Биография старообрядца-иконописца Г.С. Коскина опубликована в альбоме-каталоге «Уральская икона. Живописная, резная и литая икона XVIII – начала XX в.». Здесь имеет смысл привести биографию, так как она будет дополнением к родословной Коскиных.

читать журнальный вариант

«Коскин Гавриил Сергеевич (в иночестве о. Григорий). Родом из вечноотданных крестьян Невьянского завода. Один из самых почитаемых в среде уральских старообрядцев часовенного толка иконописец-«изуграф». Обучался у П.Ф. Заверткина. В 1766-1767 годах по поручению заводских старообрядцев ездил в Москву и Санкт-Петербург. Затем, оставив семью, ушел в скит инока Максима в Нижнетагильском заводе. Известно также, что 52-летний схимник Григорий вместе с Максимом принимал участие в старообрядческом соборе 1777 г. на Невьянском заводе, посвященном вопросу о священстве. Около 1781 г. вместе с братией удалился на Веселые горы, в леса. Спустя два года, после смерти инока Максима, «изуграф» Григорий стал игуменом этого скита и был им до самой смерти. В 1923 г. С. Дюлонг в своем докладе высоко отзывался о работах Коскина, которые ему довелось видеть в Екатеринбурге (икона «Господь Вседержитель» в Никольской часовне и икона «Иоанн Предтеча» в часовне Госпитальной улицы). Могила о. Григория на Веселых горах и скала (гора Потная. – В.Т.), на которой он, по преданию, писал иконы, до сих пор являются объектами почитания старообрядцев часовенных».

В начале XX столетия ежегодно много людей стремилось на Веселые горы. Вот как Путник (кто скрывался под этим псевдонимом, пока неизвестно) описывает события возле могилки о. Григория:

«Старец, Григорий, был из крепостных крестьян Невьянского завода, по фамилии Коскин. Молодость провел за изучением иконописи, сделавшись впоследствии недюжинным живописцем. Иконы его работы на Урале ценятся очень высоко. Он первый усовершенствовал на Урале искусство художественной иконописи. После принятия иночества, уже в средних летах, Григорий удалился на Веселые горы, где прожил до самой кончины. Новым паломникам богомольцы охотно показывают то место, около огромного камня Потной горы, где в пещере между камней обитал отшельник. Потная гора считается почти самой высокой горой среди возвышенностей Среднего Урала. Летом инок Григорий писал иконы на вершине одной из скал, которая сохранилась в том же виде до сих пор.

Он умер к 1731 г. (дата не правильная. – В.Т.) и похоронен около своей пещеры».

Есть еще брошюра В. Санина «На Веселых горах», также рассказывающая о паломничестве старообрядцев. В. Санин – псевдоним Владимира Николаевича Афанасьева, который вычисляется по трехтомнику Масанова И.Ф. «Словарь псевдонимов русских писателей, ученых и общественных деятелей». (М. 1958. Т. 3. С. 96).

читать журнальный вариант

«На могилу о. Григория, отстоящую от могилы о. Максима на 5 верст, мы с художником направились в ночь на 27-е июня [1910 года] с расчетом прийти туда ранее всех и затем наблюдать переселение на нее паломников. И действительно, любопытно было наблюдать поспешное наполнение до того безлюдной поляны тысячами людей. В два часа утра на могиле не было, что называется, ни живой души, а к восходу солнца жизнь с поразительным сходством отличалась с ту же форму, что и на предыдущих могилах.

Много своеобразной прелести имело это передвижение с могилы на могилу, при этом вносило разнообразие в паломничество и потому не так утомляло.

Местность у о. Григория была живописнее всех остальных могил. В особенности красива группа камней, расположенная у самой дороги и служащая как бы преддверием поляны с могилой. Камни носили название Потная гора.

Могила о. Григория и каркас для палатки.

Подвижник Григорий был иконописцем и, по преданию, большую часть своих икон написал на вершине названной группы камней, откуда открывался поэтический вид на окружающий лес – ближайшие горы и долины».

Просматривая дела совещательного комитета середины XIX века по старообрядцам, встретил иконописца Григория Коскина. Я знал, что «изуграф» о. Григорий жил в XVIII столетии. Сразу же пришла мысль, что это два разных человека, но приходятся ли они друг другу родственниками? Чтобы ответить на этот вопрос, составил родословную Коскиных, хотя прежде биографией Григория Артемьевича Коскина не занимался.

Судя по ревизской сказке 1735 года, Коскиных на Невьянском заводе не было. А вот в  именном списке Акинфия Демидова о беглецах за 1743 год в Невьянском заводе значится семья 52-летнего кучеосыпщика Сергея Иванова сына Коскина. У него жена Марфа Васильева дочь (47 лет). У него сын Гаврило (18). У Гаврила жена Дарья Дмитриева дочь (18). У него подворница девка Марья Михайлова дочь (63).

В сказке 1795 г.: Михайло Гаврилов сын Коскин (35). Дети Артемей (15 1/2), Тимофей (12), Сава (6). По данным  1811 г.: Михайло Гаврилов сын Коскин умер в 1806 году. Его дети Артемей (31 1/2), Тимофей умер в 1804 г., Сава (22), Емельян (8). Артемия дети Тарас (10), Григорий (4). Савины дети Марко (2 года), Михей (2 месяца).

