Геннадий Николаев — Родился в Невьянске. Окончил Уральский электромеханический институт инженеров железнодорожного транспорта. Работал в Уральском отделении Всероссийского научно-исследовательского института железнодорожного транспорта (г. Екатеринбург). Прошел путь от младшего научного сотрудника до заместителя директора по научной работе. Кандидат технических наук, автор 83 научных трудов и 13 изобретений. Награжден знаком «Почетный железнодорожник». Увлекается историей, литературой. Член Российского союза писателей. Живет в Екатеринбурге

Фото автора

В декабре 2014 года Сеть взбудоражил документальный фильм «Чудо села Чусовое. Полигональная кладка на Урале». Согласно сценарию фильма,  в селе Чусовом Свердловской области сохранилось странное мегалитическое сооружение стена-пристань, сложенная по принципу полигональной кладки, нетипичной для России.

По одной из версий документалистов из Клуба путешественников «Достояние планеты», каменная стена в бывшей гавани Шайтанского завода была построена некой древней цивилизацией, т.е. досталась Демидовым в наследство.

В журнальном варианте можно прочитать здесь

Попытки объяснить некоторые исторические феномены деяниями древних высокоразвитых цивилизаций нередко свидетельствуют о недоработках исторической науки, о наличии белых пятен в краеведении. Поэтому в задачу нашей работы входил поиск новых, до сих пор неизвестных фактов, связанных с обустройством, реконструкцией и производственной деятельностью старинной гавани в селе Чусовом.

Рассмотрим кратко события, предшествующие исследуемому периоду.

Первый демидовский завод на Чусовой

Указ Петра I о передаче казенного Невьянского завода тульскому мастеру Никите Демидову был подписан 4 марта 1702 года. С этой даты начинается эра Демидовых на Урале. По указу предоставлялось право искать руды и строить новые заводы в Верхотурском уезде Пермской губернии. Были построены Шуралинский (1716), Быньговский (1718), Верхнетагильский (1716) заводы. Уже в 1720 году Урал (преимущественно демидовский) давал, по меньшей мере, две трети металла России.

Вопрос доставки продукции в центр  страны для Демидовых решался непросто. Основной транспортной магистралью была река Чусовая, а своих пристаней Демидовы не имели. Приходилось на паях пользоваться казенными: вначале Уткинской, затем Курьинской, что приводило к частым конфликтам, большей частью по вине демидовских приказчиков.

В 1721 году Акинфий, сын Никиты Демидова, предпринял смелый шаг – перегородил устье реки Шайтанки, притока Чусовой, плотиной длиной 120 сажен, высотой 4 и шириной 15 саженей (сажень – мера длины, равная 2,13 м. – Г.Н.). При плотине построил пильную мельницу (лесопилку) для постройки плоскодонных барок (коломенок). Со строительством завода Акинфий, однако, не спешил: возможно, были другие, более важные дела – шло строительство Нижнетагильского завода, который был введен в действие 25 декабря 1725 года.

Спустя два месяца после смерти отца Акинфий 27 января 1726 года обратился в Берг-коллегию за разрешением построить на Урале три завода, в том числе один на реке Шайтанке. Такое разрешение было получено уже 9 февраля, и 1 сентября 1727 года Шайтанский передельный завод, оборудованный двумя молотами, начал ковку железа из чугуна завода Верхнетагильского.

Шайтанский передельный был наиболее удалённым от центрального Невьянского завода: по зимней дороге – в 70 верстах, по летней – в 91 версте. По объему выпуска продукции (кричного железа) он занимал последнее место в Невьянской группе предприятий. Недостаток воды в заводском пруду не позволял значительно увеличить объем производства. Но только Шайтанский завод имел выход к Чусовой, что придавало ему особое значение среди других демидовских заводов. Его производственное значение определялось в большей степени пристанью, пильными мельницами и строительством коломенок, чем производством железа.

Старая гавань

Архивная находка

Изучение архивных документов позволило установить, что в мае, июне и июле 1816 года проводились масштабные ремонтные работы в старой гавани и осуществлялось строительство новой гавани при Шайтанском заводе.

