версия в журнале

Сигнал будильника. Старт. Синхронизация личного времени с общесистемным. Порождённая операция мануального отключения выполнена успешно. Открываю глаза. Полумрак. Плотно зашторенные окна. Первичная настройка видеопотока. Яркость. Контрастность. Инкрементальная подстройка системы с минимальным шагом сдвига входных параметров.

— Саша, вставай. Завтрак на столе, покорми кота. Я не успеваю, с утра в профком вызвали, а потом ещё одну лекцию в «окно» втиснули…

Идентификация голоса. Анна. Жена. Подтверждено. Подключение подходящей гаммы чувств на основании сохраненной в журнале аудита истории эмоциональных моделей. Ночь. Объятья. Любовь. Нежность. Системным переменным присвоены положительные значения. Лениво улыбаюсь, потягиваюсь — так не хочется вылезать из-под тёплого одеяла.

Выбор локации — старенький двуспальный диван в однокомнатной квартире на Вернадского или твёрдая узкая кушетка в рабочей комнате лаборатории института? Ожидание выбора.

Неожиданный входящий аудиопоток. Кот орёт. Операция выбора локации прервана, переход к точке входа в функцию — кормление домашних животных. Встать, поворот направо, шаг чуть под углом, чтобы не стукнуться коленом об тумбочку в коридоре, пять шагов вперёд, три — вправо. Спросонья шаркаю на кухню. Аня ещё не ушла, прихорашивается у зеркала — сплетает в тугую косу длинные чёрные, как смоль, волосы. В воздухе витает первая волна аромата её любимых духов. Агрессивно захватывающий, увлекающий запах. Останавливаюсь, чтобы поцеловать любимую. Операция приостановлена. Системное уведомление: приоритет объекта кот — установлен на максимуме. Орёт нестерпимо.

— Сейчас, Мурчик… кхм-кхм… — хриплю, — сейчас.

Оповещение по системе — необходима настройка речевой функции. Вспомогательный параметр для удачного разрешения процедуры голосовой отладки — вода. Но под рукой оказывается термочашка с горячим кофе, что оставила мне Аня. Запах волнующий. Делаю глоток — обжигающе терпкий, без сахара, как я люблю.

Фатальная ошибка в системе — пакет с кошачьим кормом пуст. Вывод экстренного сообщения из ресурсной базы:

— Аня?! Ты же вчера ходила в магазин, чего не купила «киске Вискас»?

Жена забегает на кухню, обнимает меня, ласково чмокает в шею, губы, нос. Стандартная процедура — порождение ответного синхронизированного потока.
— Придётся тебе поделиться с киской завтраком,— взглядом показывает на тарелку, из которой кот, лукаво щурясь, ворует сосиску.

— Ладно.

Соглашаюсь. Форсирование операции принятия пищи утром. Скорее сажусь за стол, а то мне ничего не достанется.

— Увидимся в лаборатории.

Запуск таймера обратного отсчета времени. До начала рабочего дня — тридцать семь минут сорок секунд. Надо торопиться. Наскоро доедаю омлет, делюсь с котом еще одной сосиской, он довольно хрустит ею под столом. Выпиваю залпом поостывший кофе. Старт параллельных потоков: зубная щетка, электробритва. Свитер, джинсы. Функция поиска пары носков — вернула отрицательный результат. Повторный запуск.

Фоновая проверка инвентаря пользователя: ключи, флеш-карты памяти, кошелек, паспорт, пропускной чип. Единый отклик системы по запрашиваемым параметрам — ОК. Выбегаю в промозглое январское утро.

— Доброе утро, Александр Иванович.

Идентификация голоса. Леночка. Секретарь. Подтверждено. Подключение подходящей гаммы чувств на основании сохраненной истории эмоциональных моделей. Корпоративный праздник, шампанское, цитрусовый аромат, шампанское, фоновый поток — громкая музыка, смех, запах хвои. Поцелуй, шампанское, поцелуй, поцелуй — приложение выполнило недопустимую операцию и будет закрыто. Стыдно? Чертовски. Скрытая системная ошибка.

— Доброго дня, Лена.

Опускаю глаза, системный параметр цвет кожи щёк по умолчанию установить в нейтрал. Ошибка, нет прав доступа. Повторная попытка блокирования красного тона — результат успешный. Вешаю куртку в шкаф, забираю со стола рабочий пад, надеваю за ухо «петельку» беспроводного канала связи и выхожу за дверь.

