версия в журнале

– Это ещё что?
– Рапорт, сэр.
– Я вижу, что рапорт. Какого чёрта, спрашиваю.
– Дракон просит перевести его в проект «Странник 9».
– Вместо Ласточки?
– Нет, вместе с Ласточкой. Он утверждает, что это пойдёт на пользу проекту и эффективность исследований резко возрастёт.
– Что за бред? Проект индивидуальный. С какой стати нам прокладывать второй маршрут…
– Нет, сэр, Дракон предлагает себя в качестве дублирующей системы. Он пойдёт по одному маршруту с Ласточкой. Он утверждает, это повысит надёжность и точность результатов.
– Предполагаемая точность нас и так вполне устраивает. И бюджет не резиновый, отправку сразу двух аппаратов на Проксиму мы не потянем.
– Да, сэр. Меня только удивляет… знаете, Дракон всегда был слишком амбициозен для вторых ролей, он один из лучших, он сам подал заявление к нам и настаивал, чтоб его направили именно в «Странник 8», к звезде Барнарда, потому что туда ещё никто не летал, даже беcпилотники. А теперь просит перевода…
– Что вы хотите этим сказать?
– Наверно, у него есть какие-то веские основания…
– Бросьте. Какие могут быть основания? К тому же, кого я поставлю на его место? Подготовка идёт полным ходом, мы не можем срывать сроки проекта.
– Значит, отклонить, сэр?
– Да.

* * *

– Сэр, новый рапорт от Дракона.
– Опять? Чего он хочет на этот раз?
– Того же самого. Но на этот раз он упирает на психологический фактор. Утверждает, что одиночные полёты плохо сказываются на психике.
– Какой ещё психике? Он же машина!
– Прошу прощения, сэр, но он не вполне машина. Дракон – кибернетический организм, обладающий разумом. Несмотря на то, что согласно Брюссельской конвенции он несёт в себе не более двадцати пяти процентов органических тканей, всё же не корректно…
– Мне плевать, сколько у него там процентов! Это машина, собранная в нашем цеху. Пошли его к чёрту!
– Да, сэр. Но он отмечает, что, по последним исследованиям Тьюнинга, именно психологический фактор привёл к сбоям на предыдущих проектах.
– Тьюнинг – шарлатан, не имеющий никакого отношения к науке. Мы потеряли Тесея из-за ошибки в расчёте маршрута, он попал в гравитационное поле Сатурна. У Ариадны произошёл отказ навигационного оборудования, и она вернулась на Землю. Арго…
– Да, сэр, но все они слышали в космосе голоса.
– Космос полон голосов. Мы непрерывно треплемся на всех частотах.
– Да, но все они утверждают, что голоса обращаются к ним. Это пугает их.
– Я не пойму, этот Дракон, он что, боится голосов?
– У Дракона самые лучшие и самые стабильные показатели по всем тестам. Если бы он был человеком, то такого спокойного, уравновешенного и не подверженного всяким фобиям…
– Хватит. К чему вы клоните?
– Вряд ли он боится за себя, сэр.
– Тогда какого дьявола ему надо?
– Думаю, он переживает за Ласточку. Она едва-едва прошла по нормативам.
– Если Ласточка не соответствует, давайте переведём её на ближние полёты, у нас и тут работы навалом. Хоть на Венеру.
– Формально она соответствует. Ласточка рвётся к звёздам, сэр. И она очень просит не отстранять её, уверяет, что справится.
– Она просит? Наплодили тут, кибернетики… Этот хочет туда, эта сюда… Старые добрые автоматы были надёжнее.
– Но, сэр, в качестве исследователя ни одна машина не сравнится с человеческим разумом. В далёком космосе невозможно предусмотреть всего, а автоматы не способны принимать нестандартные решения. К тому же…
– Да, знаю… Дракону отказать.

