Впервые упоминание о селе Копально появилось в переписи Прокопия Елизарова в 1647 году. Значит, селу насчитывается не менее 370 лет. Оно образовалось от слияния двух деревень – Степковки и Заручья. 23 июня 2017 года село праздновало свой юбилей. На сцене Дома культуры состоялся большой праздничный концерт, приготовленный Копалинским сельским домом культуры.

«И приспел Дарье срок рожать…»

  О происхождении названия версии разнятся. Газета «Чусовской рабочий» писала так:  «В то время оставались по берегам Чусовой беглые людишки из казачьей вольницы, ссыльные переселенцы и прочий трудовой люд, бежавший вниз по Чусовой от непосильной работы. Вот и Гаврил Антонович Копалин с женой плыли по реке, добрались до дивных мест, когда приспел Дарье Поликарповне срок рожать. Первенец на свет появился в землянке, которая и положила начало деревне. Благодатные места оказались – зверья и рыбы вдоволь, в лесу – грибы и ягоды».

версия в журнале

А местные жители название села объясняют тем, что первопоселенцы, меняя русло реки Чусовой, перекопали его и основали селение на месте древнего городища «чуди». В селе, мол, до сих пор Чудиновы – самая распространенная фамилия.

Заручье. Рисунок учительницы Валентины Бугриной, берегини школьного музея

В 1848 году благочинный П. Первушин писал: «Село Копально… расположено на высоком берегу Чусовой близ впадения речки Степковки. Вдоль по угору улица с одним рядом упирается в церковную площадь. За этой улицей вторая улица параллельно первой. Тоже с одним рядом домов. От реки Чусовой по угору бе́рега реки Степковки идет улица с двумя рядами домов, которая упирается в глубокий овраг с ручьем. Улицы пересекаются проулками, выходящими в поля».

В 1877 году на пожертвования прихожан в селе была построена православная Покровская церковь. А к концу 19 века образовано двухклассное училище (впоследствии четырехклассное). Сегодня в этом здании – общеобразовательная Копалинская сельская школа. Строили в 1904 году всем миром, отбывая труд- и гужповинности. Высокое кирпичное здание стоит на пригорке напротив церкви, поблескивая большими окнами на три стороны света.

По изначальному замыслу в высоком цоколе фундамента хотели оборудовать мастерские для обучения детей ремеслу, пригодному для крестьянских нужд. Но замыслу воспротивился благочинный отец Николай: зачем де в храме познания плодить мастеровщину? Земство встало на его сторону, и подвал на сажень с лишним забутовали гравием. Почесали мужики затылки, да что тут поделаешь, выше головы не выскочишь.

В 1906 году появляется в селе общественная библиотека.

Дом купца Ярилова

В доме купца Ерефелия Григорьевича Ярилова на первом этаже была его торговая лавка. Дом стоял на перекрестке двух дорог, одна из которых шла в гору, и двухэтажный дом красного кирпича как будто врос одной стеной в склон. Другая дорога тянулась вдоль берега реки Чусовой. Вход в лавку был со стороны реки. По вечерам в доме купца собирались женщины на распевки песнопений церковного хора. На святую Пасху парни и девки гуляли во дворе. Первый вторник после пасхальной недели жители села праздновали «родительский день». Накануне вечером топили баню специально для покойника и сносили туда мыло, веник, белье. Сами крестьяне в этот день в баню не ходили, грешно, дескать, а главное – боялись, как бы с покойником там не встретиться.

версия в журнале

 Земля и Воля

Разлив Чусовой. Река пришла в лавку

После отмены крепостного права помещичьи земли передавались за плату с рассрочкой платежа на 40 лет. Земля передавалась не лично крестьянину, а общине (Бутеровское общество, Голицинское общество). Общинная комиссия наделяла землей по количеству в семье едоков. Земельные наделы крестьян, пашни и сенокосы были не в одном месте. Пашни по полям трехпольного чередования посевов. Сенокосы по разному качеству: заливные, суходольные, лесные.