В этот период завод уже не принадлежал Демидовым, а с 1769 года находился во владении одной из ветвей знаменитого предпринимательского рода Яковлевых. Иван Яковлев, сын основателя рода Саввы Яковлева, сформировал из принадлежащих ему предприятий Верх-Исетский горный округ. В его состав входили заводы: Верх-Исетский, Режевской, Верх-Нейвинский, Нейво-Рудянский, Верхнетагильский, Шайтанский, Уткинский, Сылвенский и Шуралинский. Главная контора округа находилась в Верх-Исетском заводе. Первым управляющим округом владелец назначил Григория Заверняева. Государственная Берг-коллегия 23 сентября 1798 года узаконила это объединение заводов. В 1801 году после смерти отца во владение округом вступил гвардии корнет Алексей Иванович Яковлев.

Упомянутый выше архивный документ (ГАСО. Ф. 72. Оп. 1. Д. 985) содержит переписку Шайтанской заводской конторы с Главным Верх-Исетским правлением об оплате произведенных работ по перестройке старой гавани и устройству новой. Для нас наиболее ценным является приводимый в переписке перечень выполненных работ. Наиболее полно он изложен в письме Шайтанской заводской конторы от 5 сентября 1816 года. Приводим его дословно с сохранением орфографии и пунктуации того времени.

«Ордером Главного Верх-Исетского заводского правления минувшего августа от 31-го за № 1515-м, требуемые ведомости находящимся людям при перестройке гаванских ворот, здешняя Шайтанская заводская контора выписывать за нужное не признает, перестройка же происходит не одних гаванских ворот, но всего при старой гавани шлюза, что ясно можно видеть из представленных в Главное Верх-Исетское правление документов.

В мае месяце (по рапорту надзирателя Тимофея Полякова).

Устройство новой гавани. За обсечку бутового камня, за относку земли, теску и битье свай. Вольным людям по 20-45 коп./в день; крепостным по 10-25 коп./в день. Итого вольным – 1335 руб. 67 коп., крепостным – 407 руб. 98 коп. Харчевых – 7 руб. 42 коп. За толчение и просев кирпича – вольным и крепостным – 10 руб. 5 коп. Кузнецам с работниками: за дело лопат, зубил, молотков, балод, оковку медведочных колес и копров – 27 руб. 15 коп.

Итого по рапорту за май 1788 руб. 28 коп.

В июне месяце (надзиратель Поляков). Находящимся при старой гавани свинок и выноски из оных земли – 543 руб. 17 коп.

По устройству новой гавани. За обсечку бутового камня, относку земли, за теску и битье свай, толчение и просев камня алебастрового и кирпича; кузнецам с работниками за дело железных лопат, молотков, балод, каел, наварку зубил к обсечке камня – итого 2640 руб. 60 коп.

В июле месяце.

По старой гавани. За перестройку свинок, битье копром свай, кладку лиственного бруса, настилку в воротах полу, за носку в свинки земли и разные при том работы – 941 руб. 7 коп. Кузнецам с работниками за дело скоб, костылей, ломов, баутов, балод – 17 руб. 31 коп. Итого – 958 руб. 38 коп.

Вид новой гавани с плотины

 

По новой гавани. За обсечку бутового камня, кладку стены, теску и битье свай, харч – 1071 руб. 66 коп. Кузнецам с работниками за дело новых и наварку старых инструментов – 5 руб. 91 коп. Итого – 1077 руб. 57 коп.».

Представленный документ дает прямой ответ на интересующие нас вопросы: документально точно определяет дату сооружения стены, её назначение и исполнителей. На его основании установлено, что обсечка бутового камня и кладка стены производились в мае-июле 1816 года заводскими и вольнонаемными работниками в процессе устройства новой гавани при Шайтанском заводе. За скупыми строчками перечня работ можно усмотреть элементы технологии сооружения стены. Но эти вопросы мы рассмотрим ниже, а пока продолжим изучение представленного документа, имеющего непосредственное отношение к нашей теме и являющегося интереснейшим образцом деловой «разборки» начала XIX века, одной из форм управления предприятиями горного округа.

Главное Верх-Исетское заводское правление 13 сентября 1816 года направило ордер приказчику Сылвенского завода Митрофану Янову, в котором поручило ему произвести ревизию выполненных работ по перестройке гавани на Шайтанском заводе. Руководство горным округом, озабоченное высокой суммой затрат, искало пути их снижения.

Результаты ревизии Янов доложил 28 сентября 1816 года.

Венчает «разборку» ордер Шайтанской заводской конторе № 1812 от 19 октября 1816 года. Ограничимся кратким изложением и частичным цитированием этого объемного документа.

