники уральской ледниковой экспедиции в 1933 г. [74].

  1. Прошедший мимо Горы

Некоторое косвенное отношение к высшей уральской вершине имеет Э.К. Гофманн Эрнст Рейнгольд Карлович Гофманн (1801-1871) родился в семье домашнего учителя в городке Пяйстель, близ города Дерпта (Тарту) [105]. После окончания дерптской гимназии в 1819 г поступил учиться в Дерптский университет. Его учеба в университете была прервана на три года. После третьего курса он в должности минерало­га участвовал в кругосветном плавании на судне «Предприятие» под командованием капитана русского флота О.Е. Коцебу. В 1827 г. после возвращения из морской экспедиции он окончил курс наук в университете и посту­пил на службу в Петербурге в министерстве финансов. В летние сезоны 1828-1829 г .он вместе с Г.П. Гельмерсеном совершил поездки на Южном Урале «для производства геогностических исследований и отыска­ния золота» [106,107]. На Южном Урале они определили высотные отметки ряда вершин, а также провели нивели­ровку вдоль реки Урал для определения высотной отметки города Оренбурга над Каспийским морем. Во второй год пребывания на Южном Урале они сопровождали А. Гумбольдта во время его поездки по Южному Уралу от Миасса до Оренбурга. Это знакомство с великим географом оказалось весьма полезным для молодых исследователей. По просьбе Гумбольдта их направили на учебу в Европу, где они в течение полутора лет посещали лекции и семинары крупнейших европейских ученых (Г. Розе, К. Риттер и др.). Там же они обработали результаты своих исследований на Южном Урале и издали их в совместной работе [106].

После возвращения из Европы Гофманн перешел работать в Министерство народного просвещения и око­ло 10 лет вел преподавательскую деятельность сначала в Дерптском, а затем в Киевском университетах. В 1842 г. он переехал в Петербург, где служил в горном ведомстве министерства финансов, в корпусе горных инженеров и в университете до выхода в отставку в 1869 г. В петербургский период он совершил несколько экспедиций, в том числе в Восточную Сибирь, на Северный и Средний Урал. После выхода в отставку он переехал в Дерпт, где и закончил свой жизненный путь.

Для нашей темы особый интерес представляет североуральская экспедиция Русского Географического общества в 1847-1850 гг., руководителем которой был Гофманн. В первый год работы в экспедиции практически самостоятельно действовали два отряда. Один под руководством Н.И. Стражевского, продвигался от Чердыни до истоков р. Вишера и далее на север по Главному Уральскому водоразделу до среднего течения р. Щугор. Второй отряд, под руководством Гофманна передвигался в основном по рекам западного склона Урала и дваж­ды поднимался на Главный Уральский водораздел. Оба отряда встретились на р..Щугор и затем вышли в Са­ранпауль и Березово.

Во второй год в экспедиции также самостоятельно работали два отряда. Гофманн на оленьих упряжках проехал от р. Войкар и по западным склонам Уральского хребта продвинулся на север до побережья Карского моря, до Югорского Шара. Затем он вышел на р. Усу и на лодке сплавился до р. Печоры. В это время второй отряд под руководством Стражевского начал продвижение по Уральскому хребту на юг от верховьев р.Войкар. Но попал в зону стихийного бедствия – падежа оленей от болезни. Стражевский был вынужден прекратить свою работу на Уральском хребте. Он пешком вывел свой отряд в поселок Мужи на р. Обь [108].

В результате двухлетних исследований у экспедиции остался необследованным участок Уральского хребта от истоков р. Войкар на юг до верховьев р. Манья. Этот участок Гофманн обследовал в 1850 г. Из Чердыни он пробрался на р.Печору, по которой на лодке проплыл к устью р. Щугор. Затем сначала на лодке, а затем на оленьих упряжках проехал на север мимо г. Сабля на р. Косью. Далее проехал вверх по р.Манарага и через горы добрался на р. Бал­банъю. Отсюда на высшую уральскую горы ведет простой путь длиною всего 5 км. Но Гофманн не воспользовался уникальной возможностью подняться на высшую уральскую вершину. Вероятно, не было у него желания подни­маться на высокие горные пики. В отчетном труде о проведенной трехлетней североуральской экспедиции Гофманн

[19] упоминает о карте Северного Урала, составленной в 1846 г. венгром А. Регули (см. выше). Карта эта была литографирована и размножена для всех участников экспедиции. Была такая карта и в руках Гофманна. На вставке на этой карте была показана и подписана высшая уральская гора, которая на мансийском языке имела название Поэнг-Ур, что в переводе на русский язык означает «высшая гора». Но, судя по всему, Гофманн не смог разобраться в названиях гор, показанных на карте Регули. И поэтому Гофманн прошел мимо высшей уральской горы.