План участков

Вспоминает Епифан Веприков: «Отец мой, когда пришел к матери в дом, тогда общественники с них половину земельного надела сняли, а было-то надела всего на полдуши, мол, ты инвалид, получаешь пенсию. Это говорили те, от кого должна отходить земля, при земельных разверстках по едокам. Наше общество называлось Голицинским, у него было мало сенокосных угодий. Не так, как у Бутеровских. У них на душу пахотных угодий было от 3 до 9 десятин сенокоса, а у нас только 3 десятины. Поэтому общественники предложили косить сено исполу у французов. В то время Чусовским заводом управляли французы и их свита, они имели хорошие сенокосы на наших землях в гарях. Эти сенокосы были изъяты после отмены крепостного права в виде отрезков. Вот отец и страдовал исполу на части этих покосов.

Когда я подрос, подал заявление на общее собрание. Обсуждая, дать или не дать мне землю, говорили, что молод еще, но большинством голосов комиссия решила дать земельный надел на 1/8 души – это 300 кв. сажен. Землю я должен был получить от горлохвата: у него было больше всех земли, а едоков меньше. Дали мне пашню плохую, подмористую, сырую. Надо пахать, а вода стоит. Пашни набралось 12 полос мелкой чересполосицы, при обработке только время проводишь, а пользы мало. Хлеба для всей семьи не хватало, приходилось покупать».

Демонстрация в селе Копально в мае 1917 г

В 1917 году в Копально состоялись демонстрация и митинг по случаю отречения царя Николая II и прихода к власти временного правительства. «На митинг пришли с флагами-лозунгами, музыкой с красными бантами – свобода! Перед началом торжества снялись на большую карточку, а потом заполнили здание школы – стены прогнулись!.. На митинг приехали ораторы от меньшевиков, эсеров, большевиков. Народ ждал, что новая власть положит конец смертоубийству – Первой мировой войне. Много было крику, шуму и сомнений».

Митинг в КопальноДо Февральской революции административным органом власти в районе было волостное правление Калино-Камасинской волости Пермского уезда, центр которого находился в селе Верхнее Калино. В марте-апреле, когда создавались первые Советы на местах, в Калино-Камасинской волости образовался Волостной совет, а в деревнях были избраны земельные общества Советов крестьянских депутатов.

После революции помещичью землю поделили между обществами. Епифан Веприков выпросил в окружном комитете земельный участок, принадлежащий графу Шувалову, и через два года смог прокормить свою семью хлебом.

версия в журнале

Шубы, хлебозаготовки и Пинские болота

Крестьяне в Копально жили крепкими хозяйствами, дома ставили добротные, в

Зажиточные семьи

основном пятистенки и шестистенки с крытыми дворами. Сыновьи избы ставили рядом под одни ворота. У некоторых копалинских «достаточных» крестьян имелось по 5 лошадей, 5-7 коров, у большинства же по 2-3 лошади, 3-4 коровы, 5 овец.

Пашня по дедовскому обычаю была разбита на трехпольный севооборот и принадлежала земельному обществу. Важные дела решались всем миром на собраниях.

Зажиточная семьяВот отрывки из воспоминаний копалинского крестьянина Афанасия Семеновича Долматова 1896 г.р., хранящиеся в Чусовском краеведческом музее.

Семья отца имела земельный надел на 2 души, это около 4,5 га пашни, держали две рабочие лошади, две коровы и другой скот. Из восьми детей Афанасий был младший. Со старшими братьями ездил на лесозаготовки. В 1913-1915 годах учился портняжному делу у крестьянина Василия Батанова. Он научил шить одежду, вместе ходили по деревням, обслуживая крестьян.

В августе 1915-го призвали в царскую армию. Попал в артиллерию. В боях в районе Пинских болот получил ранение. Награжден Георгиевской медалью IV степени.

А.С. Долматов

Февральская революция застала на тех же Пинских болотах у станции Молодечно. Был свидетелем, как солдаты расправлялись с ненавистными офицерами, не выполняли приказов командования. Были созданы солдатские комитеты. Афанасия избрали делегатом от воинской части 112-го артиллеристского дивизиона. Приходилось участвовать в боевых операциях по борьбе с контрреволюцией.

