Государственные и церковные регистрационные документы – ценный источник изучения регионального топонимического материала, в котором содержатся достоверные сведения о заселении родного края. В процессе работы над очередным словарем фамилий мне удалось выявить и дать толкование топонимам окрестностей Коельской станицы Троицкого уезда Оренбургской губернии. До начала ХХ века эта территория относилась к Оренбургскому казачьему войску, в настоящее время – к Еткульскому району Челябинской области.

Итак, немного истории. Датой основания Коельской крепости (позже – станицы) считается 1744 год: «…Указ из Исетской провинциальной канцелярии от 29 января 1744 года на имя атамана Челябинской крепости, старшины Севостьянова о дозволении поселиться челябинцу Андрею Домнину с 50 семействами при устье реки Коелги и Увельки по дороге от Челябинской и Еткульской прямо в Степную и Уйскую крепости… В 60 верстах от Еткульской и 80 от Челябинской, а от Оренбурга в 760 верстах».

читать как в журнале «Уральский следопыт»

Имя Коельской крепости подарила одноименная река: левый приток Увельки, бассейн Уя. В источниках ХVIII века – Койелга, Коилга, Койжилга. Наиболее распространенное толкование топонима от башкирских слов: кой (куй) – «овца», елга – «река», то есть Койелга – «овечья река». Другое толкование от башкирских слов: койо – «родник», елга – «река», то есть «родниковая река» или «река с родниками».

   Река Коелга

 

Место для крепости было выбрано удачно. Во-первых, слияние дух рек – Увелки и Коелги, озеро, во-вторых, лесо​степь с небольшими колками, к западу – роща и бор. В 1762 году исследователь Оренбуржья П.И. Рычков так описывал эту местность: «Коельская крепость стоит на устье реки Коелги, коя впала в реку Увелку, разстояніем от Челябинска по Оренбургской дороге 60 верстъ; в ней казачьих дворов до ста, церковь во имя Архистратига Михаила; служивых казаков поселено здесь состоящих по спискам, 94 человека. Укрепленіе имеет кругом жила заплот, рогатки и надолбы съ двумя проезжими воротами. Ниже той крепости по теченію на правой стороне, разстояніем пример въ 10 верстах, по дороге в крепость Кичигину, находятся пещеры, кои сверху невидимы, ибо на ровной степи звать только одну яму: но какъ в нее спуститься, находятся многія пещеры на подобіе палат, из коих одной и ключ водяной есть: сказывают, что тут прежде раскольники укрывались».

    Купола храма Архангела Михаила

 

Основным населением крепости были служивые казаки, которые охраняли посты, разъезды, защищали обозы от кочевников, принимали участие во всех войнах, стояли на защите Российской империи. Они не только несли военную службу, но и занимались животноводством и хлебопашеством. Первое время казаки находились на содержании Оренбургской комиссии, потом – приступили к самостоятельному возделыванию земли: «…казакам объявить ежель кто пожелает для содержания своего скота заимки иметь и селитца по дороге… оное позволено быть… когда… которые таким образом поселятца однак в числе казачьем быть и всякую службу служить по тои крепости». Сначала при пашнях появились полевые избушки, мельницы и заимки, но, разрастаясь, они превращались в выселки и поселки, с прилегающими к ним землями. Данные о земельных владениях каждого казака фиксировались в межевых книгах.

читать как в журнале «Уральский следопыт»

При анализе учетно-регистрационных документов исследуемой местности можно сделать вывод, что поселки при Коельской крепости окончательно сформировались к началу ХIХ века. В это же время Коельская крепость стала называться Коельской станицей. Деревни, «принадлежащие Коельской станице», получили следующие названия: Акишина, Звягина, Мохирева, Скутина, Ярославцова (по фамилиям казаков-первопоселенцев).

В «Словаре фамилий Коельской крепости (станицы) ХVIII – нач. ХIХ века» мною даны толкования вышеназванных фамилий:

Акишин. Фамилия казаков Коельской крепости Петра Михайлова Акишина и Тимофея Михайлова Акишина, зарегистрированных в документах церковного учета населения 1780 года (в 1785 и 1791 годах записаны Акишыными). Основой фамилии послужило разговорное имя Акиша от полного имени Акинфий из церковного – Иакинф. В древнегреческом языке hyakinthos – «гиацинт» (название цветка).

Звягин. Фамилия казака Никиты Агафонова Звягина, переселившегося из Челябинской крепости в Коельскуюзарегистрированного в документах государственного учета населения 1740 года. Основой фамилии послужило прозвище Звяга от нарицательного слова звяга: 1) «лисий или собачий лай»; 2) «брань, ругань, ссора»; 3) в вятском говоре – «неуживчивый, сварливый человек», «попрошайка», «скупой, жадный», в псковском, тверском – «надоедливый, навязчивый человек», «болтун, пустослов», в пермском – «горделивый, заносчивый».