«Из произведенного по ордеру сего правления сылвенских заводов прикащиком Яновым, по перестройке старой Гавани следствия значится: 1-е, как в особенную обязанность Янова входило составить ведомость, кто сколько дней при перестройке ворот помянутой гавани находился, по каким платам, что сделано, и какая нашто имянно сумма вышла или вытти должна, означая каждую часть своим делением; но таковой ведомости составить никак было неможно, потому что в книгах и документах подробно и делительно работ означаемо небыло, а вообще сказано у перестройки пристарой гавани свинок и ворот».

Далее в констатирующей части ордера-приказа отмечается, что «на выписку каждодневно раскомандировки людей по работам книги по Шайтанской канторе совсем не оказалось»; надзиратель Поляков «под предлогом слабости здоровья» доверял писать развод людей своему помощнику Махотину, «а дни отмечать ничево незначущему и незнающему мальчишке Дудареву»; «обнаружено, что Шайтанская кантора за работы при старой и новой гавани вытребовала денег больше нежели сколько действительно к выдаче принадлежало», «вытребовано излишне в мае 1000 и в июле 1000 руб.»; «плотинный Ермаков за всем довольствием при доме господском замечен был в пьяном виде, и ночевать часто в оный не приходилъ».

В постановляющей части Шайтанской заводской конторе предписывается: «соблюдая непреложным правилом впредь в отметных книгах каждодневно точнейше означать против каждого имяни, кто при какой работе находился, отнюдь не попуская того безпорядка ни в малейшем случае, каков при перестройке гавани произошел»; «раскомандировочная книга за шнуром и печатью правления присемъ посылается»; «вновь определенному надзирателю Усольцеву строжайше подтвердить, дабы он вверенную должность исправлял с крепкою прилежностью»; «много ли не выдано за работы при старой гавани денег в Августе и Сентябре бывшие, и кому имянно, доставить особую ведомость с приложением основательного щета, во что вся перестройка той гавани стала»; «о пьянстве плотинного Ермакова, не ночевании в квартире и прочем его поведении, учиня наистрожайшее изследование представить на дальнейшее разсмотрение и решение правления.

Октября 19 дня 1816 года

Подписано: Григорий Зотов, правитель дел Владимир Медведев, канторщик Иван Попов».

Особая ценность обнаруженных архивных материалов состоит еще и в том, что они показали причастность к перестройке старой гавани и строительству новой при Шайтанском заводе Григория Федотовича Зотова, выдающегося персонажа уральской истории. Выявление этой связи – важный результат нашей работы. Такое дорогостоящее сооружение, как каменная стена, могло быть построено только по решению управляющего Верх-Исетскими заводами – Г.Ф. Зотова. Поэтому с полным основанием эту стену можно считать его детищем.

В краткой статье невозможно дать развернутую информацию о жизни и деятельности Г.Ф. Зотова. Эти факты достаточно полно изложены в исторической, художественной и сетевой литературе. Отметим лишь основные вехи его биографии.

Камень Шайтан. Два века назад рядом с ним стояла кузница

Родился Зотов в 1775 году в Шуралинском заводе, происходил из рода крепостных приказчиков. Рано освоил тонкости заводского дела. Благодаря большим способностям быстро выдвинулся и получил должность поверенного Ивана Яковлева в губернском городе Перми. После образования Верх-Исетского горного округа был переведен на Верх-Исетский завод, и уже на документах, датированных 1800 годом, мы встречаем подпись Зотова рядом с подписью управляющего Заверняева. В 1801 году после смерти отца наследник Алексей Иванович Яковлев назначил Зотова управляющим Верх-Исетским горным округом. В этой должности Григорий Федотович проработал более двадцати лет, и, благодаря его управленческому таланту, это был период модернизации и расцвета вверенных ему заводов. Важнейшим достижением Г.Ф. Зотова явилось освоение производства на Верх-Исетском и Сылвенском заводах знаменитого кровельного железа, которое без всякой покраски «по сто лет на крыше стояло».

Триумфом Г.Ф. Зотова обернулся визит в Екатеринбург Александра I в сентябре 1824 года. Восхищенный состоянием Верх-Исетского завода и заводской больницы, император полтора часа беседовал с Григорием Федотовичем. Своими впечатлениями царь немедленно поделился в письме императрице: «В первый раз в жизни я встретил мужика с таким светлым умом и опытностью во всех отраслях горного искусства».