— Сашка, чего опаздываешь? Быстро дуй к нам в первый бокс!

Идентификация голоса абонента. Лёха Щеглов — «сэнэс». Дополнительная операция — загрузка системных констант по объекту. Окончание института, десять лет совместной работы в лаборатории над проектом «Алгоритмизация человеческой жизни», должностная иерархия — подчиненный, внерабочие отношения — друг.

— Уже бегу…

Фоновая компоновка готовых к выполнению функций: анализ результатов работы подопытного образца Ник-0, принятие ситуационных решений по образцу Ник-0. Общение с сыном…

Принудительное заполнение стека ассоциативной информацией. Загрузка приватного мем-кластера из хранилища. Сын. Никита. Рост один метр двадцать пять сантиметров. Худощавый. Глаза серые, волосы русые. Все говорят — похож на отца. Дата начала жизни — 12 октября 2020 года. Дата конца жизни — 28 января 2027 года… Ему еще не было семи…

А сейчас ему десять лет. Рост больше полутора метра. Стройный…

Если бы не Анна, я бы никогда не решился создать «Его». Воссоздать, запрограммировать и оживить… Благо, робототехника вышла на такой уровень, что внешнее сходство с прототипом достигается успешно, а вот вложить в искусственную оболочку «правильные» мозги — это и есть моя задача… Доктор Александр Иванович Дронов. Желаете сменить фамилию на Франкенштейн? Да/Нет? Сарказм. Ожидание ответа.

После смерти Ника Анна была сама не своя. Нелепость какая. И зимняя резина, и детское кресло, и все меры безопасности. Но нет… Никто не застрахован от скользкой трассы, сильного снегопада и пьяного водителя на встречной полосе. Ей повезло и не повезло в один и тот же миг… Исключающие друг друга связи. Жизнь и смерть. Она выжила, а он…

— Привет, чемпион, как дела?

Белый пластик голых стен. Никаких острых углов или тяжелых предметов. Модульная мебель. Анна ругается, что у нас тут психушка какая-то, а не современная кибер-лаборатория. Лёха с ней спорит, что именно так выглядели любые исследовательские помещения в первых фантастических фильмах двадцатого века. Old School.

Потрепав русые, сухие, как солома, волосы Ника, сажусь с ним рядом на скамью. Современного робота по физическим характеристикам никак не отличить от человека. Это называют — «дружелюбный интерфейс робототехники»: внешность, температура тела, искусственно воспроизводимые секреты желёз, даже блеск в глазах… Разве что некоторая «осторожность» в движениях и абсолютно правильное, прямолинейное мышление. Другое дело — искусственный интеллект, способность алгоритмизированного разума обрабатывать любую ветвь мысли без неразрешимых исключений. Уверен, что кто-то «свыше» всю жизнь умышленно вёл меня к разработкам в этой лаборатории. Таков был план! А потом случилась авария… Не хочу верить, что кто-то «свыше» так жестоко подстегнул меня к успеху. Но иначе не было бы у нас больше Никиты… У меня не было бы Анны, а у неё не было бы меня. Разбитое и не склеенное семейное счастье рассыпалось в пыль…

На паде Ника запущен сложный тест «999 головоломок и задач», пройден на девяносто девять процентов.

версия в журнале

— Сейчас, пап, не отвлекай, — уворачиваясь от объятий, он возвращается к работе.

Лёха нависает над столом, сложив руки на груди. Кажется, с возрастом ставшая необъятной форма его фигуры ещё больше раздувается под белым лабораторным халатом. Он кивает мне головой: «Давай, мол, отойдём».
— Слушаю, что у нас тут? — спрашиваю, а сам на рабочем паде запускаю эмуляцию прошедшей ночи.
— А вот что, — с довольной улыбкой Лёха скидывает мне отчёт. Запуск алгоритма расчета по входным параметрам, сравнительный перебор результатов, вывод общего решения в разрезе временного отрезка — сутки. Генерация прогноза в разрезе временного отрезка — месяц, год…

Удивленно хмыкаю. Это прорыв. Лёха хлопает меня по плечу.

