– Андрей Витальевич-Марьин Воронцов, – объявил ученика директор школы.
Он уже научился не делать паузу в произношении так называемого полного отчества.
Выпускник взбежал на сцену актового зала.
Директор вручил аттестат. Рукопожатие. Аплодисменты.
– Полина Елизаветина-Георгиевна Данцева, – прочитал он имя владелицы следующего аттестата.
Девочка, придерживая выпускное платье, взошла на сцену.
Снова улыбка, рукопожатие, аплодисменты. Пожимать руку девочкам директор тоже привык.
Выпускники выходили на сцену один за другим.
– Дарья Марьина-Михайловна Завгородняя… Николай Иванович-Людмилин Иванов… Олег Станиславович-Янин Кутьин… Гульнара Аброровна-Зумрудин Омарова…
Отчества составляются из имён родителей в алфавитном порядке. Если закрепить в ономастиконе первую часть отчества как материнскую, то возмущаться дискриминации будут отцы. И наоборот. С алфавитом же не поспоришь. Ведь не будут же буквы возмущаться, что они выстроены в таком порядке? Хотя… Вдруг сыщутся демократы-лингвисты? Провозгласят равенство букв. И тогда намучаемся журналы школьные заполнять… Директор отогнал назойливую фантазию.
– Екатерина Сергеевна Расторгуева, – объявил директор следующего одиннадцатиклассника.
Ребёнок вышел на сцену.
Вручение. Аплодисменты.
Остались ещё такие – с неполным отчеством. Закон обязал заменить паспорта в течение трёх лет. И пока родители девочки закон не нарушили. Директор надеялся, что они не из идейных, староотеческих, которые сами паспорта не меняют и детям не дают.
На вручении аттестатов в полном имени выпускника должны прозвучать оба родителя. Ведь оба приложили усилия, чтоб ребёнок окончил школу.
Хотя были исключения из правил…
– Евгений Татьянин Сергеев, – вызывал очередного выпускника директор.
Вот с ним понятно, отец неизвестен. Мальчик может выбрать любую мужскую часть отчества. А на вручении хочет, чтоб все слышали, что его воспитала и выучила мать-одиночка. Может, и потом дополнять отчество не будет. Из гордости к матери.
– Виолетта Аркадьевна Тимонина, – сказал директор.
Воспитанница отца-одиночки вышла на сцену.
Раздались аплодисменты.
Хорошо это или плохо – обнажать публично проблемы неполных семей? Бороться за равноправие в отчестве? Чиновники уверены, что да.
Началось всё три года назад, когда в министерстве социального развития захотели улучшить отношения мужчин и женщин. Поднять уважение. В воспитании ребёнка мать играет огромную роль, а в имени это никак не отражается. Почему?
Ведь женская часть отчества – это залог уважения к женщине, это шаг к равноправию мужчин и женщин. Не только на бумаге, но и фактически.
Директор помнил лозунг из рекламной кампании полного отчества: «Права начинаются с имени.
Полное отчество – шаг в демократическое будущее».
И началось… Правила склонения имени отца в отчестве ребёнка не изменились (и на том спасибо!), а вот материнская часть отчества заканчивалась на -иньин. Или -иньина. Чтоб не ошибиться, автор правила советовал задать вопрос: «Чей мальчик? / Чья девочка?»
Церемония вручения аттестатов закончилась. Выпускники покинули зал под музыку.
А директор вспомнил, что сам ещё не успел поменять паспорт. И представил, как ФИО внушительно развернутся в документе на пять слов: Игорь Еленин-Артёмович Олейник-Соловцов.
Это навевало мысли о немом кино, аристократии, об интеллигентности и достоинстве. Шутки шутками, но имени нужно соответствовать.
В проходе к директору подошёл маленький мальчик.
– Дядя директор, можно?
– Игорь Еленин-Артёмович! – поправила ребёнка подоспевшая мама.
– Я хочу знать. А почему имя мамы называется отчеством? Это же от слова «отец»? Значит, мамино имя – часть отчества, то есть папиного имени… Я… запутался… Может, по правде лучше мамино имя назвать материнством?
Малыш стал разглядывать носки пыльных ботинок.
Женщина, слава Богу, расхохоталась и потрепала малыша по волосам.
Директор многозначительно улыбнулся. Две мысли крутились у него в голове. Первая – устами младенца глаголет истина, а вторая – хоть бы чиновникам не пришла в голову такая мысль!

Автор — Михаил Загирняк