В Копально Долматов вернулся в феврале 1918 года. «Царская армия развалилась, солдаты самовольно покидали воинские части, отправлялись домой. Так и я отправился в родные края». Добровольно вступил на военную службу при Копалинском военном комиссариате. Зачислили стрелком в отряд при комиссариате. Позднее отряд стал красногвардейским, выполнял приказы Лысьвенского военкомата в прифронтовой полосе на станции Калино. Командиром был Павел Семенович Латкин. В ноябре 1918 года подал рапорт о приеме в Красную Армию. Направили в г. Вятку, потом в Котельничи. Обучал солдат военному делу. В мае 1919 года отправили на фронт. Был командиром взвода стрелков. Получил тяжелое ранение и два месяца лечился в городе Рыбинске. После попал на нестроевую службу на лесозаготовки и сплав в Калинский район. Таким образом очутился дома.

Женился. Жена Александра Федоровна Долматова была из семьи зажиточного крестьянина Федора Фетисова. В одном из его домов они и жили. Фетисовские дома стоят в Заручье до сих пор.

В 1929 году Афанасия Семеновича избрали председателем товарищества по общественной обработке земли (ТООЗ) «Новый путь» в Заручье, куда вступило 17 хозяйств.

В 1930-м он председатель Копалинского сельского совета. «Время было трудное. Пришлось проводить первые хлебозаготовки, установленные на район. Обязали все хозяйства. В первую очередь зажиточную часть деревни, а потом середняков. Приходилось принимать жесткие меры к некоторым крестьянам». Дважды избирался секретарем партийной организации колхоза «Новый путь». Пермский облисполком назначил ему персональную пенсию в размере 30 рублей в месяц.

Семья А.С. Долматова

Супруги Долматовы воспитали одиннадцать детей. Александра Федоровна Указом Президиума Верховного Совета СССР от 10 июня 1949 года награждена орденом Материнская слава.

Семья Долматова вела большое хозяйство – утки, гуси, индюки, корова, два теленка, овцы, лошадь, две собаки лайки, пчелы, огород 25 соток, голубятня… Афанасий Семенович пользовался большим уважением у сельчан. На пенсии шил шубы и полушубки из овчины. В доме всегда много было людей. Его хоронили в 1977 году с митингом и оркестром.

версия в журнале

Сходка на Диком лугу 

В августе 1918 года из Калино-Камасинской волости выделился Копалинский волостной совет во главе с военным комиссаром Федором Семеновичем Долматовым (брат А.С. Долматова). Обстановка в Калинской и Копалинской волостях Пермского уезда была тревожной.

На кирпичном заводе «Огнеупор» на станции Калино была создана военизированная дружина. Командиром избрали рабочего завода П.С. Мальцева, бывшего унтер-офицера царской армии. В дружину записывалась заводская молодежь и крестьянские парни из сел и деревень Лещевки, Копально, Борисовой.

Вскоре дружина стала красногвардейским отрядом. Несла охрану объектов на железнодорожных путях станции Калино. Отряд состоял из двух полных взводов и подчинялся Лысьвенскому ЧК.

В заводскую дружину «Огнеупора» вступили два тезки-копалинца. Павел Симонов, токарь снарядного цеха Лысьвенского завода, и Павел Ермаков. Обоим было по 19 лет.

Павел Симонов (сидит)
Павел Ермаков

В октябре того же 1918 года в Копалинской волости случилось ЧП. На Диком лугу против деревни Нижней Лещевки собрался нелегальный сход крестьян (кулаки и подкулачники). Его поднял некий Аркаша Филимонов, а спровоцировал военный комиссар Копалинского комиссариата Михаил Димиденко своей жесткостью против крестьян, встревоженных переписью лошадей.

О тайной сходке узнали Симонов и Ермаков. Они пробрались на луг, схоронились в кустах и слушали речи возмущенных крестьян. Когда зашел разговор об оружии, Павел Симонов не выдержал, взобрался на остожье (куча соломы) и закричал: «Не слушайте смутьянов, советская власть наша народная, ее надо защищать!» За ребятами погнались, но они убежали. А утром следующего дня Лысьвенская ЧК начала аресты участников сходки. Арестовывал Афанасий Долматов, служивший стрелком в Копалинском комиссариате. Арестовали и Михаила Димиденко и сняли с работы. Вместо него приехал новый комиссар Тетюев. Арестованных вскоре выпустили, кроме двоих зачинщиков сходки – Чунжина и Недорезова. «Красные» расстреляли их при отступлении в декабре за Верхнечусовскими городками.