В 1927 г. по маршруту Гофманна, но только в противоположном направлении, от р. Балбанъю через пере­вал и на р. Манарага прошел Алешков. Высшая уральская горы была совсем рядом с его маршрутом. Но он также прошел мимо Горы. И сумел подняться на нее через два года [63].

  1. Первопокорители Горы

В наше время на Гору ежегодно поднимается одна-две сотни любопытствующих путешественников. А кто же был самым первым покорителем Горы?

Думается, что первейшим восходителем на Гору был безвестный манси (см. таблицу 3). В районе Приполяр­ного Урала манси издревле пасли оленей. На карте, составленной Регули, северная граница расселения манси показана существенно севернее Горы. Подняться на Гору из верховьев р. Балбанъю не представляет никакой сложности. Поднялся манси – первопроходец на Гору, осмотрел горизонт по кругу. И ясно увидел, что все окрест­ные вершины по высоте ниже Горы. И назвал Гору – Поэнг-Ур, что переводится как «высшая гора». Знание это передавалось из уст в уста, из рода в род. В середине XIX века венгерский путешественник Антал Регули в поисках Прародины венгров побывал в районе Приполярного Урала. И со слов Тьобинга записал название Горы – Поэнг­Ур и отметил ее на составленной им карте. Материалы Регули являются единственным письменным источником, сохранившим нам древнее мансийское название Горы.

На втором месте среди первопокорителей Горы я поставил А.С. Янченко  и В.Б. Сочаву, участников североуральской экспедиции Ураплана и Академии наук СССР, проводившей работы в районе Горы в 1927 г. Я не располагаю каким-либо письменным источником, фиксирующем их восхождение на Гору. Но логи­ческий анализ действий экспедиционных отрядов в тот год указывает на вероятность такого восхождения. В отчете о проведенной экспедиции Алешков [44], ее руководитель, не упоминает о подъеме на Гору. К отчету приложена «Карта района работ североуральской экспедиции в 1927 г.». На ней нанесены маршруты экспедици­онных отрядов с указанием дат и мест расположения стоянок. При передвижении с караваном оленей на север, на переднем пути, экспедиционники торопились найти точку, которую они достигли в предыдущем году. На обрат­ном пути Алешков на р. Сарындзеда отделился от основного каравана и направился на обследование горы Сабля. При этом он точно повторил маршрут Гофманна XIX века, но только в обратном направлении. На участке р. Балбанъю – р. Манарага Алешков, как и Гофманн, проехал на лошади всего в 4-5 км от Горы и не предпринял усилий для восхождении на Гору. Если бы он поднялся на Гору, то он несомненно об этом упомянул в своем отчете. А вот Янченко и Сочава, молодые азартные люди, возвращались по маршруту, проходящему через верховья р. Народа. Путь этот был им уже хорошо известен. Но они затратили на обратном пути, налегке, большее количе­ство дней, чем на переднем пути, когда передвигались с груженым караваном. Поэтому можно предполагать, что они задержались на р. Народа на парочку дней и поднялись на высшую уральскую вершину. Но еще раз подчер­кну: это только мои предположения. Где-то в питерских архивах, лежат полевые тетради Янченко, которые могут дать положительный или отрицательный ответ на вопрос о восхождении Янченко и Сочавы на гору Поэнг-Ур.

В 1929 г. на Гору поднялся Алешков. В своей статье «О первых ледниках Северного Урала»

[63] он записал: «При восхождении 1 июля на гору Народная и во время пребывания там мне представился случай, благодаря открывшемуся с этой наивысшей (1885 м) вершины Урала обширному виду, наблюдать состо­яние снега в горах в это время». Эта запись однозначно подтверждает факт его восхождения на Гору.