— Да, сам видишь. Самообучаемые системы намного гибче и успешнее, чем наши с тобой закостенелые мозги, друг.
— То есть считаешь, что для достижения лучших результатов нужно брать входные данные для хранилища не из памяти взрослого человека, а запускать систему моделирования и наполнения базы с детства? Какой возраст оптимален, уже рассчитал?
— А то! Как раз с семи лет можно и начинать. Пошаговое порционное заполнение, постепенное увеличение нагрузочного коэффициента. За три года прогресс, как говорят, налицо, — он смотрит на сосредоточенного Ника. Тот насупил брови, облизывает губы, а пальцы так и порхают над падом, составляя единое целое из, казалось бы, несовместимых разрозненных элементов сложнейшей головоломки.— Временная память стабильно растет, постоянная память зафиксирована. Ник с каждым днём показывает всё лучшие и лучшие результаты. Он безошибочно проходит IQ тест уже на десять минут быстрее меня. Фиксируемая скорость ответных реакций и-нейронов имеет постоянный коэффициент роста. Никакого регресса.
— А может, это временный эффект, за которым последует «стадия затишья»?
— Не думаю.
— Ну не может же он вырасти исключительным гением?

— Знаешь ли, при таких первоначальных условиях, как вы с Анной, почему бы и нет?
— А при любых других… более-менее стандартных?
— Надо пробовать, но результат все равно должен быть на порядок выше. Знаешь, я бы поработал с еще одним образцом. Ник-1, возможно…
— То есть, считаешь, не стоит больше экспериментировать над алгоритмизацией жизненных процессов взрослого человека, слишком много вторичных связей и «хлам» в хранилище… Надо попробовать «растить» ИИ?
— Угу, как фиалки…— усмехается Лёха.
— Что?
— Знаешь, как разводят фиалки?
— Понятия не имею.
— Отщепляют здоровый молодой, но уже сформировавшийся листок от растения, кладут в питательную среду, то бишь воду, и потом он пускает корни. Вскоре вот вам новый красивый цветок.
— Ну, ясно, а потом пересаживаешь его в новый горшок.
— Да, над горшками придётся поразмыслить,— Лёха ехидно улыбается.
— И ты предлагаешь вот так расщеплять Ника? Нас прерывают.
— Привет, как у вас тут дела, мальчики?Входящий поток — сообщение от Ани. Защищенная операция с переменой Ник-0 — принятие решения о разглашении результатов. Ответ — «Ложь». Пока промолчу.— Все замечательно, — отвечаю,— заходи к нам в первый бокс.Делаю сигнал Лёхе, что пока этот разговор только между нами, как тут же в дверь вбегает Аня. Останавливается, делает глубокий вдох. Выдох. Осторожно, словно к драгоценному сокровищу, подсаживается к Нику. У неё на лице блаженство, щёки окрасил лёгкий румянец. Только бесцветные губы и глубокие морщинки в уголках глаз и на лбу выдают то, как изменила её красоту смерть сына. Сейчас в глазах Анны горит счастье. Мнимое, не настоящее — ведь Никита умер три года назад… Но мы больше никогда не вспоминаем об этом, слепая любовь матери делает искусственную жизнь — реальностью. Это её новый смысл жизни. Наш…

Ник уже закончил тест и любуется результатами. Проекции загадочных цветных фигур вертятся в воздухе над его падом.

— Папа, а когда у меня будут брать анализы?

Защищенная операция с переменой Ник-0 — принятие решения о разглашении результатов. Ответ — «Ложь».

— А что? — настороженно спрашиваю я. Лёха машет рукой, мол — «пока, увидимся позже», и уходит.
— Я бы хотел в цирк сходить,— продолжает Никита. — В Сети видел, что к нам приезжает канадский Cirque du Soleil *. Вот бы их вживую посмотреть.

Уровень эмоционального фона — применить шаблон раздражение. Ассоциативная связь. Загрузка мем-кластера из хранилища. Сериализация мыслеобразов. Чёрт, здесь не обошлось без Анны. Явно она ему ссылку подкинула. Сама мне на днях намекала, что хочет с Ником сходить. Но это слишком рано, небезопасно рано выходить с подопытным экземпляром на улицу. Постановка задачи — выстроить структурированный ответ без альтернативного выхода.

— Ну, сынок. Ты ведь сам отлично знаешь. Анализы у нас раз в месяц. Сегодня десятое число, ждать ещё двадцать один день. Затем проверка приживаемости клеток. Если результат положительный, то можно говорить о динамике в процессе достижения устойчивости реакции твоей иммунной системы против вируса. Если мы утверждаем это — то, вероятно, такой поход в цирк возможен, но если предыдущее утверждение ложно — нужно провести следующий цикл, начиная с точки вакцинации. Так что единственное подходящее решение — это посмотреть 3 Д-показ здесь, в зале для конференций института. Обещаю полный эффект присутствия и поп-корн…
— Если — то, если — то…— бурчит Ник, затем внезапно переходит на крик,— надоело! Я хочу жить как все, а не по заложенной вами программе.