* * *

– Новое сообщение от Дракона, сэр. Он говорит, что понимает сложности финансирования и готов отказаться по возвращении от пенсии и прочих социальных программ. К тому же уверяет, что результаты, которые будут получены в ходе исследований, покроют расходы и превзойдут все ожидания. Он приводит ряд выкладок, и, ознакомившись с ними, сэр, позвольте заметить, я думаю, что, возможно, действительно будет выгоднее отправить их в паре.
– Нет. Этот Дракон морочит нам голову.
версия в журнале

* * *

– Сэр, тут снова… Я, пожалуй, зачитаю дословно: «Я понимаю, что никакими разумными доводами вас не убедить, поэтому прошу просто по-человечески, позвольте нам отправиться вместе…»
– Достаточно! Он что, неврастеник? Вы же, кажется, говорили, что это самая уравновешенная из всех наших моделей.
– Так и есть. У него лучшие показатели и самый высокий исследовательский потенциал. За три года работы на Марсе он показал себя как лучший в серии, именно поэтому мы и отобрали его для программы освоения дальнего космоса.
– Вероятно, мы ошиблись. Но теперь уже поздно искать нового кандидата, старт через неделю. Правительство свернёт нам шею за срыв сроков.

* * *

– Сэр, Дракон…
– Опять?
– Он говорит, что отказывается лететь к звезде Барнарда. Либо он отправляется вместе с Ласточкой к Проксиме Центавра, либо вовсе никуда.
– Это что, ультиматум?!
– Похоже на то, сэр.
– Передайте ему… да, передайте, что если я услышу от него ещё хоть слово – оставлю на Земле… и разберу на запчасти!
– Да, сэр. Но не думаю, что это его остановит.
– Что?! Тогда передай – спишу в утиль обоих, и эту чёртову Ласточку тоже!
– Понял, сэр.
– Господи, никогда не думал, что буду угрожать машине.

* * *

– Какие у нас новости?
– Полёт проходит нормально, сэр. Ещё месяц до орбиты Юпитера Дракон и Ласточка пройдут вместе, потом разойдутся. Показатели у обоих в норме, уровень тревожности даже у Ласточки очень низкий. Все системы работают в штатном режиме.
– А что там с голосами?
– Они засекли сигналы невыясненной природы, но пока это их не слишком беспокоит.

* * *

– Сэр, с Ласточкой, похоже, проблемы.
– Что опять?
– Уровень тревожности очень высок и продолжает расти. Если так пойдёт и дальше, высок риск сбоя системы.
– Какого чёрта? Мне же говорили, что учли ошибки предыдущих проектов и на этот раз сбоя быть не должно.
– Да, сэр. Нам впервые удалось достичь пояса Койпера, раньше наши аппараты срезались ещё на внутренних орбитах.
– Что говорит сама Ласточка?
– Она уверяет, что справится, сэр, просит не отзывать её. Говорит, что этот полёт слишком много для неё значит.
– Каковы шансы на успех?
– Примерно пятьдесят на пятьдесят.
– Хорошо. Что с Драконом?
– Дракон идёт нормально, все показатели близки к оптимальным.
– Отлично! А как паниковал на Земле, а!
– Прошу прощения, сэр, но Дракон беспокоился не за себя.
– Вот и накаркал, чёрт бы его побрал!
версия в журнале

* * *

– Сэр, сообщение от Дракона.
– Да?
– Он просит отозвать Ласточку принудительно, говорит, она едва держится и всё время плачет.
– Плачет?
– У них выделенный канал, сейчас качество связи уже плохое, куда хуже, чем с центром, а примерно через год может вообще исчезнуть, слишком велико расстояние. Но пока они могут общаться.
– Да я не об этом. Она машина… как она может плакать? Что за чушь?
– Ей страшно, сэр.
– Страшно? Судя по вашим докладам, у Дракона тоже был сложный период, но сейчас он функционирует стабильно. Надо полагать, он справился со своими страхами. Возможно, и Ласточка справится.
– Сэр, если мы вернём её сейчас, то по крайней мере сохраним и сможем использовать в дальнейшем. Но если Ласточка запаникует, то мы можем её потерять совсем.
– Подождём ещё немного. Дадим этой Ласточке шанс.