В 1933 г несомненно на Горе побывал С.Г. Боч

С.Г. Боч

В своей статье «Геоморфологический очерк района горы Народной» [74] он детально описывает все основные структурные элементы Горы (кары, гребни, плато, террасы, снежники, останцы, почвы и пр.). В статье приведены фотографии различных участков путей на вершину. Все эти факты указывают на то, что Боч несомненно был на Горе. Возможно вместе с ним на Горе побывал топограф Трифонов Ф.Г. участвовавший в составлении карты района Горы.

Сергей Геннадьевич Боч учился в ленинградском лесном институте. Основное направление его научной деятельности – геоморфология. В 1933 г. он участвовал в Уральской ледниковой экспедиции, исследовавшей область современного оледенения на Приполярном Урале, в частности в районе Горы. Был участником Великой Отечественной войны. После войны работал в институте геологии. Неоднократно участвовал в экспедициях по изучению четвертичных отложений на Полярном и Приполярном Урале.

Таблица 3

Первые восхождения на гору Поэнг-Ур

 

Впервые на высшую уральскую вершину туристы поднялись в 1936 г. Туристская группа студентов Сверд­ловского горного института совершила в этом году путешествие вдоль Уральского хребта от Салехарда до Ивделя [109-112]. В составе группы были: Груздев Филипп (руководитель), Полубарьев Н.П. (аспирант) и студенты Опа­рин Федор, Иванов Константин, Сахаревский Николай, Гиршгорн Моисей, Гиршгон И., Карелин. В ходе своего маршрута туристы 10 августа 1936 г. поднялись на гору Народная. Восхождение описано скупыми словами: «И снова восемь серых фигур упорно карабкаются по камням. Облака спустились ниже и плотным туманом окутали цепочку людей. Ветер беснуется, откидывает капюшоны, заворачивает полы плащей и пытается сорвать в бездну упорных людей. Но цепкие руки держат крепко. Начался снег. Острые льдинки впиваются в руки, лицо. Нельзя надевать перчатки: можно сорваться, цепляясь за камень… Наконец крутые скалы выводят нас на площадку верши­ны. Высота 1885 м. Быстро складываем тур. Восхождение посвящаем героям Родины – храбрым соколам Чкалову, Байдукову и Белякову» [111]. В другой статье записано: «с горы открывается величественный и дикий пейзаж. В нескольких километрах видны вершины гор имени Карпинского, имени Дидковского и Сабли. Сплошной серой массой подымается хребет Соледы. Узкие долины прорываются между гор и уходят на север» [112]. Восходители сложили тур и оставили записку в бутылке. Поднимались они на Гору из верховий р.Карпин-шор.

Сведения о следующих трех восхождений сохранились по запискам, обнаруженным в бутылке на вершине позднее.

В первой записке: «Летом 1937 г. на гору На родная поднялся сотрудник ПУЭ ГУСТП старший топограф Канин Д.С. с тремя рабочими. Подъем совершили с юга от реки Народа».

Во второй записке: «28 июля 1939 г. в 20 часов на вершину На родная совершили восхождение сотрудники ПУЭ Академии наук СССР и Уральского геологического управления геоморфолог Долгушин Л.Д. и др.». Однаж­ды я встречался с Леонидом Дмитриевичем

Л.Д. Долгушин на макушке г. Поэнг-Ур, 1939 г.

в его московской квартире. Он много рассказывал мне о своих уральских маршрутах, пройденным им не только около горы Народной, но и в ледниковом районе Запо­лярного Урала. Показал мне свои фотографии, сделанные на Урале и в других районах мира.

Л.Д. Долгушин

Леонид Дмитриевич в 1937 г. окончил географический факультет Московского областного педагогического института, а в 1940 г. – аспирантуру научно-исследовательского института географии при Московском государственном университете. Участвовал в баталиях во время Великой Отечественной войны. В мирное время вернулся к своей любимой гео­графии, и долгое время работал в институте географии Академии наук. В экспедициях работал на Урале, в Сиби­ри и Памире, на островах Новая Земля и Франца-Иосифа. Участвовал в исследованиях Антарктиды и в горах Китая. В сфере его географических заслуг отмечаются:

— открытие очага оледенения на Заполярном Урале;

-первое исследование снежного покрова в Восточной Антарктиде;

— первое описание оледенения китайских областей Нянь-Шаня и Восточного Тянь-Шаня;

-анализ пульсирующих ледников на Памире;

-впервые составленный справочник очагов оледенения планеты Земля и др.