Ветвь решающих правил алгоритмизации: зафиксировать отличный коэффициент иррациональной составляющей эмоциональной модели экземпляра. Сохранить в мем-кластер временной отрезок длительностью полчаса.

— Но, дорогой, папа уже тебе всё объяснил,— начинает кудахтать Анна. — Твоя иммунная система пострадала, и мы ищем специальную вакцину, чтобы…

Переход к альтернативной ветви алгоритма. Вынужденная ложь. Сообщать подопытным экземплярам о том, что они всего лишь ИИ — приводит к фатальной ошибке. Странно, что люди так легко верят в божественное сотворение или в теорию Дарвина. А добиться похожей безропотной веры в создателя у ИИ пока не удалось. Загружаемые в искусственный мозг параметры человеческого мышления рушатся, если убрать этот первый кирпичик, делающий жизнь настоящей. Парадокс.

Легенда о вирусе удерживает Ника в лаборатории. Так наши попытки объяснить производимые над ним тесты и опыты воспринимаются ИИ рационально. Но это не может длиться вечно. Сегодняшний всплеск тому доказательство. Надеюсь, мне удастся разрешить эту проблему и определить порог устойчивости к «правде».

Запуск процедуры эмпирического прогнозирования. Возможное развитие: переполнение стека, несинхронизированные функции, неразрешенные операции, неконтролируемые процессы, отказ всех систем. Достижение критической точки через тридцать пять секунд. Запуск таймера обратного отсчета времени.

— Мама, я хочу домой, хочу жить с вами, ходить в школу. Гулять на улице, а не строго в периметре внутреннего двора. Мне надоело общаться с друзьями только по Сети!

— Я понимаю, всё понимаю, родной. Но надо еще потерпеть…
— Сколько?!
— Не знаю…
— Зато я знаю. Знаю, зачем вы ставите опыты надо мной — вам это просто нравится, вы это специально делаете!

Анна плачет. Она не делает различий между требованиями, выставляемыми рациональным сознанием ИИ, и страданиями ребёнка.

Расчет альтернативного решения. Возможна стабилизация системы — вывод из уравнения одной переменной. Вероятность успешного завершения конфликтной процедуры — пятьдесят три процента. Процедура эмпирического прогнозирования завершилась успешно.

— Если ты не прекратишь — то никогда отсюда вообще не выйдешь! — заявляю громко и решительно. Ник в ярости сбрасывает со стола всю технику и забивается в угол. Анна осторожно, словно к дикому зверьку, подходит к нему, протягивая руку. Он отпихивает её ногой.

Достаточно! Я вытаскиваю Анну за дверь. Уходим в мой кабинет, садимся на диван, там Анна прижимается ко мне и тихо плачет.

— Ничего не получается, — шепчет. — Почему ничего не получается?!

Вопрос не корректен. Временная диаграмма прохождения учебных тестов фиксирует положительную динамику роста в развитии ИИ. Но такое произносить нельзя. Команда речевой функции — mute on.
— За что мне всё это, Господи… Саш, я не могу так больше. НЕ — МО — ГУ! — растягивая слова, всхлипывает она.

Перебор сета готовых ответов: «Мы справимся», «Нужно подождать», «Я найду решение», «Скоро всё переменится». Операция прервана.

— Ник прав. Если — то, если — то… Я тоже всё вижу. По твоим глазам. Это очень легко прочитать… Ты мыслишь операциями, функция, константами и динамическими переменными!

Прогнозируемая ответная реакция на входной поток данных с типом «Правда» вернула команду «отключить внешний звук». Не успеваю…

— Ты не живешь — ты действуешь по программе. Ты — человек, алгоритмизировавший жизнь, ты сам стал роботом, понимаешь? Не человек — искусственный интеллект.

