По разным источникам, название этой деревни «гуляет» в двояких окончаниях. В Списке населенных мест Чусовской и Калино-Камасинской волости Пермского уезда на 1908 год и в других дореволюционных источниках – деревня Борисова, она же – на карте Путеводителя по реке Чусовой 1936 года, а на современных картах вдруг – Борисово. Впрочем, такая разноголосица сегодня – весьма типичное явление. Хотя, на наш взгляд, наименование сельских населенных пунктов на Руси достаточно строго подчинено социально-бытовым обстоятельствам их существования. 

 

  В основе слова «деревня» лежит глагол «драть» – очищать от леса, пахать землю, поднимать целину. С этого начиналась жизнь первопоселенца на выбранной им удобице. Пришел некий Борис или сын Борисов, выкорчевал пни, вспахал землю, засеял… Чей возник хуторок? Борисов. К нему прилепился сосед, потом другой, третий… Чья получилась деревушка? Борисова.

  Но вот деревня потучнела усадьбами, жители сговорились своими силами поднять деревянную церквушку во имя выбранного святого, и деревня превратилась в село Борисово.

  В нашей деревне ни церкви, ни даже часовни сроду не было. Почему тогда появилось на картах и в литературе Борисово? В советское время селом стали называть и тот населенный пункт, где обосновался сельский совет, подчинив себе административно несколько соседних деревень. Но в нашей Борисовой и сельсовета никогда не бытовало. Значит, подумалось, если тут не произвол чиновника-летописца, то, значит, выпало на роду деревне Борисовой еще каким-то образом пожить «столицей».

Координатор проекта

 читать как в журнале «Уральский следопыт»

За селом Ко́пально, у сосновой рощи, река Чусовая поворачивает влево. Деревня Борисово вытянулась сразу за сосновой рощей на выезде из соседнего села. Эта близость обусловила совместное проживание и участие крестьян во всех событиях, связанных с торговой, религиозной, административной и культурной жизнью деревни.

В Списке населенных мест Пермской губернии 1904 года деревня «Борисова» упоминается принадлежащей Бутеровскому и Графинскому обществам Калино-Камасинской волости Пермского уезда. «Графинское» общество и «графинские» крестьяне назывались по фамилии графа Шувалова, которому принадлежали земли крестьян. «Бутеровское» общество и «бутеровские» крестьяне по фамилии помещицы Варвары Бутеро-Родали. Каждое земельное общество блюло интересы помещиков и избирало своего старосту. В деревнях нередко возникали споры по поводу принадлежности земли.

Александр Сергеевич Шелковников (1902-1996), уроженец деревни Борисовой, ветеран колхозного строительства, краевед. Обстоятельно изучал историю деревни, становления Советской власти и проведения коллективизации в Чусовском районе. Оставил воспоминания и целый ряд историко-краеведческих работ, во многом ставших первоисточниками. Награжден медалью «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941-1945».

Сын А.С. Шелковникова – Борис Александрович – учился в театральной студии при Чусовском драматическом театре, где затем работал в артистической труппе, учился в Свердловском музыкальном училище. Долгое время был дирижером различных хоровых коллективов. Написал роман «Межи» (1984) о становлении Советской власти на Урале, в том числе и в родной деревне.

   В Списке населенных мест Чусовской и Калино-Камасинской волости Пермского уезда на 1908 год в деревне «Борисовой» числилось 39 домов, 126 в них мужчин и 108 женщин. Люди, которые жили здесь, были сильны духом, любили землю, чтили труд и семью и первыми в Чусовском районе в 20 веке создали коллективное сельское хозяйство – товарищество по общественной обработке земли, так называемый ТООЗ.

Кто-то может иронизировать по этому поводу, дескать, кому они были нужны? Однако, читая воспоминания организаторов колхозного движения А.С. Шелковникова и Е.Ф. Веприкова, приходишь к выводу, что крестьянство деревни Борисовой пришло к пониманию объединения земель, обобществления скота и инвентаря, от появления более совершенного орудия труда – семирядной сеялки с более высокой производительностью труда и с применением новых технологий сельскохозяйственного института.

Вот картинка из жизни деревни и одного из ее обитателей.

Алексей Иванович Черемных родился в 1885 году. Кто-то из его предков был управляющим Чусовской лесной дачей, куда входила деревня Борисова, и за семейством и домом закрепилось прозвище «Управителевы». Отец Алексея Иван Степанович Черемных имел большую семью пять сыновей и две дочери. Он поспешил женить сына, чтобы в доме была работница, помощница матери. Хозяйство было среднее. Держали двух лошадей, двух коров и мелкий скот. Весь труд был ручной или на конной тяге. Летом работали в поле, а зимой ездили на заработки в лес, зарабатывали деньги, т.к. свое хозяйство денежного дохода не давало.

В Первую мировую войну Алексей Иванович был призван в армию и потерял ногу. В госпитале выучился сапожному делу, профессиональным сапожником не стал, но семью обшивал.