Таков светлый период жизни Г.Ф. Зотова. Но был и заключительный темный период. Получив вольную и Кыштымские заводы в свое управление, в погоне за прибылью Зотов превратился в «кыштымского зверя» и был сослан в финский город Кексгольм.

В нашем исследовании мы соприкоснулись с деятельностью Зотова-созидателя, когда поднятая им волна модернизации и нового строительства докатилась до Шайтанского завода и проявилась в проектах перестройки старой и строительства новой гавани.

Неопровержимые доказательства

Может возникнуть вопрос: где располагалась новая гавань и является ли стена, указанная в архивных документах, той, что сохранилась до нашего времени?

Исчерпывающие ответы на эти вопросы дает обнаруженный автором план Шайтанского завода 1825 года (ГАСО. Ф. 72. Оп. 1. Д. 5865).

Дословное название документа: «План сочиненный по Указу Пермского Горного Правления по 1-му Департаменту от 13 ноября прошлого 1824 года № 11601-м Его Высокоблагородия Господина Гвардии корнета и кавалера Алексея Ивановича Яковлева Шайтанского Завода заводскому действию расположению фабрик и других строений».

Расшифровка буквенных обозначений на плане (литер) дана в «Изъяснении» (экспликации). Эта расшифровка приводится ниже.

План Шайтанского завода, 1825 г.

Обозначения: A – плотина; B – вешняшный прорез; C – сливной мост; D – каменная стена для второй гавани; E – кричный прорез; F – ларь и колодцы; G – водопроводные фанталы (водоводы. – Г.Н.); H – второй сливной мост; I – магазины для товаров; K – гавань; L – ворота в гавань; N – лесопильная фабрика; O – слесарная и плотничная; P – кричная фабрика; Z — кузница; T – магазин для снастей; V – перемычка, отделяющая гавань от реки Чусовой; X – гвоздильная; W – господский дом; S – конюшенный двор; A – обрубъ на другой стороне Чусовой.

Итак, найдено то, что мы так упорно искали. Стена на плане по своему расположению точно совпадает с ныне существующей каменной кладкой. Её длина в масштабе – 40 саженей (85 м). Стена не упиралась в тело плотины, а отстояла от неё на длину сливного моста (около 20 м). Она предназначалась для второй гавани и была сложена «нерешительно», т.е. неокончательно (по Далю).

Новая и старая гавани не соединялись между собой. Канал имел открытый выход в Чусовую, ворота для подпора воды и выпуска барок не были построены. Приведенное на плане название прореза «вешняшный» однозначно, не оставляя места для других версий, говорит о его назначении. В связи с прекращением строительства новой гавани второй прорез и канал использовали лишь как вешняк для сброса из пруда паводковой воды, а каменная стена играла роль подпорной стенки, предохраняющей правый берег канала от размыва.

Позднее через канал были перекинуты два моста. Один из них в устье канала дожил до нашего времени, второй – недалеко от середины – был разрушен. Огромные бревна, которые в наши дни перегораживают канал в этом месте – не остатки упавшего шлюза, а остатки того самого моста.

Строительство второй гавани не было завершено, скорей всего, по финансовым причинам. Как следует из приведенной выше переписки Шайтанской заводской конторы с Главным Верх-Исетским заводским правлением, в старой гавани пришлось производить перестройку не только гаванских ворот, но «всего при старой гавани шлюза».

В результате весь проект оказался весьма дорогостоящим: «Шайтанская контора доношениями требовала отпуску денег на выдачу за работы при старой и новой гавани, производимые в мае, июне, июле месяцах, 7492 руб. 47 коп.». Однако эта сумма затрат является далеко не полной. В неё не входит неизвестная нам доля расходов на заготовку гранитных блоков в каменоломне, их обработку и доставку в Шайтанку. Можно уверенно сказать, что эта доля затрат является решающей и может многократно превышать указанную выше сумму.

Масштабная реконструкция пристанского хозяйства и строительство дорогостоящей новой гавани были объективно востребованы экономической ситуацией.

Шайтанская пристань обслуживала три горных округа (Верх-Исетский, Невьянский, Суксунский) и являлась крупной верфью для постройки традиционных плоскодонных барок – коломенок. В первой половине XIX века производство черных металлов на Урале продолжало расти, причем экспорт составлял в начале 1800-х годов одну треть выпускаемой продукции. Главной статьей экспорта было листовое кровельное железо, которое завоевало рынки Франции, Испании, Англии и даже Америки. Растущее производство предъявляло новые, повышенные требования к транспортной инфраструктуре. Поэтому строительство дополнительной, новой гавани было подготовлено экономическими предпосылками.