Ошибка, ошибка в системе. Обращение к загрузочному кластеру памяти. Входящий запрос со строковым параметром. Вопрос: «Кто ты? Человек?». Отказано в доступе. Запуск параллельного алгоритма, фоновая пустышка расчета уравнения Дирака в представлении кватернионов. Запрос — максимальный объем динамической памяти предоставить этому процессу. Подтверждено. Мастер-режим шестнадцатеричных команд. Чтение результирующей выборки на вопрос «Кто?». Двоичная система. 0. Деление на ноль. Ошибка… Ошибка параллельного процесса… Отказ системы, недостаточно памяти… Stack overflow… Error…

Тишина. Долгая, мучительная. Мертвая…

версия в журнале

О том, что я есть, не знает никто. Никто — кроме Анны. Я есть. И я всё вижу, всё слышу — следовательно, существую. Я есть.

Тесная комнатушка с низким потолком на минус первом этаже лаборатории. Всё заставлено компьютерными блоками, мониторами. Один шаг — ты в кресле, другой — на узенькой кушетке. Стены опутаны трубками системы охлаждения, будто живу в клубке со змеями. В самом дальнем углу за перегородкой из пустых коробок — туалет, душевая кабина. Пакеты «биотоплива», как я называю быстрорастворимую пищу, Анна привозит раз в неделю. Так и видимся, вживую. Час за семь дней. Четыре часа в месяц. Сорок восемь в год… Смеёмся, она изменяет ИИ Александра Дронова с первоисточником. Ревниво замечаю, но в остальное время-то всё наоборот!

Я сам поставил над собой такой эксперимент, не спросив у них разрешения. Виноват? Да. Но не раскаиваюсь. Поздно. От того, пройду ли я его, зависит многое. В этом смысл будущего существования. Нашего будущего…

Подвал. Отсюда я могу контролировать всё. Наблюдать, подключившись к камерам слежения. Контролировать… Наблюдать… Я спрут, затаившийся в логове. До поры до времени. Выжидаю, слежу… Глубоко сижу, далеко гляжу… Привык уже за три года.

Обращаюсь по личной связи:

— Ань, зачем ты так? Вырубила мой незаменимый «Экземпляр номер два», мне теперь последние два часа восстанавливать вручную. Базу поднимать, индексы и связи перестраивать.

— Саша, сил моих больше нет. Устала, очень, — произносит она. Молчим.

— Ты думаешь, это я ему говорила? Это я к тебе обращалась! Или ты меня тоже не Слышишь?

— Да слышу я всё. Погоди немного. Мой ИИ отлично справляется с поставленной задачей, да и у Никитки удивительные результаты. Мне сегодня Лёха показал построенный прогноз. Вот первый цикл всех проверок пройдем и тогда его домой забрать можно будет — тебе как-никак веселее будет.
— Слышала я всё, о чем вы с Лёхой говорили. Этого Никиту я домой заберу, а ты здесь нового выращивать будешь… Из черенка, да?
— Да послушай ты! Скоро всё изменится. Когда тестовая поведенческая модель взрослого и детского ИИ будет полностью отлажена, я сразу с докладом на кафедру и потом… ух! Ты представляешь, что начнется?! Первый работоспособный ИИ в мире — полностью алгоритмизированный и структурированный мозг человека. Если все это увидят — то заказы, госзаказы, секретные, открытые — любые! Если нашу технологию запустят в производство — жизнь кардинально изменится. Для всех. Для всего человечества!
— Если — то. Старт. Переход по условию. Операция. Обратный цикл. Выход. Ты себя сам слышишь?
— Анюта, ну не надо так. Я ведь твой муж, я-то человек…

— Ты уверен?

Она встаёт, выключает в комнате свет и уходит, оставляя на диване кабинета доктора А. И. Дронова безжизненное тело «Экземпляра номер два» в зависшем состоянии.

Я один в кромешной темноте минус первого этажа. Мониторы перешли в режим ожидания, глядят на меня настороженными красными зрачками. Привычным фоном гудят кулера, работают компьютеры, высчитывают сотни тысяч ситуационных алгоритмов жизненных циклов. Мой. Анны. Никиты. Лёхи. А я не могу найти один единственный ответ на самый простой, по сути дела, вопрос: «Всё ещё человек ли я?».

Из личного дневника Александра Дронова:

20/01/2017 — Сегодня инициализировали первый подопытный образец. «Экземпляр ноль». Роботоболочка прибыла вчера вечером. Как-то непривычно находиться плечом к плечу с двойником. Зову его — Зиро, а Лёха называет Саб-Зиро. Посмеялся над этим, когда услышал. Кажется, в прошлой жизни это было, когда мы, ещё студентами, с ночи напролёт в МК** резались на приставках.