Мохирев. Фамилия казаков Афонасея Борисова Мохирева, Василея Иванова Моха(и)рева, Естафея Иванова Моха(и)рева, Ивана Борисова Мохирева, Лариона Иванова Моха(и)рева, Леонтея Семенова Моха(и)реваСемена Борисова Мохирева, переселившихся из Челябинской крепости в Коельскуюзарегистрированных в документах государственного учета населения 1740 года (в церковных документах 1780 года некоторые из них записаны Мохаревыми). Основой фамилии послужило прозвище Моха(о)рь от нарицательного слова мохорь: 1) «пучок шерсти, перьев»; 2) «кисть»; 3) «клок»; 4) «короткая нить»; 5) «каждая отдельная часть бахромы»; в переносном значении – «оборванец».

   Место, где была дер. Скутина

 

Скутин. Фамилия казаков Коельской крепости Аверкия Абрамова Скутина, Родиона Ефимова Скутина, капрала Федора Степанова Скутина, зарегистрированных в документах церковного учета населения 1774 года. Фамилия восходит к прозвищу Скут от глагола скутить – «наскоро что-либо делать», «намотать нить на веретено», «собрать в одно место» или от нарицательного слова скут: 1) «скрытое, потайное место»; 2) в ряде русских говоров – «обувь, теплые портянки»; 3) «снасти для крепления паруса».

Ярославцов. Фамилия казаков Дмитрия Семёнова Ярославцева, Ивана Семёнова Ярославцева, Осипа Пантелеева Ярославцева, Семёна Пантелеева Ярославцева, переселившихся из Челябинской крепости в Коельскуюзарегистрированных в документах государственного учета населения 1740 года. Фамилия восходит к прозвищу Ярославец, данного выходцу из города Ярославля или его окрестностей.

Согласно учетно-регистрационным документам, деревню Тимашеву основали Тимофей Иванов Первухин и Тимофей Сидоров Угрюмов. В основе разговорного имени Тима(о)ша лежит церковное – Тимофей. В греческом языке – time – «честь, почет», theos – «бог». Название деревни Ямской, вероятно, связано с прилагательным ямской – «в старину: относящийся к перевозке на лошадях почты, грузов и людей», а Ключи от нарицательного слова ключ – «бьющий из-под земли источник, родник». Действительно, рядом с деревней Ключи много родников с чистейшей ледяной водой.

     Дер. Ямская

 

По воспоминаниям моей бабушки, Евдокии Даниловны Сарапуловой (в девичестве – Поповой), рожденной в Погорелке, данную деревню основал ее прапрапрадед Александр Егоров Попов с сыновьями Никитой, Матвеем, Евдокимом и племянниками Филиппом Константиновичем и Павлом Константиновичем. А название деревни сохраняет память о пожаре, уничтожившем первые постройки. Подтверждение этих слов можно найти в архивных рукописных источниках и топонимическом словаре Н.И. Шувалова «От Парижа до Берлина».

читать как в журнале «Уральский следопыт»

В это же время родные братья Александра Попова (Ефим, Егор и Петр) стали первопоселенцами Долгой, которая протянулась вдоль речки Сухарыш. Название деревни восходит к прилагательному долгий – в ряде русских народных говоров – «протяженный, длинный». Еще в старину долгим называли лешего. Наши предки свято верили в существование разных духов и считали, что каждому из них отведено своё особое место. По старинному преданию, в лесу, который находился рядом с деревней, жил леший. Чтобы он указал грибное место или ягодную полянку, надо было надеть одежду изнанкой вверх или задом наперед и перекреститься три раза.

     Дер. Долговка

 

Среди населенных пунктов, входивших в состав Коельской станицы, встретилось два с тюркскими названиями – Каратанова и Таянды. Известно, что строительство крепостей велось на башкирских землях, поэтому, обосновываясь на территории с уже сложившейся топонимией, казаки в большинстве случаев ее сохраняли. Например, в основе названия деревни Каратанова лежат башкирские слова: кара – «черный», тана – «бычок», «тело». А деревня Таянды, получившая свое название от одноименного озера, от башкирского слова таяндык – «твердо встать, обосноваться, опереться». Действительно, если мы посмотрим на озеро Таянды сверху, то увидим, что оно похоже на след, отпечаток ноги.

К 1816 году станица Коельская объединяла 12 казачьих поселков, всего казаков и их домашних – 1439 человек. Самыми густонаселенными, кроме станицы Коелги (644 человека), были деревни Таяндинская (224 человека) и Ямская (118 человек), самыми малочисленными – Мохирева (19 человек) и Ярославцева (16 человек).

читать как в журнале «Уральский следопыт»

Автор Наталья Статина, фото автора 

Кандидат филологических наук, учитель русского языка и литературы высшей категории, автор региональных словарей фамилий, член Южно-Уральской Ассоциации генеалогов, Почетная казачка Челябинского отдела ОКВ, награждена медалью «Слава женщинам казачкам». Научные интересы: лингвистическое источниковедение, генеалогия, лингвокраеведение, ономастикон Южного Урала. Живет в Челябинске