Копально. Красный закат.

В декабре 1918 года 1-й Среднесибирский корпус генерала А.Н. Пепеляева прорвал Лысьвенский фронт, и части 3-й Красной Армии отступили в направлении станций Калино и Чусовская. Начальник 29-й дивизии М.В. Васильев писал: «Измученные шестимесячными боями, мы отступаем в тридцатиградусные декабрьские морозы. Бойцы размалывают овес и делают овсяные лепешки. Идем лесом, без дорог, полураздетые, отчаянно отбиваясь от нападающего противника». Ушли с красногвардейцами и крестьянские парни Симонов и Ермаков. 13 декабря колчаковцы вышли на станцию Калино, а 15 декабря взяли село Копально.

На помощь 29-й дивизии Красной Армии спешили из Перми полки Особой Камской бригады, которые заняли оборону по линии станций Сылва и Ляды. Но это не улучшило положение. Часть красногвардейцев попала в плен, часть ушла в леса.

А.С. Долматов с поисковой группой на р. Черной в поисках следов Гражданской войны

Ребята попали в плен на станции Валежная, но сбежали и лесом добрались до деревни Средняя Лещевка в дом Павла Ермакова. Но их заметил сосед Яков Куликов, который помнил аресты Лысьвенского ЧК и сходку на Диком лугу. Позже он стал председателем колхоза. Яков запряг лошадь и ночью поехал в Копально доносить на ребят. Комиссариат колчаковцев располагался в доме Федора Фетисова в конце деревни Заручье. Он был богат, держал сторону белых и местных кулаков. Этой же ночью ребят схватили дома, били. Предлагали служить в армии Колчака, но они отказались.

В Лещевке срочно собрали сход крестьян обсуждать судьбу арестованных парней. Лещевское земское общество не захотело взять их на поруки. Мужики припомнили ребятам срыв собрания на Диком лугу, арест участников, расстрел… Родители не смогли собрать нужное количество подписей, чтобы спасти ребят от расстрела. Рано утром их вывезли в одном исподнем на трех санях, а 6 января 1919 года в канун Рождества они были расстреляны на Копалинском сельском кладбище.

У памятника П. Симонову и П. Ермакову

28 сентября 2017 года на кладбище села Копально восстановлен памятник Павлу Иосифовичу Симонову и Павлу Егоровичу Ермакову. Освободили село от колчаковцев в июле 1919 года.

версия в журнале

  В тылу и на передовой

В 1940 году от приусадебных участков сельских тружеников в пользу колхоза «15 лет Октября» власти отрезали 3,18 га земель. Такая политика преследовала цель

Бабушки из с. Копально, вязавшие бойцам на фронт теплые вещи

заставить крестьян работать в общественном хозяйстве. Кроме того, увеличение колхозных земель автоматически поднимало госпоставки по налогам. Помимо госпоставок, каждое хозяйство индивидуально платило продовольственный налог с отдельной семьи: яйца, шерсть, мясо, масло сливочное и топленое, картофель. Если в хозяйстве не было яиц, то селяне шли в лавку, покупали яйца и сдавали государству. В 1939 году стоимость трудодня составила 1 кг 670 г зерном и 1 руб. 33 коп. деньгами. А ведь это был основной источник пропитания для крестьянской семьи.

В войну, когда почти все мужчины ушли на фронт, хозяйство и госпоставки по налогам держали на своих плечах женщины. Пахали, сеяли, убирали, даже 8-10-летние дети работали. В том числе и на лесозаготовках. Бригада копалинских женщин на реке Койве перевозила лес на казенных лошадях. Анна Егоровна Чеснокова вспоминала: «Ели грибы с червяками, а когда сгорели сырые галоши у печки, на работу ходили по очереди с подругой Анной Шибановой». Женщины заменили мужчин на полях, учились водить трактор. Копалинские бабушки вязали носки для бойцов Красной Армии и отправляли на фронт.