Третья записка: «31 августа 1941 г. на гору На родная поднимался топограф Северцов А.Ф. для установ­ления центра и вехи триангуляционного пункта. Подъем совершен с юга, с рабочими (три фамилии неразбор­чивы)».

Информацию, изложенную в трех вышеперечисленных записках, удалось отыскать в личном дневнике Е.П. Масленникова

Е.П. Масленников

и в его статье «По Приполярному Уралу» [113]. После Великой Отечествен­ной войны первой на гору Народную поднялась группа свердловских туристов (10 человек, руководитель Е.П. Масленников). 29 июля 1954 г. группа поднялась на Гору по гребню, идущему от перевала Центральный (между верховьями рек Манарага и На рода). Подъем под перевал из истоков р.Манарага занял всего полчаса. Восхождение описано следующими строками [113]: « К концу второго перехода на высоте 1450 м нас густо окутали облака. На высоте 1670 м они немного рассеялись, и мы увидели внизу белую точку нашего шатра, а по другую сторону – истоки реки Народы, два ледника и несколько мутно-зеленых озер с неподвижной водой на чашеобраз­ном плато. Гребень, по которому мы поднимаемся, в этом месте сужается и в обе стороны почти отвесными стен­ками уходит на сотни метров вниз. Отсюда хорошо видны на севере невысокие, плоские гряды гор. На больших пространствах покрытые снегом. Зато на юге все окутано туманом, хотя небо над головой радует изумительной голубизной. Различаем впереди вершину. За три часа поднялись на 900 метров. Но за каждым гребнем, который кажется последним, открывается новый. На протяжении всего пути приходится преодолевать большие камни. Некоторые из них больше двухэтажного дома и колеблются при нашем движении. Среди множества каменных громад мы кажемся песчинками. Несколько раз страховались репшнуром. В два часа впереди увидали вышку. По огромным плоским валунам-песчаникам совершенно белого цвета, которыми природа на несколько километров выложила все подходы, благоговейно приближаемся к вершине. Ура, Народная взята! Вышка метра четыре высо­той, из тонких жердей, отполированных ветром и дождем. Тура нет, но под одним из камней находим бутылку. Собравшись над ней тесным кружком, извлекаем содержимое – пожелтевшие бумажки тех, кто был здесь до нас. Их оказалось три…».

И далее: «Итак, люди были здесь еще до войны, и ни один турист и альпинист не поднимался до нас на высшую вершину Урала!. На ровной площадке, возле вышки, строим солидный, в рост человека, тур. Водружаем большой шест с вымпелом из разрезанного красного гетра. Складываем все найденные записки в банку, оставля­ем памятку и о нас».

Когда Евгений Масленников с группой свердловских туристов поднялся на Гору, то они нашли там разби­тую бутылку с полуистлевшими записками. Женя, я могу его так называть, так как он был моим хорошом другом, в своем дневнике сделал запись о том, что переписывая для себя тексты записок, он многие строки не мог разоб­рать. И поэтому записал коротко только то, что можно было ясно прочитать.

Здесь я обращаю внимание читателя на тот факт, что свердловские туристы в 1954 г. не обнаружили на вершине записку свердловских же туристов из горного института, побывавших здесь в 1936 г. Горняки оставили записку в бутылке. Женя нашел разбитую бутылку, но не обнаружил в ней записки горняков. Остается полагать, что записка студентов-горняков просто истлела. Женя оставил все записки, в том числе и свою, в банке. И после­дующие восходители извлекали записки именно из банки.

Летом 1955 г. на гору Поэнг-Ур поднялись пять туристских групп, о чем сообщает М.Аксельрод в газетной заметке [114].