В 1920 году во время большого пожара сгорел и их дом. Вот как описывает эти события в романе «Межи» Борис Шелковников:

«Старики да старухи, глазевшие на пожар, только ахали да крестились. А когда ветер закачал пламя, отступили, встревожились, стали озираться на свои избы: не пора ли бежать спасать пожитки? А огонь ярился все сильнее и сильнее, словно мало ему было места для своего буйства». Двадцать четыре избы сгорело в Борисовой 3 августа 1920 года. Сколько семей осталось на улице! Погорельцы решили отправить гонца в Москву, в Совнарком, и получили из Москвы ответ с обещанием помощи за подписью управделами Совнаркома В. Бонч-Бруевича.

На следующее лето зазвенели-закланялись мужичьи топоры в деревне, быстро и споро стали вырастать новые срубы.

В 1927 году Алексей Иванович становится членом «молочной артели», а 28 апреля 1928 года в деревне Борисово было создано первое в Чусовском районе Товарищество по общественной обработке земли.

читать как в журнале «Уральский следопыт»

Этому предшествовала деятельность крестьянского парня Александра Шелковникова. Он затевает переписку с профессором Пермского сельскохозяйственного института Владимиром Николаевичем Варгиным, собирает вокруг себя единомышленников из соседних деревень. В 1926 году двадцать молодых парней и девушек организуют кружок. Каждый из двадцати кружковцев на своем огороде проводит опыты по выращиванию сельскохозяйственных культур. Семена получали из опытно-селекционной станции и результаты заносили в анкеты (вопросники). Александр Бугрин из деревни Остров опытно выращивал красный клевер на сено и добился того, что стал снимать клеверного сена в пять раз больше, чем прежде. Павел Шибанов успешно выращивал картофель столового и кормовых сортов.

 

Кроме опытов по растениеводству, было налажено опытно-показательное кормление коров. Для этого Александр Шелковников переоборудовал свою конюшню. В ней был настлан деревянный пол, прорублены окна, сделаны кормушки датского образца, установлена труба для вентиляции воздуха. Кормление коров и формирование рациона проходило под наблюдением доцента Пермского сельскохозяйственного института. Если в неприспособленном помещении корова давала 5-6 литров молока в сутки, то при показательном кормлении и в оборудованном помещении стала давать в два раза больше! После этого все кружковцы переоборудовали свои конюшни. А в 1927 году создали молочно-маслодельную артель. Из полученного молока вырабатывали сливочное масло, парижскую сметану, голландский сыр, сырки, простоквашу. На межрайонной выставке в Вереино корова Епифана Веприкова по кличке «Красавица» получила первое место по удою и жирности.

За эти успехи кружковцев наградили одноконной семирядной сеялкой. Сначала был составлен график очередности работы с сеялкой, но всех желающих она обслужить не могла. В деревнях действовала трехпольная система земледелия, и поэтому тот, кто имел одну или две полосы, мог быстро обработать свою землю без переезда сеялки. А другие в том же поле имели «черезполосицу» 4-5 полос мелких, требовалось время на переезд и наладку. У того же Епифана Веприкова полос было 16, а сеялку давали на один день, и засеять все он не успевал. «У меня возникла мысль, а зачем нам спорить и брать деньги за пользование сеялкой, надо объединить земельные угодья. Кружковцы меня поддержали».

Так 28 апреля 1928 года был зарегистрирован устав Товарищества по общественной обработке земли имени профессора В.Н. Варгина. Председателем был выбран Епифан Федорович Веприков.

Обстановка в деревне, особенно из-за передела земли, обострила отношения крестьян. Кружковцам было отведено опытно-показательное поле, на котором они стали пробовать шестипольный севооборот вместо трехпольного. А.С. Шелковников вспоминал: «Когда нарезали нам участок, мы стали его огораживать, член кружка Носков Александр где-то вычитал, что колья, заостренные к вершине и воткнутые в землю, простоят дольше, чем колья, воткнутые комлем. Для пробы заострили шесть кольев. Вскоре по деревне пошел слух, что на эти заостренные комли можно будет шесть человек главарей посадить задней частью. Таких людей было немало, которые шли против всяких новшеств… Они вели бешеную агитацию против колхоза, пугали людей «комунией», вспоминали Колчака и угрожали физическим уничтожением активистов».

Тем не менее, первый год работы в коллективном хозяйстве прошел удачно. Члены ТООЗа были обеспечены хлебом и кормами для скота. Получили денежный доход от продажи овощей.

Алексей Иванович Черемных в это время был членом Копалинского сельского совета и поддержал кружковцев, вступив в коллективное хозяйство. В 1928 году в колхозе было 18 хозяйств. На это число была отведена земля. Первую борозду прокладывали на 16 лошадях одноконными плугами. Пахали общим пластом, в котором было много меж. Межи разделяли вручную. Дернины резали лопатами. Работали все мужчины и женщины, вышли как на праздник. Видано ли: убирать вековые межи!

