Если екатеринбуржцу задать вопрос: «Какая пещера находится наиболее близко к городу?», можно услышать – «Дружба» (Нижнесергинский район) или, на худой конец,  Смолинская (Каменский), ан нет. Вполне приличная пещера находится около железнодорожной станции Коуровка, но не на реке Чусовая, как можно было подумать, а рядом, на реке Утка, ее левом притоке.

Пещера гротового типа спряталась в скалах на окраине поселка Новоуткинск и имеет ну очень оригинальное название – Новоуткинская. А вот дальше начинаются тайны.

читать журнальный вариант

Расположенная чуть ли не среди жилых домов, известная среди местных жителей, пещера до сих пор скрывает удивительные факты, связанные с ней.

Вероятно, первое упоминание о ее существовании приведено в старинном геологическом специализированном издании «Горный журнал». Геолог Ф.Ю. Гебауер (1846-1902), исследователь месторождений каменного угля на Урале, побывал там. Как человек, который интересовался возможностью нахождения в пещере остатков древнего человека или древних животных, он посетил ее, а рабочие его экспедиции выкопали шурф внутри грота. Нашли расколотые кости животных. Гебауэр отправил их в Санкт-Петербург, «глубокоуважаемому остеологу В.О. Ковалевскому (кстати, мужу известной русской женщины-математика С.В. Ковалевской) и, конечно, получил ответ: «Кости принадлежат лосю и бизону».

Вообще-то лось – современное животное, а вот первобытный бизон – вымершее, как и мамонт, но особых выводов исследователи не сделали, и на этом интерес к пещере пропал, а значение находок из нее было предано забвению.

В путеводителе Е. и Ю. Постоноговых  «По реке Чусовой» эта пещера упоминается и даже рекомендуется к посещению, но… кроме указанных приблизительных размеров, в тексте нет более ничего.

В 1995 году этот природный объект был целенаправленно посещен и исследован небольшой группой школьников «Эколого-экспедиционного отряда» центра дополнительного экологического образования объединения «Дворец Молодежи города Екатеринбург».

В первую очередь было сделано то, что должен был сделать любой географ, а тем более исследователь пещер – составлен детальный план пещеры (вполне возможно, самый первый, а может быть, и единственный до сих пор). Затем был найден шурф Ф. Гебауэра и предпринята попытка понять, почему именно с этого места началось исследование этой пещеры. Ну и, наконец, внимательнейшим образом исследована поверхность пола (без раскопок) и обнаружены необычные находки – разрубленные человеком кости, но не домашних животных, а диких. И не просто диких, а снова лося и… северного оленя.

Дикая таежная форма северного оленя еще достаточно часто встречалась в этих местах 300 лет назад, а следовательно, пещера могла быть использована как временная стоянка охотника (манси или русского) около 300 лет назад.

Вряд ли это мог быть русский охотник, так как останавливаться и ночевать в пещере в нескольких километрах от находящихся рядом домов теплого и уютного русского поселка Чусовская слобода (она же Утка Государева), возникшего еще в 1651 году, нет смысла. Если охотник был манси (вогул), тогда эта его пещерно-охотничья стоянка существовала до середины XVII века.

Костных остатков было найдено мало, следовательно, это временная остановка охотника, а не постоянное место жизни группы людей, тогда бы костей (остатков трапез) было бы гораздо больше.

Есть, правда, еще одна гипотеза – пещера могла использоваться как логово придорожных русских разбойников, ведь рядом, вдоль реки Чусовой, проходила вторая по значимости дорога на Урале после Бабиновской (в те давние 1600-е годы). Потому вероятность поживиться чем либо на «большой дороге» у них была. Тем более, что существуют легенды, что это место и называется Коуровка потому, что в пещере обитала шайка разбойника по кличке Коурко.

А есть и другое мнение, что тут были сенокосы слободчан Коуровых из уже упоминающейся Утки Государевой. Разобраться бы во всех этих хитросплетениях нашей уральской истории.

Но вернемся к топографическому плану пещеры и костным находкам, найденным участниками «Эколого-экспедиционного отряда».

Чтобы эти кости могли «заговорить» после этой экспедиции, ребята их изучали несколько месяцев, чистили, мыли, определяли, изучали, как их разрубали и …съедали. Искали любую информацию об этом месте, даже используя аэрофотоснимки (Google  тогда еще не было) и нашли рядом более древнюю, разрушенную пещеру. Полученные материалы затем отправили заинтересованным лицам. План пещеры отправили в комиссию по учету пещер Ассоциации спелеологов Урала, кости – в музей Института экологии растений и животных УрО РАН.

Прошло много лет, школьники-исследователи повзрослели, но по-прежнему очень любят природу Урала, а мы снова посещаем это интересное место.

В апреле 2018 года в пещеру отправилась экспедиция «Уральского следопыта» и подтвердила многие предположения бывших юных экологов. Интересно, что время внесло свои коррективы в жизнь пещеры. Теперь место охотничьей стоянки языческого охотника-вогула или схрона русского разбойника используется местными жителями в новогодние дни как христианский символ. Новоуткинская пещера используется как аналог пещеры – места рождения Христа. Тут и крест, и загон для ягнят, подсыпана солома, устанавливаются елочки.

Меняется назначение, но внешний облик геологического памятника природы Новоуткинская пещера в известняках Каменноугольного периода Палеозойской эры, у поселка Новоуткинск городского округа Первоуральск Свердловской области, – остается.

***

читать журнальный вариант

Автор: Ерохин Николай Геннадьевич 

Родился в 1960 году на Северном Урале. Заведующий музеем Института экологии растений и животных Уральского отделения Российской Академии (г. Екатеринбург), краевед, знаток журнала «Уральский следопыт».