Что касается конкретного исполнения новой гавани с затратной каменной стенкой, то здесь, скорей всего, проявились личностные качества управляющего Г.Ф. Зотова. Он строил не просто хорошо, а с нарочитой роскошью, ставил перед собой большие задачи и достигал их. Однако случались и просчеты.

Завершение стройки, возможно, было отложено «до поры», а позднее и вовсе заменено альтернативным вариантом. Поэтому каменную стену в нынешнем селе Чусовом можно в дополнение к «зотовской канаве» назвать «зотовской стеной», как еще одно его незавершенное строительство.

Рассматриваемый план дает четкий перечень и точное расположение всех служб Шайтанского завода по состоянию на 1825 год. Производственный комплекс в составе кричной и лесопильной фабрик, а также «ветхого здания плющильной фабрики» располагался вблизи кричного (рабочего) прореза. От него по системе ларей и водопроводных «фанталов» вода поступала на водобойные колеса и приводила в действие механизмы фабрик. К лесопилке примыкала слесарная и плотничная мастерская. Возле камня Шайтан находилась кузница, а неподалеку от неё – склад караванных пеньковых снастей.

Вблизи причалов старой гавани располагались три «магазина» (амбара), в которых хранилась продукция заводов, предназначенная для отправки в караванах. В гавани в осенний и зимний период сооружались коломенки, там же они загружались еще до вскрытия реки ото льда. Весной при подъеме воды в Чусовой гавань заполнялась водой из пруда через рабочий прорез. Подача воды регулировалась задвижками, предусмотренными в конструкции прореза. Коломенки всплывали и через ворота выводились на речной простор.

Гвоздильная мастерская для ковки гвоздей с применением вододействуемых и ручных молотов размещалась на перемычке, отделяющей гавань от Чусовой.

Между старой гаванью и каналом находился господский дом. Расстояние между усадьбой и каменной стеной составляло всего 8 саженей (17 метров). Дом был двухэтажный, из круглого леса, и имел на фасаде, обращенном на юг, по десять окон на каждом этаже. Рядом с домом располагался флигель, в котором находились стряпчая для прислуги и амбары для хранения продовольственных припасов. Между домом и флигелем был внутренний огороженный двор с двумя воротами, обращенными на юг и на север. На первом этаже дома помещались заводская контора и «людские покои».

Конюшенный двор находился по другую сторону канала на площадке перед горкой.

На правом берегу Чусовой, у кромки воды, было построено сооружение из четырехугольных венцов брёвен, именуемое на плане «обруб». Впечатляет длина сооружения – 162 сажени (340 м). Здесь, как указано на плане, находилась Невьянская пристань. Здесь же на берегу строились коломенки для Невьянского каравана. Через проём в обрубе их сталкивали по стапелям на воду после вскрытия реки и причаливали к обрубу, где нагружали продукцией Невьянского завода.

Конфигурация старой гавани не сохранилась такой, какой она изображена на плане. После 1825 года площадь гавани была увеличена примерно на 20% за счет дополнительно отрытого бассейна между перемычкой и господским домом.

Благоустроенная Шайтанская гавань, одна из немногих на Чусовой, справно служила еще три десятилетия после постройки Горнозаводской железной дороги. С неё ежегодно отправлялись до 20 судов с железом только Сылвинского завода.

Техника строительства новой гавани

Как отмечалось выше, возможно, по задумке лично Г.Ф. Зотова каменная стена в селе Чусовом так разительно отличается качеством кладки от сооружений на других чусовских пристанях. Второй причиной, наверняка, явилось наличие уже осуществленных к тому времени аналогов. Богатая фантазия путешественников из «Достояния планеты» унесла их к знаменитым мегалитическим сооружениям неизвестных цивилизаций в Мексике, Перу, Ливане и Египте. В то же время существует близкий аналог стены в родном отечестве – гранитные набережные Санкт-Петербурга.

Облицовка берегов Большой Невы гранитом началась по указу Екатерины II с Дворцовой набережной в 1763 году. Накопленный полувековой опыт обработки гранита и его укладки в стены набережных Санкт-Петербурга, без сомнения, был известен на Урале и в полной мере мог быть применен при строительстве стены в новой гавани.