* * *

– Сэр, у Ласточки проблемы. Почти полный отказ системы навигации, сбои в терморегуляция и жизнеобеспечении, связь с ней нерегулярна, сильные помехи.
– Возвращайте её.
– Мы не можем, сэр. Она отказывается возвращаться.
– Какого чёрта? Возвращайте принудительно.
– Не выходит, сэр. Вероятно, какой-то сбой системы… Последнее сообщение от неё: «Я вижу звёзды!», и я думаю… одну минуту, сэр, меня вызывают по другой линии… одну минуту…
– Что еще?
– Сэр… мы потеряли связь с Драконом.
– Что?! Вы же уверяли, что с ним полный порядок, никаких проблем!
– Да так и было. Похоже, он просто выключил связь.
– Какого дьявола?!
– Думаю, сэр, он полетел за Ласточкой.
версия в журнале

* * *

Звезды. Миллионы и миллионы крошечных точек, словно дыры в тяжелом бархатном пологе космоса, за которым горит свет. Стоит протянуть руку, отдёрнуть эту проеденную молью завесу и… Что скрывается там?
Нет, наверно, я просто схожу с ума.
Если закрыть глаза… если бы можно было закрыть глаза!
Если закрыть глаза, то можно вообразить, что плывешь по реке. Вода тёплая, почти неощутимая, несёт тебя словно бумажный кораблик…
Нет…
Если открыть глаза – можно вообразить, что ты дома, ещё совсем мальчишка, лежишь на лужайке на заднем дворе и смотришь в небеса. Родители давно спят, а ты осторожно выбрался в окно, прокрался, как настоящий герой, по карнизу и притаился за кустом жимолости. Лег тихонько навзничь. Земля холодная, уже успела остыть, но тебе всё равно… и мама, конечно, завтра будет ругать, увидев измазанную травяным соком рубашку. Пусть ругает!
Зато сейчас ты смотришь на звёзды! И нет больше ничего вокруг. Вселенная готова раскрыться и принять в свои объятья.
Небо чёрное-чёрное, такое огромное, что кружится голова.
Наверно, страшно потеряться в этом небе…
Не бойся, маленькая, я уже иду… я уже скоро.
…внизу, у реки, поют цикады…
Я уже иду!

* * *

– Сэр! Ласточка вышла на связь!
– Что? Какая ещё Ласточка?
– Ласточка! Помните, сэр, около восьми лет назад мы потеряли с ней связь?
– Да… припоминаю. Она вернулась?
– Нет, сэр. Она недалеко от Проксимы, подает сигнал SOS, просит выслать буксир, забрать её и Дракона.
– Он что, тоже там?
– Да, сэр. Ласточка говорит, что Дракон нашёл её, смог вытащить едва ли не с того света… Даже не представляю, как это ему удалось при неработающей связи!
– Вот же чёрт… А буксир им зачем? Ласточка не может лететь?
– Ласточка в порядке… ну, насколько это возможно. А Дракон посадил двигатель ускорением и бесконечными манёврами, сжёг всё топливо. Удивительно, как вообще не развалился на части! Я не думал, что наша техника способна на такое. При самом экономичном режиме систем жизнеобеспечения хватит лет на шесть, может, чуть больше.
– А потом?
– Потом… потом, сэр, мы тоже сможем вернуть Дракона на Землю, но только как аппарат.

 * * *

 – Сэр, Касатка просит перевести её третьей, в группу «Странник 12».
– Третьей? Чёрт бы их всех побрал! …переводите.
версия в журнале

Автор: Бакулина Екатерина

Бакулина Екатерина

Родилась в Москве, где и живет до сих пор. Закончила Московский педагогический государственный университет, художественно-графический факультет, по образованию — учитель рисования и черчения. Немного даже поработала в школе. Но основная ее специальность — компьютерная графика. Занималась спецэффектами для кино, рекламы, рисовала персонажей для 3D мультиков. Сейчас не работает, занимается дома с детьми. Писать пытается давно, с переменным успехом. Первая публикация состоялась в 2005, в журнале «Порог», потом ещё в газете «Просто фантастика», американском журнале «Я», но потом всё как-то заглохло. Теперь взялась за дело снова, из последних публикаций — «РБЖ-Азимут» (№ 25), пилотный номер «Астра-Нова»/«Меридиан», первый самостоятельный номер «Астра-Новы».