«8 июля 1955 г. на гору Народная поднялась научная экспедиция Уральского лесотехнического института в составе: профессор Горчаковский П.Л., студенты Шиятов С.Г. и Бирюков В.Н.; в 20 ч 45 мин. температура воздуха была 7,5 °С, давление 602 мм, температура анероида 18,5 °С. Поднимались по реке Косью и реке Манара­га». Записку с таким текстом оставила группа ботаников, руководителем которой был будущий академик Россий­ской Академии наук Павел Леонидович Горчаковский

П.Л. Горчаковский

Он учился в Сибирском лесотехническом институте. Но его научные труды главным образом связаны с Уралом. Он исследовал структуры и закономерности пространственного размещения растительного покрова. Провел теоретические и практические разработки основ экологического мониторинга Урала и прилегающих районов. Профессор, доктор биологических наук, академик, заслуженный деятель науки Российской Федерации. Провел экспедиционные исследования флоры различных районов Урала. Я неоднократно беседовал с Павлом Леонидовичем, расспрашивая его о путешествиях по Уралу. Он побывал в Заполярном и Полярном Урале. Восходил на многие вершины Приполярного, Северного и Южного Урала. Он, вероятно, единственный из российских академиков, который взошел на высшую уральскую вершину – Поэнг-Ур. На Северном Урале он поднимался на горы Чистоп и Ялпинг-ньер. На Южном Урале он взошел на гору Иремель. Растительность покоренных им гор описана в его статьях [115,116]. Классическими стали схемы, состав­ленные им, распространения растительности по высотным поясам вдоль всего Уральского хребта.

17 июля 1955 г. на Гору поднялась группа туристов Ленинградского политехнического института, руково­дил которой Щербинин О.Н. В этой группе был Б.П. Полоскин, с которым судьба свела меня на Дальнем Востоке в следующем году в совместном трудном путешествии по нехоженому краю от поселка Найхин на р. Амур через горы Сихоте-Алиня до Совгавани на побережье Тихого океана. Борис стал известным песенным бардом, создав­шим немалое количество туристских и других песен.

25 июля 1955 г .на Гору взошла группа московских туристов (руководитель Козулицын). А в августе того же года туристы московского государственного университета (руководитель Днестровский) также покорили высшую вершину Урала.

В июне или августе 1955 г. на Горе побывала группа туристов ленинградского института точной механики и оптики (руководитель Приходько Ю.П.). Группа прошла от поселка Аранец, на р.Печора, до р.Манарага, откуда совершила восхождение на Гору и далее ушла вниз по р. Кожым [117].

Не заставило себя ждать и первое зимнее восхождение на высшую уральскую вершину. 9 февраля 1956 г на Гору впервые в зимних условиях поднялась группа студентов Уральского политехнического института под руко­водством В.И. Королева

В.И. Королев

Участник этого восхождения М. Аксельрод так описывает покорение зимней Горы [114]: «Совсем налегке идем на лыжах к подножию Народной. Дует сильный ветер. При особо силь­ных порывах приходится останавливаться. Больше часа потратили на то, чтобы пройти немногим более двух километров. Оставляем лыжи и дальше идем пешком, имея на «вооружении» ледорубы, лыжные палки и альпи­нистские кошки. Взять вершину в лоб нет никакой возможности. Перед нами 200-метровая скальная стена. При­ходится обходить ее. Ветер совсем разыгрался, швыряет в лицо сотнями снежинок, сбивает с ног. Под ногами отвердевший наст, еле-еле удается рантом ботинок вырубить маленькую полочку. В ход идут ледорубы. Медленно набирая высоту, выходим на плато. Больно глазам. Плато покрыто снегом, а он, утрамбованный ветром, блестит как зеркало. Долог и утомителен был путь к вершине. Наконец выходим на небольшую площадку. На ней триан­гуляционный знак, небольшой тур с консервной банкой, а в ней записки. Цель достигнута! На весь Урал смотрим сверху вниз. Ради этих минут стоило выдержать сколько угодно испытаний. По старой традиции начальник группы читает записки. Мы считали, что наша группа на Народной будет второй. Это не так. Летом 1955 г. на вершине побывало пять групп. Уже одно это говорит о том, как широко и быстро развивается у нас туризм. Но все таки мы первые, кто побывал на Народной зимой!» В этот морозный и ветрообильный день на вершину подня­лись: Королев Василий (руководитель), Будрин Алексей, Дмитриев Леонид, Григорьев Анатолий, Аксельрод Моисей, Карасев Валентин, Штуц Вадим, Согрин Сергей, Цуканов Евгений. Королев Василий Иванович уже тогда в туризме был легендарной личностью. В те годы он учился в аспирантуре физико-технического факультета Уральского политехнического института. Защитил кандидатскую диссертацию и преподавал в институте. Он был организатором ряда сложнейших спортивных походов, в том числе по Восточным и Западным Саянам. Это о нем сложили шутливую песенку с таким запевом:

«Раз в Большом Урале мы сидели.
Васька Королев нас угощал.
И когда порядком окосели,
Он нас на Саян завербовал.
В края далекие, гольцы высокие…»

В те годы Вася был сильнейшим туристом города. Был чемпионом на туристских соревнованиях. Интересен его жизненный путь. Сначала уехал преподавать ядерную физику в Севестополь. А затем много лет читал лекции по физике в университетах ряда стран Африки и Юго-восточной Азии. Возвращаясь из длительных зарубежных поездок, Василий Иванович заезжал обычно в Свердловск. Он красочно рассказывал нам о своих поездках по миру. Показывал фотографии. Как-то понаслушавшись его сочных словесей о дальних странах, кто-то из нас заметил: «Васька, ты стал специалистом по революциям. Побывал в Мали – вскоре там переворот. Съездил во Вьетнам — там произошла смена правительства». Он на такие реплики только улыбался: мол читаю физику, а к переворотам не причастен. С Васей я был в одном совместном путешествии – по Алтаю и Западным Саянам. В этом походе Василий был образцовым руководителем: предусмотрительным, рассудительным, с большим объе­мом туристских знаний и умений, спокойным и мудрым. Отмечу, что Вася Королев был первым, кто побывал на высшей уральской Горе и летом и зимой.

Вот таким смотрится по моим данным список первых пятнадцати восхождений на Гору. Тем восходителям приходилось добираться до Горы не просто: неделя ходу до Горы и неделя – обратно. А ныне можно потратит на такое восхождение всего три-четыре дня. В верховья р.Балбанъю можно за 10 часов заехать на автомашине. И день – на восхождение.

Отчему также, что в 60-70-е годы прошлого века чемпионом по восхождениям на Гору был Анатолий Семе­нович Шумков

А.С. Шумков

Долгие годы он учительствовал в школах в городе Карпинске Свердловской области. И регулярно почти каждый год водил своих школьников на Приполярный Урал. По его инициативе и при его активном участии была проведена нумерация перевалов на Приполярном Урале. Более ста табличек было установлено на приполярных перевалах. Такая система в туристской среде используется и поныне. Кроме того он систематизировал и составил длинный список уральских оронимов, в названии которых используется слово «Ка­мень», например, Денежкин Камень, Конжаковский Камень и многие другие.

  1. Самое массовое восхождение на Гору

Летом и зимой бывают денечки, когда на Гору единовременно поднимаются две-три группы туристов. Но вот уникальный случай – 9 августа 2014 г. на высшую уральскую Гору поднялись около 200 человек (далее инфор­мация приводится по работе [118] – автор Меркушев В., фотографии Онопа А.).

Инициатором такого события была Комарова Наталья Владимировна, губернатор Ханты-Мансийского автономного округа – Югры. На встрече с воспитанниками детского дома в Нягани в декабре 2013 г. она, выступая в роли Деда Мороза, предложила поучаствовать ребятам в путешествии на высшую уральскую вершину. Наталья Владимировна свои обещания выполняет. За восемь месяцев была проведена большая организационная работа.

И девятого августа 2014 г. у подножия самой высокой уральской горы На родной (Поэнг-Ур) собралось около 200 человек, которым предстояло подняться на Гору.

Стартовали во главе с Натальей Владимировной, которая лично прошла первые полкилометра пути вместе со всеми

На Гору поднимается губернатор Н.В. Комарова (фото А. Онопа)

Её фигура, в дождевике яркого зеленого цвета, призывала восходителей к подъему. Длинная цепочка людей, идущих по склону, растянулась на несколько сот метров. По снежничкам и по каменис­тым россыпям проходил подъем

Массовое восхлждение на Гору (фото А. Онопа)

В цепочке туристов шли школьники, воспитанники детских домов, студенты, представители общественных организаций и органов власти Югры. Подъем осложнял дождь, который поливал туристов четыре раза. На сложных участках помогали спасатели и инструкторы отрядов «Цент­роспас-Югра»и центра медицины катастроф. Среди восходителей самой организованной группой были школьни­ки туристских клубов из Саранпауля и Березово. Руководители этих групп – брат и сестра Семёновы. Он руково­дит туристским клубом в Саранпауле, а она – в Березово. Более десяти лет водят они школьников в туристские походы. На восхождение на Гору Семеновы взяли 28 человек.