В 1932 году в Борисовский ТООЗ влились еще пять коллективных хозяйств из деревень Темной, Махнутино, Кучино, Боярки, Остров, Третьяковой. Сводный колхоз получил название «15 лет Октября» и стал самым крупным в Чусовском районе. Сообща построили первую молочно-товарную ферму (МТФ), которая славилась на всю Пермскую область. Молочно-перерабатывающая база поставляла молоко, сметану, масло для города Чусового. Колхоз первым завел эльзасскую племенную породу крупнорогатого скота. Труженики колхоза трижды участвовали во Всесоюзной сельскохозяйственной выставке.

читать как в журнале «Уральский следопыт»

Своими детскими впечатлениями делится Татьяна Дудина, библиотекарь из Верхнего Калино: «Поздно вечером, когда становилось темно, ферма напоминала большой длинный поезд, светящийся в ночи горящими окнами. Доярки шли на вечернюю дойку. Стоял парной дух земли, навоза, теплого летнего вечера, густой травы. Все это смешивалось в единый земляной дух, и слышались в ночи разговоры, бряканье ведер и бидонов, мычание коров. Сверчки стрекотали с неистовой силой….».

Крестьянское хозяйство немыслимо было без лошади. Лошадь использовали на работах в лесу, что давало крестьянину заработок. Без лошади крестьянин не мог жить, это было самое дорогое и любимое животное. После объединения лошадь стала общественной собственностью в колхозе. К рабочим лошадям было приковано всеобщее внимание. К уходу за ними ставили лучших людей. Алексею Ивановичу Черемных поручили ухаживать за лошадьми, определенными в фонд РККА. Лошади стояли на военном учете. В 1934 году была проведена паспортизация конского поголовья. Все рабочие лошади и молодняк получили паспорта. Периодически проводили военно-конский переучет, осматривались все лошади, обновлялся состав фонда РККА. В деревне таких коней называли «ворошиловскими».

Еще до коллективизации в деревнях Чусовского района начали улучшать породный состав лошадей жеребцами-производителями русской рысистой породы. Пермский конезавод выделил жеребцов на случную кампанию. С этого времени началась племенная работа с лошадьми. В 1934 году в Борисовском колхозе «15 лет Октября» была создана конеферма, которая стала племенной, у нее образовался свой породный состав кобылиц и жеребцов-производителей. С организацией племенного коневодства в 1935 году была открыта племенная книга лошадей. В 1938-1940 годах Борисовская конеферма была участником ВСХВ (Всесоюзной сельскохозяйственной выставки). По итогам работы за 1940 год колхоз «15 лет Октября» был утвержден для павильона «Урал» в 1941 году. А.И. Черемных в июне 1941 года успел побывать в составе чусовской делегации в Москве.

В планах у крестьян был проект строительства ГЭС на реке Боярке для электрификации МТФ, конефермы, телятника, и уже был готов проект. Областное начальство поставило его в план работ 1942-1943 годов… Но чья-то воля остановила эти работы.

В тридцатые годы в деревне появляется детский сад, клуб, библиотека. До 1936 года в колхозе работала библиотека-передвижка, организованная Чусовской железнодорожной. А 1 января 1936 года между колхозом и железнодорожной библиотекой был заключен договор. Колхоз предоставил помещение и мебель, подобрал работника на должность библиотекаря, а железнодорожники выделили 200 экземпляров книг. Библиотекарем стала Анна Алексеевна Згогурина. Соревнуясь с библиотекой села Копально, она брала лошадь и с книжками ездила по деревням. Победив в соревновании, получила премию Наркомпроса в сумме 1000 рублей и поздравительную открытку от Надежды Константиновны Крупской. Уже к сентябрю 1937 года книжный фонд библиотеки составил 2230 экземпляров. В годы Великой Отечественной войны Анна Алексеевна собрала более 10 000 рублей на строительство самолета «Советский читатель».

В 1936 году в деревне и колхозе не было ни одного человека с высшим образованием, со средним – только два, восемь с неполным средним. В 1948-м семь жителей Автор деревни имели высшее образование, 22 среднее и 520 человек – начальное.

Деревня вынесла не одну войну, разного рода управленческие перегибы, ретивых партийных помощников, но в условиях «заграница нас прокормит» колхозная «столица» выстоять не смогла.

Деревня Борисова сейчас насчитывает 16 дворов. В ней нет ни сельскохозяйственных предприятий, ни фермеров. Отсутствуют клуб, детский сад, библиотека. Появляются дачи, чему способствует близость автомобильной трассы на Пермь.

Через деревню проходит автобусный маршрут № 322 «Чусовой-Кучино», где находится музей политических репрессий «Пермь-36». В автобусе можно встретить иностранцев. А на остановке «Борисово» выйдет редкий пассажир. Немногих детей в Копалинскую школу возит специальный автобус.

читать как в журнале «Уральский следопыт»

Проект Виталия Воловича 
Координатор проекта Юний Горбунов

Автор: Ангелина Кусайко

Фотографии из фондов Чусовского краеведческого музея, школьного музея и библиотеки с. Копально