Вид на Шайтанский пруд и плотину с Ильинской горки

Можно с высокой степенью вероятности предположить, что заготовка гранитных блоков для Чусовской стены производилась на территории заводской дачи Верх-Исетского горного округа. Во-первых, это диктуется экономическими соображениями. Во-вторых, блоки, уложенные в стену, разного размера. Значит, гранитные заготовки не выламывались из массива стандартными блоками, а получались в результате разборки расслоенных выходов гранита. Именно такие месторождения гранита были типичными на территории Верх-Исетского округа, так как заводская дача охватывала большую часть Верх-Исетского гранитного массива, изобилующего гранитными останцами.

В начале XIX века в относительной близости от Екатеринбурга существовали две наиболее крупные разработки гранита: Шарташская и Исетская. Кроме названных месторождений, нельзя исключить возможность добычи гранита для Чусовской стены в окрестностях Верх-Нейвинского или Режевского заводов и доставки гранитных блоков на Чусовую кратчайшим путем – по почти прямому Шайтанскому тракту. Однако это только предположения, и ещё предстоит установить точное место заготовки блоков и способ их транспортировки.

Вернемся к документально подтвержденным фактам. Согласно представленному выше письму Шайтанской конторы от 5 сентября 1816 года при строительстве новой гавани в течение трех месяцев производились обсечка бутового камня, относка земли, теска и битье свай. Эти работы, как элементы технологии строительства стены, нуждаются в пояснении.

Блоки, доставленные на строительную площадку, без сомнения, обрабатывались в каменоломне, так как нерационально перевозить за десятки верст излишний груз. Следовательно, обсечка камня на месте строительства могла означать только подгонку и подрезку блоков по месту. После этой операции промаркированный камень был «согласован» с соседними нестандартными блоками и полностью готов для установки.

Правый берег Чусовой. Здесь находилась Невьянская пристань

Отметим, что местными кузнецами изготавливался весь набор необходимых инструментов и приспособлений: молотки, зубила «к обсечке камня»; «бауты» (железные болты); «медведочные колеса» (небольшие, крепко окованные колёса, применяемые в устройствах для перемещения больших тяжестей); «балды» (ручные «бабы» для забивки свай); костыли, ломы и др.

Такое сооружение, как массивная каменная стена высотой 3-4 метра, не могло бы простоять два века в экстремальных условиях без надежного основания. Строительные технологии XVIII-XIX веков решали задачу обеспечения устойчивости каменных сооружений путем забивки в их основание деревянных свай. Приемы старинных мастеров хорошо изучены при ремонтах петербургских набережных и описаны в литературе.

Гавань на Чусовой – не Дворцовая набережная в столице империи. Поэтому едва ли данная технология применялась полностью в нашем случае, скорей всего, использовался более упрощенный её вариант. Но это не меняет трактовку записи «относка земли, теска и битье свай» и наш вывод о наличии под каменной стенкой свайного основания.

Наконец, осмысление еще одной операции в перечне работ по новой гавани – «толчение и просев кирпича» в мае, «толчение и просев камня алебастрового и кирпича» в июне – привело нас к неожиданному выводу.

Изучение источников показало, что еще со времен Древнего Рима строители вводили в известковый раствор «цемянку» – толченый кирпич для увеличения прочности и атмосфероустойчивости кладочного раствора.

Из всего сказанного следует вполне обоснованный вывод: кладка Чусовской стены производилась с применением связующего известкового раствора с добавлением в него гипса и толченого кирпича. Гранитные блоки для этой стены не обладали идеальными поверхностями, между ними образовывались щели. Это требовало постоянного выравнивания рядов, что достигалось за счет толщины раствора.

Может возникнуть вопрос: почему сейчас между камнями кладки не видно раствора? По данным старожилов, в конце 70-х годов прошлого столетия плотину промыло на «вешняшнем» прорезе. Наполненный до краев вешними водами пруд обрушился через промоину в канал, подвергнув стену серьезному испытанию. В основном она устояла, хотя и была частично разрушена. За два столетия существования стены уральский климат и удары стихии разрушили сравнительно нестойкий известковый кладочный раствор между плитами, во всяком случае, в доступной для рассмотрения части.

Таким образом, в этом сооружении нет ничего необычного. Каменная стенка в новой гавани построена на основе строительных технологий, хорошо известных в начале XIX века.

Автор выражает благодарность Главе Чусовской сельской администрации В.Н. Полякову и заведующей школьным музеем села Чусового  Г.П. Баглаевой за содействие в выполнении данной работы.