Около трех часов потребовалось для подъема на макушку Горы. Вот и вершина

На макушке высшей Уральской горы (фото А. Онопа)

Эмоции охватили всех. Среди покорителей был депутат думы Югры и директор центра спорта инвалидов Эдуард Исаков. Его группа добиралась до базового лагеря на велосипедах. Огромное удовольствие восхождение доставило глав­ному федеральному инспектору Югры Дмитрию Кузьменко, Ему еще ранее снились моменты подъема на скалы, которые он преодолел сейчас, при восхождении, наяву. Среди покорителей Горы оказался и иностранный турист

– гражданин Франции Эрико Рога. Приехал он в Сургут для проектирования полигона. Узнав об экспедиции на уральскую вершину решил принять участие в ней. Он – заядлый путешественник. Побывал на Монблане в Аль­пах. По его мнению по эмоциям Монблан и рядом не стоял по сравнению с горой На родной.

Спуск с Горы прошел также организованно как и подъем. Внизу покорителей Горы встречала Наталья Владимировна: пожимала руки, обнимала. Уставшие туристы погрузились в вертолет. Пришла пора – домой. В завершение описания этого уникального массового восхождения на гору Поэнг-Ур (На родную) отмечу, что путь подъема проходил по маршруту 7.3.1. (см. выше).

Заключение

Читатель прочитал все предыдущие страницы этой книжечки. Теперь он знает:

  • как отыскали высшую Гору,
  • как Горе дали имя,
  • как добраться до Горы,
  • как взойти на Гору.

 

Сейчас, уважаемый читатель, ты должен принять самостоятельное решение – хочешь ли ты подняться на высшую уральскую Гору или нет. Если ты решил покорить Гору, то действуй. Добрый путь тебе! Хорошей погоды! И успешного восхождения!

Приложение 1

Путешествие в Урал…

(Из дневника Уральского путешествия А.Регули В 1844 г., перевод Карелин В.Г.)

… 30 [августа]. Доставили мне ездовых оленей, я поехал на лодке на Манью – ночевал в Истарсинпауле. 31 [августа]. Приехал в Петитпауль – отсюда на оленях на бока [гор]. Очень хорошая погода.

Сент. [ябрь]. 1 [сентября]. Проехали через долину Лонхла, проехали по Келпньёр и Норменгньёр, ночевали на Гоби ньолл. 2 [сентября]. Проехали вдоль по Гоби урр, сделали на Гобия остановку, и поехали под Енс-урр в долину Мань Гоби. 3 [сентября]. Приехали в долину Порне, проехали назад и нашли место стоянки в долине Мань Гоби. 4 [сентября]. Отдыхал – идет дождь. 5 [сентября]. Мои провожатые вернулись назад – работает со мной вогульский подросток – я описываю Урал. 6 [сентября]. Семь перевальных путей из Маньи в страну Суоми. Самоедский проводник из людей с Маньи вернулся назад. 7 [сентября]. Суоми приехали обратно – суоми есть бестолочь. Я ходил к верховьям долины Тьюнд-Косйе-Я, выше области снегов. 8 [сентября]. Мы рисовали наконец понятным способом Урал, вечером сообщение о ворах оленей, два человека посланы на преследование. 9 [сентября]. Я ходил с Тьобингом через горные вершины в долину Порне, вечером назад. 10 [сентября]. Я писал самоедский Урал. 11 [сентября]. Выехал. – Проехали через Гоби-ньёлл за Келп-ньёр. 12 [сентября]. Проехали через Вангльянг, верховья Норэти и нашли в её вершине юрту. 13 [сентября]. Прибыли к Устину и с ним дальше Пореньёлл к Игнатию. 14 [сентября]. Приехали на Тосимья к самоеду Пете и поехали далее по Тосимья…