Но и в это тяжелое время селяне сумели дать взаймы 200 тонн зерна колхозам Куединского района. Все свои личные сбережения – 743 000 рублей – внесли на строительство танков и самолетов, за что были отмечены благодарственной телеграммой И.В. Сталина.

Из села Копально, деревень Кучино, Темной, Махнутино, Борисово ушли на войну

Иван Егорович и Александра Николаевна Фетисовы. Довоенное фото

146 человек. Был среди них и Иван Егорович Фетисов, уроженец деревни Заручье, Копалинского сельского совета. Мобилизованный 14 января 1942 года, он попал в 202-ю стрелковую дивизию в составе 11-й армии рядовым-пулеметчиком. Дивизия держала оборону на Валдайском направлении Северо-Западного фронта. Населённые пункты в полосе обороны дивизии часто переходили из рук в руки. В январе-феврале 1942 года советские войска перешли в наступление и окружили основные силы 2-го армейского корпуса 16-й немецкой армии группы армий «Север». В историю эта операция вошла под названием «Демянский котёл».

В журнале боевых действий сохранились описания жестоких боев за село Запрудно: «24 марта 1942 г. 202-я стрелковая дивизия в течение дня вела подготовку к ликвидации опорного пункта противника Запрудно, 645-й Краснознаменный полк пополнял свои боевые порядки за счет расформирования лыжных батальонов. Противник из района Запрудно вел пулеметный огонь по боевым порядкам наших подразделений».

Фетисов Иван Егорович

В конце марта 1942 года сослуживец и тоже уроженец села Копально Егор Петрович Чудинов в письме к своей жене сообщил, что Иван Егорович Фетисов 24 марта из боя не возвратился.

В те годы солдат, пропавший без вести, приравнивался к предателю, поэтому много об этом не говорили, но жена Фетисова – Александра Николаевна – долгие послевоенные годы ждала и надеялась, что придет с войны ее Иван.

История солдата-пулеметчика Ивана Фетисова получила продолжение в 2015 году. 1 мая отряд «Поиск-вездеход» города Пензы, ведя поиск солдатских захоронений в районе села Запрудно Демянского района Ленинградской области, поднял из земли солдатский медальон. Он оказался с запиской – редкая удача. Чернила выцвели, но можно было прочитать: «Фетисов Иван Егорович 1899 года рождения».

Памятная записка из солдатского медальона вручена племянницам супругов Фетисовых – учительнице Любови Федоровне Шелковниковой и Зое Александровне Вилисовой.

В день юбилея села перед жителями и гостями с танцами и песнями выступали школьники Копалинской сельской школы. Громкие аплодисменты публики вызвал танец «Ромашковая Русь». Вместе с исполнителями зал пел песни «Володенька» и «Край родной». Порадовали зрителей юные танцоры, исполнившие танцы «За околицей» и «Встреча».

День села.

Словами уважения и признательности были отмечены люди, неравнодушные к жизни села, ветераны труда и труженицы тыла.

Видеоряд, составленный из эпизодов жизни села, всех привел в восторг. Многие узнавали себя на экране в рядах Бессмертного полка, на лыжных гонках, веселой Масленице. А еще копалинцы увидели свое село с высоты птичьего полета. Широкая река, заливные луга с буренками, дороги, лентами вьющиеся сквозь дома, пестрящие разноцветными крышами. С высоты видно все село, растянувшееся вдоль берега полноводной Чусовой и будто улыбающееся в золотистых лучах света.

версия в журнале

При подготовке текста были использованы воспоминания и работы А.С. и Б.С. Шелковниковых, В.А. Александрова, Епифана Веприкова.

Автор: Кусайко Ангелина

Окончила геологический факультет Пермского госуниверситета. Инженер-геофизик. Десять лет преподавала историю и обществоведение в Верхнекалинской средней школе. Отличник народного просвещения. Возглавляла отдел имущественных отношений администрации Чусовского городского поселения. Увлекается горными лыжами, историей и краеведением.