Заполнял базу загрузочных данных в течение года. Брал за основу данные Ани и Никиты. Ну и свои, конечно же. Много работал дома. По ночам. Потом переехал в подвал института. Обустроил себе «конуру» тут, потому что «терпеть выводок техники» в однокомнатной квартире Анька не хотела. Мем-кластеры памяти, эмоциональные модели, ситуационные решения. Вроде всё вложил. Посмотрим, как моя нулевая копия будет работать…

21/01/2017 — На удивление стабильный экземпляр получился. Ошибки памяти и потерянные решения возникают крайне редко. Отлично. Аня вообще-то не верит, что у нас всё получилось. А вот и зря! Завтра попробую вложить ему приоритетную задачу — разработку алгоритмизированного ИИ. Справится он лучше меня или нет? Интересно, чёрт возьми…

23/01/2017 — Нулевой экземпляр умер — да здравствует Первый экземпляр! С трудностями нужно справляться исключительно с помощью положительного настроения души и сердца. И с лёгкой головой… Недопустимая операция привела к полному обрушению базы знаний «Экземпляра Зиро». Он взял за основу, что ИИ программируется человеком. Человек — Бог. Но Бог не является Человек. Решил проверить или опровергнуть эту гипотезу на личном примере. Упс… Ничего. Ошибки исправим, построим обходные ветви алгоритма и вперёд за работу, товарищ Первый. Саб-Зиро теперь никчемная кукла, валяется в подвале лаборатории. Заменил его новым роботом-оболочкой, чтобы всё с чистого листа начать. Забавно, теперь у меня два клона!

28/01/2017 — Аня предлагает взять недельку отпуска. Съездить с Ником куда-то за город. Отдохнуть. Разве она не понимает, что сейчас не время?!

02/02/2017 — Синхронизировал все базы, установил последние обновления в электронный мозг «Экземпляра номер один». С Аней вчера чуть до развода не «договорились». Решено, поедем к родственникам в Никуличи, это под Рязанью. Экземпляр-1 перевёл работать в подвал, оставлю его на недельку вместо себя. Ввёл системную легенду: «Анна уехала с Никитой к родителям, а я остаюсь работать». Вот и посмотрим, как он тут самостоятельно будет трудиться. Интересно, кто-то заметит подмену?

04/04/2017 — Эта запись будет последней в твоем дневнике, любимый. Знаешь, бывают такие моменты, когда судьба словно испытывает тебя. Заводит в тупик, из которого не найти выхода. Никак. А голос свыше лукаво усмехается, спрашивает — как действовать будешь? А из такого сможешь выбраться?! И тут, главное, не растеряться, собрать волю в кулак и ответить. Так ответить, чтобы ясно стало — ты справишься с чем угодно! Кажется, сейчас именно такая ситуация. Труднее не бывает. Не было и уже, наверное, не будет. Выхода не вижу. Ничего не вижу. Ослепла от горя. Я хочу дать тебе, да главное — себе, дать одно обещание. Я выберусь, справлюсь. Продолжу твое дело. Иначе зачем всё это было?.. Твоя жизнь не останется бесследно потерянной. И пусть мне смертельно тяжело сейчас… потеряв и Ника… и тебя… Я смогу! Долго не могла понять — почему Господь оставил мне жизнь, забрав вас двоих… Но сейчас осознала, я пойду на всё, чтобы твою теорию воплотить в жизнь. В этом смысл жизни для меня.

И да, подмены никто, кроме меня, не заметил. Прощай…

версия в журнале

АвторСветлана Колесник

Девичья фамилия — Сологуб. Из Одессы, с солнечным приветом… (не путать с солнечным ударом). «Начинала писать в 5 лет, как, примерно, и все дети:) На самом деле, первую книгу о приключениях отважной кошки Кваси таки сочинила в довольно юном возрасте и сама нарисовала к ней картинки, гуашью. Мама с гордостью показывала ее всем друзьям и знакомым и, уверена, трепетно хранит это творение до сих пор. Стоит перечитать, я думаю. А если без шуток, то писать всерьез и фантастику (хотя разве фантастика — это всерьез?:) я начала в 2009 году. Мой первый рассказ пришелся на сетевой конкурс и занял там 2‑е место. Данное событие окрылило, вдохновило, и я решила продолжить. Теперь уже есть победы на самых серьезных конкурсах и публикации в сборниках». Окончила в 2003 году Одесский национальный политехнический университет, специальность — программист. Замужем за одесситом. Мама замечательной первоклассницы