Родословная Коскиных

I

  1. Иван Коскин.

II

2-1.Сергей Иванович Коскин (1691-?).

Ж. Марфа Васильевна (*1696).

III

3-2. Гаврило Сергеевич Коскин (1725-?). Иконописец. В иночестве о. Григорий.

Ж. Дарья Дмитриевна (1725-?).

IV

4-3. Михайло Гаврилович Коскин (1760-1806).

V

5-4. Артемей Михайлович Коскин (1779-?).

6-4. Тимофей Михайлович Коскин (1783-1804).

7-4. Сава Михайлович Коскин (1789-?).

8-4. Емельян Михайлович Коскин (1803-?).

VI

9-5. Тарас Артемьевич Коскин (1801-?).

10-5. Григорий Артемьевич Коскин (1807-?). Иконописец.

11-7. Марко Савич Коскин (1809-?).

12-7. Михей Савич Коскин (1811-?).

Родословная выяснила, что Гавриил Сергеевич Коскин приходится прадедом Григорию Артемьевичу.

Старообрядцы у камней на Горе Потной

Легенду о том, что инок Григорий летом писал иконы на вершине одной из скал, повторяют и Путник, и Санин. О. Григорий пребывал уже в пожилом возрасте. Зрение было не как в молодости. Вдали от  жилья, в тайге непросто писать иконы, так как постоянно возникает какая-нибудь потребность: приготовить левкас, подобрать краски, хорошо просушить доски и т.д. За любой мелочью в деревню не побежишь. Кроме того, на икону постоянно будут садиться мухи, комары и оводы… Скорее всего, Гаврила Коскин был хорошим иконописцем, но при жизни в миру, со своей семьей. Путаница  могла произойти  и из-за того, что иконописцем был его правнук – Григорий Артемьевич Коскин.

Историки и искусствоведы переписывают информацию из рукописи Дюлонга о том, что он видел подписные иконы Григория Коскина, и, возможно, приписывают их иноку Григорию – отшельнику с Веселых гор. Но если бы иконы принадлежали Гавриле Коскину, то он подписывал бы их как в миру – Гаврила Коскин, или как в иночестве – инок Гавриил (без фамилии). Последнюю подпись мог ставить только его правнук.

Тупиков Василий Гаврилович (два Георгиевских креста и медали за китайский поход 1900-1901 гг. и боевые действия в Русско-японской войне 1905 года) и группа старообрядцев на Веселых горах. Архив Ильи Николаевича Тупикова (Нейво-Рудянка).

Рукопись Дюлонга хранится в архиве Уральского общества любителей естествознания. Доклад француза «Об уральской иконописи» был прочитан на заседании УОЛЕ в 1923 году. Француз Сешель Дюлонг приезжал на уральскую землю с целью промышленного шпионажа. Его интересовала работа платиновых приисков на Северном Урале. Вояж Дюлонга был законспирирован, он работал под прикрытием Красного Креста, доставлявшего в голодное время на Урал продукты питания. Француз для сохранения своей тайны интересовался старообрядческими иконописцами, посещал церкви и часовни, чтобы свободно передвигаться по городам, вел бурную жизнь, даже женился на Урале. Жены у него были в разных местах проживания. Чекисты накрыли «лавочку Красного Креста». Дюлонг спешно уехал, оставив екатеринбургскую жену Татьяну Шилкову. Историки говорят, что француз коллекционировал иконы. Но при поспешном бегстве ему уже было не до икон.

Судебный процесс был громким, начиналась эпоха сталинизма. Так сына основателя УОЛЕ Модеста Онисимовича Клера (швейцарского гражданина) приговорили к расстрелу. Клер в то время был заведующим горноразведочной частью треста «Уралплатина» и передал Дюлонгу за деньги несколько документов. Но, принимая во внимание укрепившееся международное положение СССР и рост экономической мощи, расстрел заменили заключением на 10 лет со строгой изоляцией и поражением в правах на 5 лет.

Старообрядка Тупикова Татьяна Еремеевна. 1916 год, проживала в Нейво-Рудянском заводе. Архив Ильи Николаевича Тупикова (Нейво-Рудянка).

Дальнейшая судьба Дюлонга неизвестна. А может, он погиб при задержании чекистами? Вот вам и сюжет для сценария художественного многосерийного фильма: с иконами и иконописцами, паломниками на Веселых горах, Невьянской башней, промышленным шпионажем под прикрытием Красного Креста, женитьбой ради успеха дела, НЭПом, сбором информации о месторождениях уральской платины, перестрелках с чекистами и т.д.

читать журнальный вариант

В 2007 году возле старого креста у захоронения инока Григория часовенные старообрядцы установили пятиметровый крест из бруса и каркас из жердей для палатки, которая спасает людей от дождя и комаров. Здесь происходят ночные богослужения. Недалеко от могилки инока Григория сохраняется чистый родник.

Автор: Трусов Владимир Александрович

Автор более 200 статей на исторические, родоведческие и краеведческие темы. Автор книги «Шайтанский завод Никиты Никитича Демидова». Печатался в журналах «Уральский следопыт», «Веси», в альманахах и сборниках. Живёт в Первоуральске.